А.Л. Чижевский — ЗЕМНОЕ ЭХО СОЛНЕЧНЫХ БУРЬ часть 13

0
339
Глава VII
   Выводы, которые можно сделать из настоящей ра-
боты, побуждают к дальнейшему исследованию вопроса 
путем, так сказать, "микроскопического анализа". Этот 
путь имеет две основные ветви. К первой относится ра-
бота детального исследования с точностью до 
одного дня при помощи математической обра-
ботки большого статистического материала об эпиде-
миях, с одной стороны, а с другой - о солнцедеятель-
ности, атмосферном электричестве и о других явлениях, 
стоящих в зависимости от Солнца.
   Ко второй ветви относится работа биофизикохими-
ческого анализа бактериальных процессов, с одной сто-
роны, а с другой - изучение вопроса о различных из-
менениях в организме под влиянием внешних физико-
химических агентов.
   В то время как работа по линии первой ветви анализа 
поможет углубить наше понимание влияния совокупно-
сти указанных факторов на организм, вернее, на забо-
леваемость или смертность, вторая ветвь приведет нас 
к раскрытию самого механизма влияния.
   Если, допустим, удастся установить, что суточные 
колебания в солнцедеятельности вызывают аналогичные 
колебания в ходе заболевании или смертности при той 
или иной эпидемии, то наука приобретет немаловажное 
орудие более успешной борьбы как с первым, так и 
со вторым явлением Ввиду того что астрономия обла 
дает некоторыми средствами прогноза суточных и ме-
сячных колебаний солнцедеятельности, явится воз-
можность своевременного принятия 
тех или иных мер в те дни, когда осо-
бенно сильно повышается степень 
заболеваемости или количество 
смертных случаев. Тогда эпидемиология пой-
дет рука об руку с астрономией и метеорологией.
   С другой стороны, одновременно необходимо при-
ступить к основательному изучению вопроса о влиянии 
на бактерии изменений среды, электрических процессов 
в коллоидных, дисперсных системах, явлений электро-
осмоса, катафореза, явлений коагуляции и стабилизации 
бактериальных систем, несущих ионы того или иного 
знака, и т. д.
   Конечно, было бы совершенно неосновательно пред-
полагать, что известное состояние солнцедеятельности
   

Цель науки - прогноз	247
является непосредственной причиной эпидемического 
распространения тех или иных болезней. Такого рода 
заключение было бы совершенно неверно. Деятельность 
Солнца, по всему вероятию, лишь способствует эпиде-
миям, содействует более быстрому их назреванию и 
интенсивному течению. Это нужно разуметь в том 
смысле, что та или иная эпидемия благодаря ряду 
биологических факторов могла бы иметь место и без 
воздействия солнечного фактора. Но без последнего она 
могла бы появиться не в тот год, когда она действи-
тельно имела место, и сила ее развития была бы не 
та, что на самом деле. Следовательно, роль периоди-
ческой деятельности Солнца надо понимать как роль 
регулятора эпидемий в их размещении во времени, а 
также, очень возможно, и в силе их проявления.
  Воздерживаясь здесь по целому ряду причин от 
каких-либо дальнейших обобщений, которые можно бы-
ло бы сделать в связи с открытием вышеизложенных 
явлений в течении эпидемий, мы все же считаем нужным 
сказать, что начиная с текущего момента перед эпиде-
миологией стоят новые задачи, разрешение которых 
должно будет пролить свет на наиболее темные стороны 
этой области медицины. Биологическое учение об усло-
виях существования человека в среде, насыщенной мик-
роорганизмами, и законы его сожительства с этими 
микроорганизмами пополнились новой проблемой акту-
ального значения.
  Заметим также, что в этой книге мы старались 
главным образом изложить фактический материал, счи-
тая это наиважнейшим. Нашей задачей являлось пред-
ставить в широком общебиологическом освещении воп-
рос о переходе жизненных качеств вируса из латентного 
состояния в активное под влиянием изменений в физико-
химической стихии, окружающей организм. Чгто же ка-
сается толкований эпидемиологической механики, то на 
их безошибочность мы вовсе не претендуем. Их следует 
рассматривать лишь как первую попытку построить 
рабочую гипотезу, не более.
  Но мы считаем нужным предостеречь эпидемиологов 
от того слишком упрощенного понимания эпидемиче-
ского механизма, которым грешат слишком часто, когда 
стремятся объяснить тот или иной эпидемический факт 
исключительно влиянием испорченного водопроводного
   

