Каббалистическая астрология :: Часть 2 — ЗНАКИ ЗОДИАКА Часть 6

0
253
Глава 9
СТРЕЛЕЦ
Аналитический канал из астрального тела в ментальное
 
Перед тем, как писать автобиографию, советую некоторое время пожить. 
Мы переходим к изучению канала, который играет в жизни человека (и 
человечества) гораздо большую роль, чем принято думать в современной культуре. 
Приступая к его описанию, автор чувствует как резкое сопротивление со стороны 
“физиков” — той части человечества, которая уверенно предпочитает ментальное 
тело астральному, так и сильное недовольство со стороны остальной его части, 
“лириков”, которые, наоборот, решительно ориентированы на астральное тело.
Стрелец трансформирует плоды астральных медитаций в почву и фундаментальную 
энергию ментального тела. Человеку с сильными Близнецами последняя фраза может 
показаться малопонятной и крайне неубедительной. Разве для мышления не 
достаточно потока событий? Разве происходящие во внешней (или, на худой конец, 
внутренней) жизни события не служат основной пищей для размышлений, то есть 
ментальных медитаций, и не снабжают последние необходимой энергией?
На первый взгляд, возразить здесь трудно, а если и найдутся контраргументы, то 
не слишком внятные, какие-то, что-ли аморфные... но послушаем все же “лириков”, 
то есть людей астрально-ориентированных: что они думают по этому поводу?
“Лирики” делят мысли и рассуждения на “сухие” и “живые”, причем что именно 
такое эта “живая” (или “мокрая”?) мысль, а тем более логическая цепочка, 
остается совершенно непонятным. С точки зрения “лирики” факт сам по себе еще 
ничего не значит: важно в первую очередь эмоциональное отношение к нему 
человека, а мышление вообще имеет второстепенную роль — но, с другой стороны, 
оно зачем-то существует, и если математическая точность и логичность не 
являются критериями истины, то неужели ими могут быть эмоции, а если да, то 
какие именно? На такие вопросы “лирики” отвечают обычно глухим рычанием 
(включая, очевидно, канал Льва), но твердо стоят на своем: мысль, ментальный 
образ и конструкция, созданные на основе события, по природе своей сухи и 
безжизненны, эти миражи в пустыне, способные лишь на мгновение очаровать 
усталого путника - с тем, чтобы через минуту растаять, не дав ему ни воды, ни 
пищи, ни ночлега.
Достаточно почитать вечернюю газету, выходящую в другом городе (а лучше - в 
чужой стране), для того, чтобы почувствовать известную основательность такой 
позиции. Но и резкая астральная акцентуация не делает жизнь полной и 
значительной. Читателю знакомо выражение “бесплодные эмоции”? А состояние никак 
не кончающейся чем-то осмысленным эмоциональной бури или просто средней 
астральной непогоды:
 “... Дышал
Ненастный ветер. Мрачный вал
Плескал на пристань, ропща пени,
И бьясь о гладкие ступени,
Как челобитчик у дверей
Ему не внемлющих судей.”
А. Пушкин
В глубине души человек ждет от астральной медитации чего-то большего, нежели 
просто астральных и (через Льва) эфирных ощущений, какими бы экзистенциальными 
они ни казались, и это что-то и есть результат работы канала Стрельца, 
превращающего лучшие (иногда худшие) плоды эмоциональной жизни в основу будущей 
ментальной деятельности, или, выражаясь более поэтично, зреющей мысли.
- Как можно так говорить! - возмущенно воскликнет “лирик”-теоретик, - эмоция 
важна как таковая, и нет у нее ни целей, ни, извините, “плодов”! Она ценна сама 
по себе как единственное по-настоящему экзистенциальное переживание социального 
индивида!
Ментально-ориентированный критик также останется недовольным, но по совсем 
другой причине: он считает, что мысль есть высшее достижение человека разумного,
 а еще выше стоит его способность отделять мышление от эмоций, делая его 
объективным, логичным и не зависящим от сиюминутных чувств и переживаний.
Оба приведенные суждения по-своему справедливы, но отражают скорее астральную и 
ментальную акцентуацию в видении человека, чем желание совместить в единой 
картине оба тела; ниже автор делает попытку такого синтеза.
 
* * *
Необходимо различать мышление само по себе и мышление в жизни конкретного 
человека, то есть определенную медитацию его ментального тела. Мысль сама по 
себе свободна как птица (или, правильнее сказать, столь же несвободна), но 
человек в своей жизни довольно сильно ограничен как рамками своего мышления, 
так и его предметом. Например, внешние обстоятельства часто требуют немедленной 
ментальной реакции - это не только необходимость отвечать на вопрос учителя, но 
и быстрый анализ дорожной ситуации при переходе улицы. В любом остром положении 
думать о посторонних вещах не получается, а мышление идет иногда удивительно 
ясно. Яркий пример такого рода - ощущения человека в минуту смертельной 
опасности, когда в считанные секунды перед ним может пролететь вся его жизнь.
Таким образом, становится ясно, что свобода мышления в большой степени 
иллюзорна - по крайней мере в отношении сюжетов ментальных медитаций, которые 
поставляются из ментального тела потоком Близнецов. Есть, однако, и вторая 
часть мышления - это его почва, на которой растут деревья и кусты ментальных 
медитаций, то есть материал и базисная энергия ментальной жизни. Что же это 
такое и откуда они берутся?
Ментальная почва определяет стиль и характер ментальных интерпретаций 
каузального потока; это в первую очередь освоенные и используемые человеком 
символические системы и его специфически-личное их наполнение. Например, все 
люди пользуются такой символической системой, как родной язык, но используют 
узкий его срез, причем наполняют многие слова своими личностными значениями и 
оттенками смысла, и часто для того, чтобы хорошо понять человека, нужно выучить 
этот его персональный диалект, который он, часто не осознавая этого, создал и в 
его рамках мыслит и разговаривает.
Огромную роль в создании таких “персональных” символических систем играет (хотя 
по идее они ориентированы на ментальный план) астральное тело и его посылки, 
транслируемые Стрельцом. Эти процессы практически не осознаются человеком и о 
них он может судить лишь по косвенным признакам. Вот некоторые примеры.
Каждый человек, учащий иностранный язык, обращает внимание на тот странный факт,
 что одни слова запоминаются легко и быстро, а другие не желают оставаться в 
памяти, сколько их не повторяй. С чем связано это странное сопротивление? 
Специалист по реинкарнациям дает одно объяснение, психоаналитик - другое, но в 
любом случае ясно, что наше подсознание имеет определенные предубеждения, 
обладающие большой и почти эмоциональной энергией, направленной против 
некоторых слов и выражений - достаточно вспомнить свою досаду, когда нужная 
ученная-переученная лексическая единица никак не желает всплывать в сознании.
И, конечно, то же самое имеет место и в отношении родного языка - одни его 
слова человек употребляет часто и охотно, другие - редко и с трудом, причем 
наделяя нестандартными оттенками смысла, а третьих избегает категорически, так 
что они никогда не приходят ему на ум. И если кто-то начинает использовать 
непривычную или, хуже того, антипатичную человеку лексику, последний чувствует 
к нему необъяснимую, но очень отчетливую неприязнь, и общение между ними будет 
долгое время сильно затруднено, если вообще возможно. Проблема взаимопонимания 
заключается не только и не столько в согласовании значений слов, сколько во 
взаимном постижении ментальных символических систем партнеров, а это гораздо 
труднее - прежде всего потому, что эти персональные символические системы, как 
правило, почти не осознаются, имея в то же время полную власть над восприятием 
человека. Казалось бы, что тут трудного - даже иностранный язык можно выучить, 
почему же иногда так трудно воспринять чужой персональный диалект своего же 
родного языка? С этой проблемой постоянно сталкиваются члены неблагополучных 
семей, где партнеры, зная друг друга иногда десятки лет, умудряются так и не 
увидеть, что одни и те же фразы воспринимаются тем, кто их произносит и тем, 
кому они адресованы, совершенно по-разному - именно по причине расхождения 
персональных диалектов, то есть личных символических систем. Почему же их так 
трудно согласовать? Нежелание одного человека понимать другого часто имеет не 
наивно-эгоистические (если адекватно воспринять слова жены, придется срочно 
идти в булочную), а существенно более глубокие структурно-семантические корни: 
если позволит чужим знакам и значениям войти в мою символическую систему, она 
может треснуть, оказавшись несостоятельной, и тогда ее придется переделывать 
заново, а это трудно и может привести к непредсказуемым последствиям! Ведь если 
некоторое значение имеется в моем персональном диалекте, то оно может в любую 
минуту всплыть из подсознания, в чем последнее часто вовсе не заинтересовано.
В конечном счете символические системы создаются подсознанием в точном 
соответствии с тем, что человеку сущностно важно, или, другими словами, в 
расчете на то, что его в самом деле волнует, вызывая эмоциональный отклик. 
Очень трудно, почти невозможно, запомнить иностранное слово, значение которого 
вас совершенно не интересует — это значит, что вам жаль для него каузальной 
энергии. Но для того, чтобы слово вошло в персональный, то есть стало членом 
самого активного словарного запаса, обретя неповторимое звучание и смысловые 
оттенки (коннотация), свойственные только данному человеку, нужна гораздо более 
плотная энергия — астральная, то есть это слово (точнее, его индивидуальное 
значение) должно человека сильно волновать, так, чтобы у подсознания появились 
серьезные основания для его включения в персональную символическую систему.
Таким образом, персональные диалекты и другие личные символические системы 
создаются из базисной материи и фундаментальной энергии ментального тела, 
принесенных потоком Стрельца и имеющих отчетливый привкус своего астрального 
происхождения. Именно поэтому настоящие писатели и пророки, то есть люди, 
несущие этносу и человечеству в целом весть и волю соответствующих эгрегоров, 
прежде всего бывают озабочены выработкой сильного, экзистенциально и 
эмоционально насыщенного личного языка — ибо уже имеющиеся всегда затерты 
массовой эксплуатацией, и Божественное слово на них не прозвучит. Сложность 
здесь заключается, кроме всего прочего, в том, чтобы соблюсти известный баланс: 
слишком оригинальная, хотя бы в самом деле необычайно могущественная 
символическая система может оказаться понятной одному лишь ее автору, к 
великому ущербу для прочего населения земного шара.
Другой пример персональной символической системы дают сновидения. В них мы 
видим очень интересный и своеобразный феномен мышления с ограниченным (по 
сравнению с бодрствованием) участием сознания: многие механизмы, тщательно 
закамуфлированные и подавленные дневным сознанием, становятся значительно более 
свободными ночью, во сне.
В принципе механизм сновидений тот же, что и дневных ментальных медитаций: 
потоком Близнецов из каузального тела заносятся их семена, которые прорастают 
на почве, поставляемой Стрельцом из астрального. Но все же некоторые сны лучше 
толковать по Фрейду, некоторые по соннику, а в некоторых происходит духовное 
или практическое обучение - в чем же разница между ними?
Говоря о снах, Зигмунд Фрейд часто подчеркивал их значение как исполнителей 
подсознательных желаний: точнее, видимо, говорить о завершении начатых 
медитаций, в том числе астральных, ментальных и каузальных, которые в 
бодрствующем состоянии не окончились и в том или ином виде были вытеснены в 
подсознание, но не отрелаксировались, и во сне созданные ими напряжения 
получают естественное разрешение - в наше время нередко в виде кошмаров.
Нередко в снах проигрываются возможные сюжеты из будущего - так, как человек 
его подсознательно воспринимает и планирует, но истинные откровения в их 
первозданной чистоте могут воспринимать только люди, имеющие прямой канал к 
соответствующему эгрегору, который иногда пользуется сном человека для 
трансляции “вещего”, или “тонкого” сна, но каждый раз отчетливо обозначает 
человеку сеанс прямой связи так, что у последнего не остается сомнений в 
происхождении и значении сна. Если же этого нет, то шансы угадать будущее, 
интерпретируя сны, не выше и не ниже, чем при использовании каких-либо иных 
методов, например, годовой карты (гороскопа на солнечную революцию) или 
кофейной гуще.