248	Глава  VII
фильтра или плохой канализацией. Что скверное филь-
трование воды и лопнувшие трубы могут играть очень 
большую роль в развитии холерной или брюшнотифоз-
ной эпидемии, в этом сомневаться нельзя. Но эти 
явления никогда не служили первопричиной эпидемий, 
а всегда лишь - промежуточным звеном, наиболее 
близким и доступным непосредственному наблюдению 
и исследованию.
  Приступая к выяснению вопроса о причинах эпиде-
мии, необходимо иметь в руках весь арсенал современ-
ного естествознания и уметь свободно манипулировать 
всеми его орудиями. Только при дружном натиске мно-
гих отделов естествознания на закулисные тайны эпи-
демий мы можем рассчитывать в конце концов открыть 
завесу над этой темной областью, дабы затем повести 
планомерную осаду. В противном случае мы еще долгое 
время будем уподобляться тем зрячим, которые в сущ-
ности не видят ничего.
   "Бесполезны тому очи, кто желает видеть внутрен-
ность вещи, лишаясь рук к отверзтию оной. Бесполезны 
тому руки, кто к рассмотрению открытых вещей очей 
не имеет" (М. В. Ломоносов).
   

Глава VIII      ЗЕМНЫЕ
ПРЕДВЕСТНИКИ
СОЛНЕЧНЫХ
ВСПЫШЕК
Указание на связь между помрачением солнечного диска 
и ценами на рожь мы находим еще в исторических 
отрывках Старшего Катона (М. Porcius Cato, 234-149 
до н. э.), затем через 19 веков, в XVII в., в письме Бат-
тисты Балиани к Галилею и, наконец, в конце X.V11I в. 
у В. Гершеля, который пытался установить связь между 
количеством солнечных пятен и изменениями цены на 
рожь вследствие колебания урожайности. Вопрос о вли-
янии солнечных пятен на урожаи, цветение и рост раз-
личных растений исследовал целый ряд лиц: А. Кларк, 
Дансон, Фриц, У. Шоу, Эндстрём, К. Фламмарион, 
Б. Гелланд-Ханзен, Ф. Нансен, Лемстрем, Э. Хентинг-
тон, А. Дэгласс, М. Семенов, Б. Ястремский, Е. Слуцкий, 
А. Чижевский.
   Дэгласс чрезвычайно тщательно изучил вопрос о 
соотношении между степенью напряженности пятнооб-
разовательного процесса и ростом древесины - толщи-
ною годичных колец деревьев. Для своего исследования 
Дэгласс собрал очень большое количество срезов из 
различных стран Европы и Америки и подверг эти срезы 
особому анализу, определявшему с большой точностью 
толщину годичных колец древесины (до 0,01 мм) и 
периодичность в толщине годичных слоев. К обработке 
было привлечено много срезов деревьев, насчитывавших 
огромную давность своего существования, как, напри-
мер, дерево рода секвойи возрастом 3200 лет из Южной 
Калифорнии и 19 деревьев из Flagstaff 500-летней дав-
ности. После кропотливой работы Дэгласс выяснил, что 
решительно все группы обследованных срезов обнару-
живают 11-летний солнечный цикл либо его кратные 
величины. На основании своих работ Дэгласс считает 
установленными следующие вегетативные циклы:
От	5	до	б	лет		половина солнечного цикла
"	10	"	13	"		первый солнечный цикл
"	21	"	24	"		двойной солнечный цикл
"	32	"	34	"		тройной солнечный цикл
"	100	"	103	"		трижды тройной цикл
249


250


Г.тйа   
VIII






 

Земные предвестники солнечных вспышек	251
    Годы максимальной деятельности Солнца во всех 
случаях дают резкое утолщение древесины, и, наоборот, 
при минимумах толщина древесины сокращается. Дэг-
ласс выяснил также, что существует некоторое опреде-
ленное отношение между толщиной годичных слоев 
древесины и рядом климатических факторов, как, на-
пример, средней годовой температурой, средним годо-
вым количеством осадков и т. д. Однако это отношение 
далеко не объясняет всех случаев: в то время как 
метеорологические факторы дают постоянные уклоне-
ния - солнечные периоды во всех частях света неизмен-
но и ярко проявляют себя.
   Работа Дэгласса, которая по справедливости может 
быть названа классической, выдвинула в науке следую-
щий вопрос: какой физический или хими-
ческий фактор внешней среды явля-
ется причиной интенсивного произ-
растания древесины в годы солнеч-
ного максимума1?
   Из работы Дэгласса, а также из аналогичной работы 
Хэнтингтона ни в коем случае нельзя сделать вывода, 
что таким фактором являются осадки, температура 
и т. д., образующие весьма значительные расхождения 
с солнечными периодами.
   В то же время возникает предположение: не усколь-
зает ли от внимания исследователей какой-либо другой 
физический деятель, стоящий в связи с периодическою 
деятельностью Солнца и проявляющий себя в данном 
случае на росте растительной ткани?
   В самом деле, в последнее время различные вегета-
тивные эффекты в месяцы наиболее сильной активности 
Солнца были обнаружены различными исследователями 
вне какой-либо зависимости от таких метеорологических 
факторов, как влажность, температура или давление. 
Так, например, в 1927 г. ботаники отметили тот факт, 
что некоторые растения дали в этот год необычайно 
пышное и исключительно мощное цветение. Белот, Ме-
мери и Ляховский обнаружили путем специального ис-
Р и с. 8 5. Толщина годичных слова древесины стоит в прямой зависимости 
от числа пятен на Солнце, как показали исследования Дэгласса (Director 
of Steward Obserwatory, Arizona). Наверху - срез шотландской сосны 
юга Англии; внизу - срез шотландской сосны с побережья Норвегии