Для нас, однако, важно другое: у человека (и человечества) есть настоятельная 
потребность в интерпретации, то есть в том или ином понимании своих снов и 
“снов наяву” — грез, мечтаний, поэтических вдохновений и отчаяний. Смутное 
влечение к мрачным пророчествам апокалиптического толка, которое временами 
ощущают многие люди (и коллективы) есть не что иное, как стремление облечь в 
слова, оформить и тем самым ограничить силу разрушительных и хаотических 
тенденций, скапливающихся у них в подсознании, а особенно в низших, 
неосознаваемых областях ментального тела.
Таким образом, мы приходим к пониманию второй основной функции мышления: кроме 
обработки поступающей извне и сверху (из более тонких тел) информации, оно 
упорядочивает и эволюционно развивает само ментальное тело, и в первую очередь 
— низшую хаотическую ментальную энергию и примитивную ментальную материю, 
приносимые потоком Стрельца. Что же это такое?
В положительном варианте это сила, стоящая за словами бывалого, много 
пережившего человека, научившегося в трудных ситуациях владеть собой, в 
частности, не расплескивать энергию астральных медитаций в окружающее 
пространство, а собирать их могучие плоды и отправлять в канал Стрельца. Слова 
такого человека, даже простые и негромкие, звучат с удивительной силой, 
внушающей всеобщее уважение. Это скрытая энергия поэтических строк, 
заставляющая прислушаться даже людей, далеких от поэзии, и, конечно, песен — и 
не только мощь боевых, но и скорбь трагических, и обаяние лирических — всюду, 
где эмоции являются основой подтекста, можно подозревать сильное влияние 
стрельцовских трансляций, превращающих астральный опыт в нечто по сравнению с 
ним высшее и утонченное — зреющую мысль, ждущую воплощения в слова или образы.
В отрицательном варианте ментальная первоматерия и первоэнергия, приносимые 
Стрельцом, выходят наружу в неуправляемом виде, создавая сильные ментальные 
стрессы (нечто вроде короткого умопомешательства), малоуправляемые и несущие 
разрушительные последствия: вверх — через Козерога в каузальное тело, и вниз — 
через Рака в астральное. Иногда это происходит настолько быстро, что человек не 
замечает стрельцовской трансляции и последующей ментальной мини-катастрофы: ему 
кажется, что вслед за эмоцией идет немедленное действие (поступок) или ее 
лавинообразное усиление. В действительности же импульс из астрального тела в 
каузальное, как правило, попадает через ментальное, но промежуточная ментальная 
медитация осознается далеко не всегда и не полностью. Так, механизм “тихой” 
паники обусловлен недостаточным контролем ментального тела над приносимым в 
него Стрельцом информационно-энергетическим потоком, то есть невозможностью 
ассимилировать и адаптировать поступающую из астрального тела почву и 
фундаментальную энергию: когда ум не справляется с вызревающим внутри него 
давлением (с отчетливым эмоциональным и алогичным, даже иррациональным 
привкусом), он становится в большой тупик — и в канал Рака поступает буквально 
лавина ментальных остатков, часто не готовых к трансформации в приемлемые для 
астрального тела свет и семена, что усугубляет астральную ситуацию, и через 
короткое время она приносит обильные отравленные плоды для канала Стрельца; 
если в этот процесс не вмешиваться извне, сверху или снизу, возникает 
лавинообразно нарастающая отрицательная астрально-ментальная медитация, которая 
может распространиться и на каузальное и эфирное тела, а затем захватить 
буддхиальное, и физическое. Именно здесь, в Стрельце, находится ключевой момент 
пуска истерик, народных бунтов и революций, и заключается он в резком включении 
канала при неспособности ментального тела справиться с появляющимися в его 
глубине могучими хаотическими тенденциями.
И это действительно далеко не просто. Каждый человек сталкивался в своей жизни 
с тяжелыми ситуациями, когда зреющие внутри него чувства и стремления не 
находят адекватного — или вовсе никакого — выражения, и в первую очередь потому,
 что он не владеет нужным для этого ментальным языком. Понять самого себя это 
совсем не то, что понять что-то, идущее извне, скажем, проинтерпретировать 
событие: в первом случае человек имеет дело с актуальной внутренней реальностью,
 от которой невозможно отмахнуться: даже будучи вытеснена в подсознание, она 
давит на него с неослабевающей силой, требуя выхода в виде осмысления и 
интерпретации в рамках символической системы, хуже или лучше организующей 
внутреннюю хаотическую энергию.
Особенно отчетливо эти состояния выражены у больших коллективов и целых народов,
 перенесших тяжкие испытания и бедствия. Синдром “потерянного поколения”, 
вернувшегося с очередной братоубийственной войны и не находящего места и смысла 
в последующей мирной жизни, есть не что иное, как неспособность найти 
ментальное оправдание случившемуся с ним, или, говоря на языке каббалистической 
астрологии, отсутствие символической системы, которая оказалась бы способной 
укротить и организовать огромные по силе и мощности низшие пласты ментального 
тела этноса, образовавшиеся в результате стрельцовской трансформации горьких 
плодов его отрицательных астральных медитаций, то есть эмоционально пережитых 
лишений и бед. Если в послевоенный период не находится достаточно крупного 
писателя, художника, скульптора, на худой конец поэта-песенника, который дает 
пути оформления безымянных последствий народной муки (но и радости тоже — 
например, радость единения, самоотречения и прямого эмоционального восприятия 
соборной души этноса), то огромная энергия вытесняется в коллективное 
подсознание и прорывается наружу в виде дикарского поклонения на скорую руку 
сколоченному идолу — герою простейшего (обычно угодного послевоенным властям) 
мифа, ментально убогого, но как-то все же выполняющего возложенную на него роль 
укрощения опасной стихии: 
 “Но порой вы не боль, а тщеславье храните,
Золоченые буквы на черном граните.”
А. Галич
Величайшее заблуждение думать, что роль писателя сводится к описанию (в изящных,
 но доступных писателю формах) окружающей жизни; в действительности главная его 
задача заключается в том, чтобы помочь читателю и эпохе обрести слова и образы 
для выражения того, что является их неизреченным, подспудным содержанием и 
силой, и в первую очередь эта задача решается именно на ментальном плане — с 
тем, чтобы подниматься выше: талантливая книга становится событием, открывающим 
народу его внутреннее напряжение, могущество и слабости, что меняет его систему 
ценностей и главные сюжеты развития, а в конечном счете продвигает по пути 
реализации его миссии. Сказанное вовсе не означает, что настоящий писатель 
должен быть популярен: главное, чтобы его книги помогали навести порядок в 
эгрегоре, которому они посвящены (например, этническом); тогда их с большой 
пользой для себя прочтут люди, регулирующие основные каналы связи с этим 
эгрегором, и этого окажется совершенно достаточно и для эгрегора, и для народа, 
и для писателя.
Все сказанное относится и ко внутренней жизни человека: пережитые эмоциональные 
медитации, особенно глубокие и связанные с трагическими или, по крайней мере, 
дисгармоничными, выбивающими из колеи событиями, должны быть со временем как-то 
осмыслены, причем часть для этого у человека не хватает средств: в первую 
очередь, адекватного ментального языка, способного организовать глубинное 
напряжение и ментальные праформы, привнесенные каналом Стрельца. Страданиями 
наш мир буквально переполнен, но кроме чисто негативного и деструктивного 
воздействия, правильно пережитые эмоции, даже отрицательные, приносят Стрельцу 
свои ценнейшие плоды, и не следует думать, что единственная их ценность это 
открывающаяся человеку возможность понимания и сопереживания другим несчастным 
и страждущим. В действительности плоды астральных медитаций становятся почвой, 
на которой идут все ментальные медитации, а это совсем не так мало: на них 
зиждется как на фундаменте вся энергетика тонкого шельта (то есть совокупности 
всех трех тел: каузального, буддхиального и атманического). Если ментальная 
почва слаба, то она не удержит сильной каузальной медитации, то есть человек 
окажется не в силах ничего толком сделать; если она отравлена, она способна 
постепенно отравить и весь тонкий шельт и обезобразить цветок миссии человека.
Здесь мы переходим к следующему, чрезвычайно актуальному вопросу: о 
трансформирующих возможностях канала Стрельца. Ментальную почву обычно 
характеризуют как определенное качество ума (ср. классификацию умов у Ф. 
Ларошфуко), например, ум бывает светский, ловкий, изворотливый, комбинаторный, 
конструктивный, восторженный, критический, негативный, деструктивный, 
озлобленный, охлажденный, нигилистический, тупой и т.д. Не следует, однако, 
путать силу ума, определяемую толщиной и энергетикой почвы ментального тела, с 
его характеристиками, так или иначе связанными с эволюционным уровнем. Например,
 понятие “широкий ум” подразумевает ментальное тело на уровне манипуры, “ясный 
ум” — на анахате, а “практический” — на сахасраре как подплане. Однако все это 
вполне может сопутствовать как слабому, так и сильному уму, и последнее 
обстоятельство во многом определяется интенсивностью и качеством работы 
Стрельца. Например, “ограниченный ум”, то есть свадхистханное мышление, 
подобное парнику, выращивающему вполне определенные овощи и не пропускающему 
сквозь свои стекла никаких чужеродных энергий, может быть очень сильным — это, 
например, логика колуна, понимающего два состояния полена: целое и расколотое, 
и противопоставить ей что-либо может быть практически невозможно. Таким образом,
 сила ума и ментальных медитаций определяется не столько их эволюционным 
уровнем, сколько толщиной ментальной почвы, так что иногда совсем не умного 
человека никак не удается ни переубедить, ни даже “сбить с толку”, то есть 
вывести за рамки привычного ментального восприятия, именно потому, что знает он,
 в сущности, только одну вещь, но знает ее зато очень твердо.
Ментальная почва бывает разной: мягкой и твердой, влажной и сухой, с большим и 
меньшим содержанием, супесей, глин, песков и всевозможных микроэлементов, и 
тощий суглинок резко отличается от жирного чернозема. В тропических и 
субтропических землях растут высокие пальмы и толстые лианы учености, на 
Крайнем Севере с трудом пробиваются ягель и карликовые березки стандартных 
бытовых рассуждений и комментариев, наподобие разговора, который мы можем 
услышать на автобусной остановке:
- Гад он, тебе говорю.
- Не гад вовсе, а паразит.
- Ну паразит, так паразит, а все-таки еще и гад.
- Нет, не гад.
Однако главнейшее свойство ментальной почвы это ее доброкачественность, ибо 
если она отравлена, то таковыми же оказываются и все растения, на ней 
произрастающие. Пропитанный язвительностью или нигилизмом ум не способен 
произвести на свет ничего, кроме вариации этих двух качеств, и потому по сути 
вампиричен и разрушителен, и этим отличается от здравого критического ума, 
стремящегося вычленить недостатки и гнилые места ради высветления и очищения 
критикуемого объекта или явления. Разница здесь, казалось бы, в акцентах, 
минимальном различии в положении точки сборки, но она принципиальна. Никто не 
станет спорить с тем, что младенцы много кричат и какают совсем не вовремя, но 
ни одной матери не придет в голову на этом основании отказать им в праве на 
существование - чем, однако, подсознательно (а то и сознательно) грешат многие 
мужчины с материнским комплексом, особенно из числа тех, кому в детстве 
досталась доминирующая родительница, постоянно вменявшая мальчику в вину 
трудности, выпавшие на ее долю в результате его рождения. Подобное воспитание 
не только формирует соответствующие жизненные позиции (например: “ребенок до 
гроба виноват перед матерью” или “нет ничего ужаснее грудного младенца”), но и 
отравляет почву ментального тела мальчика: обильные плоды отрицательных 
эмоциональных медитаций матери направляются ею в его стрельцовский канал (что 
становится возможным в минуту их эмпатической близости), в результате чего 
ребенок обретает мощные пласты отравленной ментальной почвы, с которыми обычно 
не в состоянии справиться ни в отрочестве, ни в юности, ни даже зачастую в 
зрелые годы. И тогда самые лучшие, светлые и радостные события, приносящие в 
ментальное тело через канал Близнецов небесный свет и первосортные семена 
ментальных растений, быстро чахнут или вызывают к жизни угрюмо-недовольные 
комментарии вроде: “Ну и что с того?” или “Все это хорошо, но посмотрим, во что 
оно выльется впоследствии”, - и в результате эмоциональной радости от потока 
событий человек не получает никогда.