252	Гмыа Vlll
следования за много десятилетий, что качество вина, его 
наиболее тонкие вкусовые нюансы резко улучшаются 
в годы максимумов в солнцедеятельности. Не вдаваясь 
в подробности, укажу, что в период 1926-1930 гг. мною 
была выполнена работа, показавшая, что мутации у 
растений, по-видимому, могут наблюдаться под дей-
ствием резких скачков в деятельности Солнца.
   Изучая колебания урожайности некоторых культур-
ных растений по разным странам, Семенов также при-
шел к заключению, что в периоды большого числа 
солнечных пятен урожаи бывают выше среднего, а в 
периоды малого числа пятен урожаи бывают ниже 
среднего. Ястремский (1922 г.), разрабатывая ту же про-
блему, обнаружил одно чрезвычайно интересное явле-
ние, а именно: пятнообразовательная деятельность Сол-
нца оказывает на урожаи кормовых злаков различное по 
своему знаку влияние в различных районах. Например, 
территория Европейской России по отношению влияния 
солнечных периодов разделяется Ястремским на две 
части: в одной части увеличение пятен повышает уро-
жай, в другой - происходит обратное явление. Рацио-
нального объяснения данному явлению дать не удалось.
   Если мы предположим, что в годы максимальной 
деятельности Солнца последнее продуцирует во внешнее 
пространство некоторые специфические излучения, ока-
зывающие особое влияние на рост растительной ткани, 
то не будут ли оказывать эти излучения аналогичное 
влияние и на бактерии, представляющие собой расти-
тельные организмы. Такая постановка вопроса вполне 
возможна, и если мы при современном состоянии науки 
не можем разрешить этот вопрос в положительном 
смысле, то мы не имеем права разрешать его и отри-
цательно. Микроорганизмы, живущие в полужидкой или 
влажной среде, в верхнем слое почвы, на взвешенной 
в воздухе пыли, на поверхности овощей и плодов, в 
гниющих органических отбросах, водные вибрионы, спи-
рохеты, патогенные почвенные анаэробы и т. д. могут 
находиться под непосредственным влиянием известных 
специфических излучений Солнца или их земных провод-
ников, каковыми могут являться колебания атмосфер-
ного электричества, некоторые химические реакции в 
воздухе и т. д. Тому же влиянию подвержены и те 
микроорганизмы,   которые   таятся   на   периферических
   

 
Рис. 8 6. Верхняя кривая-рост древесины (толщина годичных колец) 
в Эберсвальде (Германия) с 1830 по 1910 г. Нижняя кривая - деятельность 
Солнца (по  Дэглассу)
 
/'не. & 7. Средние кривые:  верхняя      рост древесины за 90 лет, нижняя 
- деятельность Солнца за 125 лет (по Дэглассу)


253


частях организма человека, на поверхности кожи, на 
слизистой оболочке носоглотки, дыхательных путей, мо-
чеполовой системы как обычное явление мирного сожи-
тельства человеческого тела с бактериями различ"ого 
морфологического характера и биологических свойств.
   Я очень далек от той мысли, что г:оны воздуха яв-
ляются тем единственным физическим фактором, кото-
рый влияет на изменчивость вульгарной или патоген-
ной микрофлоры Земли. Ионы - один из возможных 
факторов, но, конечно, далеко не единственный и даже, 
быть может, не основной. Как бы то ни было, тща-
тельное изучение ионизации воздуха и ее биологического 
влияния вообще есть дело современной науки и не 
должно быть откладываемо. Это убеждение хорошо 
подтверждается вышеизложенным и собственными ис-
следованиями.
   В начале этой книги неоднократно говорилось о том, 
что Солнце помимо корпускул излучает из определенных 
участков своей материи (пятна, протуберанцы, факелы 
и др.) короткие электромагнитные волны. Действитель-
но, величественные и могущественные пертурбации на 
Солнце, вызывающие