Избавиться от отравления ментальной почвы чрезвычайно трудно; в этом, кстати 
говоря, коренятся сложности лечения многих хронических болезней: полное 
излечение недуга, затронувшего ментальное тело (а длительные заболевания, как 
правило, таковы), требует очищения ментальной почвы в соответствующем больному 
органу месте ментального тела, то есть фактически перемены и оздоровления 
некоторого стиля мышления, а это совсем не то, к чему стремится современный 
человек. И хотя каждое тело имеет большие резервы для самоочищения, все же 
больная и отравленная ментальная почва, участвуя в процессе ментального 
биоценоза, несет отравленные плоды через Козерога вверх в каузальное тело и 
через Рака вниз в астральное, так что лучше побеспокоиться об ее оздоровлении 
заранее.
Насколько это возможно? Трансформирующие способности Стрельца не уступают 
скорпионьим: можно пережить самые тяжелые и горькие эмоциональные состояния и 
совершенно не озлобиться ментально, а бывает и наоборот: человек, астрально 
благополучный и первоначально добрый, постепенно вырабатывает 
озлобленно-нигилистическое мышление, и совершенно не понятно, откуда оно 
берется. Однако чаще всего человек не обращает внимания на скрытые в 
стрельцовском канале возможности очищения (а также загрязнения) 
информационно-энергетического потока, превращающегося в ментальную почву, и 
считает вполне естественным, что тяжелые эмоциональные переживания озлобляют 
или делают неустойчивым ум, а спокойная жизнь, наоборот, способствует 
рассудительности и здравомыслию. Такого рода наблюдения по большей части 
несправедливы, так как слишком много зависит от конкретных обстоятельств: 
планет в Стрельце, их аспектов и уровня проработки канала, и автор переходит к 
соответствующим описаниям.
* * *
На первом уровне проработки Стрельца человек о нем не задумывается и чаще всего 
склонен отрицать его существование независимо от своей ориентации: ментальной 
или астральной.
Астрально-ориентированный человек вообще не придает особого значения ментальным 
медитациям и энергиям (“Все это, видите ль, слова, слова, слова...”) и менее 
всего его заботит почва, на которой они происходят, и влияние на нее ее эмоций; 
в какой-то степени его могут интересовать трансляции Рака как ментальные 
предпосылки его последующих эмоциональных медитаций, но не эффекты Стрельца.
Наоборот, ментально-ориентированный индивид на первом уровне считает, что его 
мышление совершенно не зависит от эмоций, и при сильном Стрельце постоянно 
занимается своеобразной ментальной подтасовкой, искусственными и натянутыми 
логическими рассуждениями, оправдывая эмоционально желанные для него 
умозаключения и выводы. Сюда же относится и специфически женская логика под 
девизом: “Не по хорошу мил, а по милу хорош” - здесь “хорош” означает 
“ментально одобряем”, а “мил” - “эмоционально приятен и любим”.
Так или иначе, этот человек не верит в поток Стрельца и не признает 
существенным их влияния на себя - и потому его мышление практически полностью 
идет в стиле его эмоционального настроя, с возможными искажениями, 
обусловленными характером самого стрельцовского канала (на них укажут планеты в 
Стрельце и их аспекты). Другими словами, мышление такого человека по существу 
определяется эмоциональной жизнью (точнее, ее наиболее субъективно важной 
частью), хотя по форме оно может обслуживать самые разнообразные его нужды, 
например, реагируя на текущие события и как-то их моделируя. Однако последнее 
“как-то” определяется именно его эмоциональной реакцией и эмоциональным фоном в 
целом. Например, если человек находится в плохом настроении, то его реакция на 
любое предложение или вопрос будет негативно-деструктивной, и ему придется 
сделать специальное ментальное усилие над собой, чтобы не получилось явного 
абсурда, если предложение очевидно конструктивное, а вопрос осмыслен и уместен. 
Наоборот, в часы хорошего настроения его ум будет приветливо-благодушным и 
склонным согласиться с рассуждениями, которые явно этого не заслуживают.
Этому человеку трудно понять самого себя, увидеть свои основные противоречия и 
внутренних врагов, ибо он не понимает даже того, что у него есть такая проблема.
 Его осознаваемый внутренний мир скорее всего небогат и напоминает морену на 
краю ледника: каменные глыбы это исполненные желания, ледяная основа - 
намеченные к исполнению.
Именно здесь, на первом уровне проработки Стрельца, коренятся основы эгоизма, 
жестокости и какой-то неестественной тупости (“бабья дурость”) как 
психологической защиты: стрельцовские трансляции создают столь грубую 
ментальную почву, что вырастающее на ней растение часто практически не связано 
с исходными эмоциональными переживаниями, так что, например, выводы, которые 
человек делает из своих горьких разочарований, совершенно поражают окружающих: 
последние умолкают и думают, стараясь не показать своих мыслей на лице: “Ну, 
хоть кол на голове теши...”
Фраза: “Что со мной происходит?” имеет два смысла: внешний и внутренний, но 
этому человеку понятен лишь первый. И только когда он поймет, что есть и второй,
 который к тому же имеет для него лично большое значение, он получает ключ к 
переходу на следующий уровень.
На втором уровне проработки Стрельца человек понимает очень важную для себя 
истину: его чувства, по крайней мере субъективно наиболее важные, незаметно 
влияют на его мышление, и порой довольно существенно. Здесь нет прямой связи, 
поскольку в ментальное тело попадают плоды, то есть косвенные результаты 
астрального биоценоза, становясь притом почвой, то есть материалом для будущих 
ментальных конструкций, так что ничего определенного о характере этого влияния 
человек сказать пока не может, но в общем начинает его ощущать. В чем же оно 
выражается?
Прежде всего, в разном звучании и значимости - как внешней, так и внутренней - 
одних и тех же слов, выражений и образов в зависимости от эмоционального опыта 
человека. Но то, чтобы его слова имеют вес только если он когда-то чувственно 
пережил точно ту ситуацию, которую пытается описать или прокомментировать, но 
по крайней мере близкий, похожий опыт у него должен иметься - иначе, чувствует 
человек, его слова повисают в воздухе, не звучат, не имеют силы. Поэтому для 
него приобретают некоторую ценность все эмоциональные переживания, с которыми 
он может “справиться”, то есть прожить так, чтобы впоследствии не было за себя 
стыдно: не впасть во внутреннюю и тем более внешнюю истерику, но удержаться на 
определенном уровне самообладания и твердости. Тогда через некоторое время он 
почувствует, что может говорить о пережитом (и близких темах) со значительно 
большим эффектом и уверенностью, нежели раньше, и соответствующие его слова 
покажутся и ему и окружающим серьезными и значительными. Все это человек 
осознает, впрочем, довольно смутно и до конца в себе не уверен, особенно когда 
эмоциональные волны начинают захлестывать его с головой, но тем не менее он 
втайне или полуосознанно прислушивается к своим астральным медитациям не только 
с точки зрения их эфирного эффекта (который дает глубину переживания), но и с 
точки зрения подспудного усиления своего ментального тела, хотя чаще всего не 
может выразить в словах, что именно с ним происходит.
Это уровень добросовестного писателя-середнячка, который старательно изучает 
жизненный материал методом погружения в него - надолго идет работать на завод 
перед написанием романа о металлургах или отправляется поваром с геологической 
экспедицией для того, чтобы потом написать один-единственный, но, что 
называется, достоверный рассказ, и читатель, особенно геолог, охотно его 
прочитает: это будет не поверхностный очерк (типично близнецовский жанр), а 
медленный подъем из гущи жизни крупной мозговой кости.
Такой человек, слегка причесав свое астральное тело и научившись более-менее 
справляться со своими эмоциями, вполне может стать индивидуальным или даже 
групповым манипулятором, чувствуя, как нужно слегка подкорректировать чужую 
эмоциональную медитацию так, чтобы она принесла нужные ему ментальные плоды - 
например, посеяла в человеке или в коллективе глубокую неуверенность в себе, 
комплекс вины или обиды и т. п. - все это именно как ментальную почву, а это 
тем более опасно, что вырастающие на ней растения конкретных мыслей и 
рассуждений человек (и коллектив) воспринимает как безусловно свои и потому 
полностью им доверяет - ведь они пришли к нему из глубины, осмыслением его 
собственных переживаний, а не подсказаны со стороны. В конструктивном варианте 
этот человек может существенно усилить свою ментальную почву и оздоровить ее - 
н помочь в этом окружающим ему пока трудно, так как он слишком плохо разобрался 
в соответствующих процессах и видит их слишком общо и интуитивно, даже если ему 
не мешает скепсис и чрезмерная астральная или, наоборот, ментальная ориентация, 
что на этом уровне еще, как правило, не преодолевается.
На третьем уровне проработки Стрельца человек снова обнаруживает для себя много 
нового и интересного и значительно меняет представления о мире о себе.
Прежде всего, у него кардинально меняются акценты значимости потоков Близнецов 
и Стрельца: теперь человек чувствует, что наиболее существенным в его мышлении, 
то есть его фундаментом, служит не повод, а конкретный смысл, вырастающий из 
близнецовских семян, а глубинное содержание (стрельцовская почва). Это означает,
 что операциональность ума, то есть его способность справляться с 
моделированием каузального потока и адекватно с социальной точки зрения 
участвовать в информационном обмене с окружающей средой, становится вторичной 
по отношению к качеству, то есть глубине, силе и персональной адекватности 
мышления, или, другими словами, его способности оформлять глубинные энергии 
ментального тела в удовлетворительные для самого человека конструкции. 
Практически это означает, что человек постигает скрытый источник умственной 
энергии внутри себя и учится направлять ее на конструктивные цели, причем 
каковы эти цели, часто подсказывают не жизненные события, а результаты 
эмоциональных медитаций. Он постигает свою ответственность за ментальное 
выражение своих чувств - пусть не в разгаре страстей, а после того, как они 
отчасти улягутся, - и это ощущается как внутренняя необходимость: человек 
чувствует, что он обязательно должен с собой разбираться и постигать зреющие в 
нем первоначально аморфные мыслительные блоки, а иначе они оформляются без его 
сознательного присмотра в нечто мощное и совершенно дикое, справиться с чем 
будет очень трудно. Ментальный невроз и хронические отрицательные ментальные 
медитации - бич современности, но его корни заключены вовсе не только в 
возрастании ритма жизни и напряженности информационного потока, но в первую 
очередь в недостаточном присмотре за стрельцовским потоком, создающем пагубную 
почву для ума, но только на третьем уровне человек это осознает и учится 
трансформировать самые ядовитые астральные плоды в доброкачественную 
ментальность, с удивлением обнаруживая (когда научился), что это совсем даже 
несложно, не сложнее, чем решение аналогичных проблем на уровне Весов или 
Скорпиона. Как можно научиться выполнять тяжелую и неудобную физическую работу 
и не особенно уставать, или переносить тяжелые лишения, не озлобляясь 
эмоционально, точно так же совершенно естественно (кажется человеку на третьем 
уровне проработки Стрельца) не создавать себе предпосылок для негативного 
мышления даже в трудных эмоциональных положениях. А кто не умеет - пусть 
попробует!
На этом уровне у человека часто пробуждается острая жажда самовыражения в слове,
 стихе или песне - и если он хотя бы немного поработает над формой и сумеет 
избежать грубых корявостей, то выйдет у него самобытно и оригинально, так что 
узкий круг знакомых превратится в почитателей таланта, идущего “от земли” - так 
начинают ярко индивидуальные дарования, но для того, чтобы состояться, им нужно 
освоить не только лично свой, но также и коллективный поток Стрельца - тогда 
они сумеют найти ментальные формы для выражения созревшего общего чувства и 
настроения и смогут стать популярными писателями, исполнителями своих или чужих 
песен и т.д. Сюда же, к групповому Стрельцу, тянут свои лапы профессиональные 
политики, умеющие тонко чувствовать народные эмоции и держаться на плаву многие 
годы, в то время как политические дилетанты и временщики больше заботятся о 
Козероге - ну да Бог с ними, оставим до следующей главы.
На четвертом уровне проработки Стрельца человек чувствует его трансляции 
настолько хорошо, что начинает ощущать его аналитичность, то есть способность 
превращать плоды каждой эмоциональной медитации в почву для всего ментального 
тела, и учатся регулировать ее состав и энергетику прямо по ходу трансформации 
в самом канале.
Это высокий уровень владения собой, который, например, означает косвенное, но 
очень эффективное управление желательными и нежелательными медитациями: не 
сверху (из Близнецов), и не горизонтально (обмены с ментальным планом), а снизу,
 удобрением или, наоборот, обеднением почвы в соответствующих областях 
ментального тела. В переводе на обычный язык это значит приблизительно 
следующее.
Хорошо, если мысли бегут в нужном направлении сами по себе, а человеку остается 
только слегка присматривать за их движением, подобно вознице, управляющему 
послушной тройкой лошадей. Это означает, кроме всего прочего, что для 
ментальной медитации имеется хорошая почва, на которой естественно вырастает 
требуемое дерево или куст. Если же почва скудна, то дерево чахнет, то есть 
лошади замедляют свой бег, теряют согласование, косят глаза в сторону и 
перестают слушаться вожжей и кнута возницы: мысли человека начинают скакать по 
разным направлениям, медитация рвется, и лишь сильнейшим напряжением воли 
удается, скрутив ей шею, направить ее куда следует - но все равно получается 
плохо. Любой человек, который пытался без вдохновения писать стихи на заказ или 
зубрить непонятный и нужный лишь для экзамена материал, хорошо знает подобные 
ощущения, вызванные скудостью ментальной почвы и ее неспособностью вырастить из 
сколь угодно прекрасных семян хоть что-нибудь путное. Человек на четвертом 
уровне умеет избегать подобных неприятностей, регулируя почвенный состав 
ментального тела путем его стрельцовского обогащения, причем пользуется при 
этом не специально вызываемыми эмоциями, а теми, которые в данный момент 
происходят, как положительными, так и негативными, напряженными, 
дисгармоничными и т.д. - все они превращаются у него в источник силы для нужных 
ему ментальных медитаций, и результаты иногда превосходят все ожидания как 
самого человека, так и социума: на этом уровне работают большие писатели, поэты,
 художники и композиторы, а также крупные политики и организаторы, 
материализующие в ментальных и более высоких формах плоды длительных 
эмоциональных медитаций целых народов, тем самым смягчая нравы и вовремя 
предупреждая своей работой бунты, хаос и кровопролитие, совершенно неизбежные в 
ее отсутствие.
* * *
Сильный Стрелец делает речи человека более весомыми, или, по крайней мере, 
пылкими, чем ему самому кажется; ими он производит большое впечатление на 
окружающих, чем склонен бессознательно или сознательно пользоваться, редко 
отдавая себе отчет в том, как он выглядит со стороны. Он кажется искренним; в 
действительности он искренен не больше, чем сильный Водолей или Рыбы, но 
хорошее, серьезное мнение о себе зарабатывает с гораздо меньшим трудом; как ему 
это удается, никто, в том числе и он сам, объяснить не может.
В зависимости от аспектов планет в Стрельце и темперамента в целом, можно 
выделить два почти противоположных типа сильных Стрельцов: жизнерадостные и 
тяжело-мрачные, но у этих типов есть и общие качества: например, 
выразительность и непробиваемость. Ментальному давлению сильного Стрельца, 
выражено оно в строго логической или образной форме, очень трудно что-либо 
противопоставить, и хочется не спорить с ним, а быстро согласиться - тогда он 
(даже мрачный тип) блеснет ослепительной улыбкой, которая заставит вас на 
мгновение забыть уязвленную гордость и горечь поражения. Впрочем, расставшись с 
ним, вы через некоторое время приходите в себя, и его чары (белая, равно черная 
магия прямого обаяния) рассеиваются, и вы можете почувствовать сильное 
недоумение: как можно было так легко сдать позиции, и почему они показались вам 
не выдерживающими критики, а логика сильного Стрельца столь убедительна?
Он как будто подавляет своим жизненным опытом, особенно эмоциональным, которого 
в действительности может быть довольно мало, но он умеет подать его так, что вы 
будете потрясены - иногда на десять минут, а может быть, и на всю жизнь. Многие 
сильные Стрельцы в юности пишут стихи, да и в зрелом возрасте они к этому 
весьма склонны, ощущая магическую силу их влияния на людей, даже (и особенно) 
на расстоянии. Строго говоря, у этого человека есть все способности, поскольку 
ум - универсальный инструмент, но их нужно развивать, и эту работу не заменят 
ни талант, ни обаяние, ни сверхъестественная скорость перемещения в 
пространстве, унаследованная, очевидно, от кентавра с луком и полным колчаном: 
туда, куда не успевают донести четыре конские ноги, могучей рукой отыгравших 
эмоций посылается ментальная стрела.
Этому человеку обязательно нужно найти пусть трудный, но адекватный способ 
самовыражения, иначе он превратится в источник хаотически расплескивающегося 
энергичного, но по сути глубоко эгоцентрического ментального (и каузального, 
если Козерог не совсем слаб) потока, никому, кроме его владельца, совершенно не 
интересного. Он может не становиться ни поэтом-песенником, ни писателем, ни 
глашатаем народных чаяний, но научиться осмысливать свое внутреннее состояние и 
оформлять глубинное ментальное напряжение в те или иные речевые, образные, 
логические или музыкальные формы ему жизненно необходимо - этого ждут от него 
окружающие и мир в целом.
Слабый Стрелец создает человеку массу трудностей, главнейшая из которых состоит 
в том, что его слова мало кто (и когда) воспринимает всерьез - они почему-то не 
звучат, даже если идут от самого сердца. Ему не хватает убедительности в 
самовыражении - но зато он и не давит на окружающих, точнее, на их мозги, за 
что они ему благодарны и любят его гораздо больше, чем он может предполагать. 
Даже если у этого человека сильный Лев, он переносится в обществе гораздо легче,
 чем индивидуум с сильным Стрельцом и слабым Львом.
Этот человек будет, вероятно, равнодушен ко многим стрельцовски-ориентированным 
разновидностям групповых увеселений: хоровому пению, хит-парадам 
рок-знаменитостей, первомайским и иным демонстрациям и проч.; ему будет трудно 
слиться в едином порыве с революционной волной, штурмующей Зимний Дворец, или 
ревущим от восторга (негодования) стадионом футбольных болельщиков. Если он 
возьмет в руки гитару и начнет исполнять песни собственного сочинения, то это 
будет нечто камерное и тонко-деликатное, с трудом пробившееся и оформившееся 
ментально движение его души: он скорее лирик, чем эпик.
Слабому Стрельцу часто кажется, что ему чужды проблемы самопознания, 
самовыражения и самоутверждения - все это происходит у него как бы само собой, 
попутно с остальным его развитием и жизнью; однако это не совсем так. 
Действительно, грубые формы самоутверждения за чужой счет, как правило, ему 
чужды - но проблемы выражения своих подспудных жизненных ощущений и 
эмоционального опыта все равно стоит перед ним, и в каких-то формах, пусть 
тонких, деликатных и не слишком бросающихся в глаза, ему необходимо это делать, 
иначе ментальная почва начинает отравляться или бродить гнилостным брожением, 
заражая и его мысли, и чувства, и дела. По характеру это не Шекспир, скорее 
поздний Чехов, но кому из них легче доставались плоды писательского творчества, 
истории неизвестно.
Гармоничный Стрелец дает человеку массу качеств, украшающих его общение с 
другими, как парное, так и в группе. Его самовыражение естественно, ненавязчиво 
и очень адаптивно к менталитету окружающей среды: его шутки встречаются громким 
смехом, радость заразительна и даже негодование обаятельно и кажется 
справедливым и оправданным.
Как правило, он легко учится, по крайней мере тому, что его хотя бы интересует, 
но результаты обучения могут расстроить серьезного преподавателя, так как за 
видимостью глубокого знания и хорошего владения предметом может скрываться 
совершенное его непонимание.
Истинный талант этого человека заключается в его устойчивой способности к 
доброте, выражающейся, например, в том, что он долго не сердится и не 
“заводится”, даже если его буквально одолевают отрицательные эмоции - как 
идущие изнутри, так и снаружи; вызвать его гнев очень трудно, а изредка 
появляясь, он быстро исчезает.
Проблема гармоничного Стрельца заключается в том, что ему часто лень и скучно 
думать о чем-либо: его ментальная почва легко растит стандартные растения, но 
они ему не особенно интересны (хотя часто нравятся окружающим, вызывая у них 
отчетливые паразитические тенденции); здесь помогают сильные, особенно 
пораженные Близнецы, поставляющие экзотические, капризные, трудно проращиваемые 
семена необычных ментальных проблем, которые могут вызвать у человека некоторое 
оживление, но скорее всего покажутся слишком трудными, и он махнет на них рукой 
- пусть себе чахнут. Если долго идти по пути внутреннего ментального 
самопотакания и лишь тривиального самовыражения по трафаретам общественного 
подсознания, то умственная апатия и серость съедают гармоничного Стрельца 
целиком, и он сам превращается в паразита - очень похожего на тех, что всегда 
окружали его в блестящей юности, образуя свиту поклонников и как бы друзей. 
Тогда его начинают интересовать люди с большим эмоциональным и жизненным опытом,
 которым он как бы дружески помогает его выразить в словах или иных ментальных 
(или каузальных) формах, а на самом деле попросту пожирает соответствующую 
энергию - таков может быть исписавшийся маститый литератор, ведущий группу 
подающих надежды молодых писателей или поэтов, или любой другой “старшой” с 
опытом, связями и умением. Проработка Стрельца дает настоящего, а не 
паразитического наставника, в самом деле способного помочь своим ученикам, 
осознавая себя, трансформировать эмоциональный опыт и глубину в ментальные 
формы — и тогда отсвет его неповторимой индивидуальности явственно прозвучит в 
их самовыражении.
Пораженный Стрелец склонен к таким формам самовыражения, особенно ментального, 
которые могут вывести из себя даже святого; грубые стрельцовские шутки вошли в 
астрологический фольклор вместе со скорпионьей непримиримостью и рыбьей 
уклончивостью. Однако склонность к словесной грубости не единственный 
недостаток пораженного Стрельца: это лишь частное проявление его общей проблемы,
 заключающейся в поиске адекватных форм личного ментального самовыражения, и в 
частности, - оформления эмоционального опыта, что дается ему с большим трудом. 
Вовсе не факт, что само по себе его астральное тело не в порядке - сложности 
скорее возникают на уровне ментальных почв и глубинных энергий, которые склонны 
оказываться, соответственно, отравленными и буйными даже после переработки 
плодов самых благостных медитаций.
Внешне это может проявляться набором самых неприятных черт характера, например, 
крайней ментальной подозрительностью, усиливающейся после любых эмоциональных 
переживаний, даже отчетливо положительных. Расставшись с непроработанным 
пораженным Стрельцом после самой душевной и благожелательной беседы, не 
удивляйтесь, если в следующий раз он встретит вас гневным взглядом и осыплет 
несправедливыми упреками - в ваше отсутствие он вполне мог переработать плоды 
бывших положительных эмоций в ментальную почву, на которой успешно растут лишь 
подозрения и ложные интерпретации. Кроме того, пораженный Стрелец часто крайне 
непостоянен в мыслях, а потому (через Козерога) и в действиях, и это тоже не 
упрощает его социальной адаптации, хотя в некоторых неприятных ситуациях может 
буквально спасать: ментальное бегство иногда даже более эффективно, чем 
физическое.
Самовыражение в словах этого человека может быть резким, ядовитым и 
непримиримым, но часть довольно экзотично и оригинально. Если вы окажетесь 
способным его вынести, то скорее всего не заскучаете; если же воспримете 
глубину его переживаний, то можете заработать его истинную дружбу, а это много.
В низшей октаве этот человек может оказаться исполнителем черной миссии - 
губителем и растлителем целых народов, но проработка дает в некотором роде 
противоположный дар: умение выразить тяжкую, с трудом пережитую чужую боль и 
страдания, и если не развязать, то ослабить сложнейший кармический узел, открыв 
другому человеку, или даже целому народу, новые пути развития.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь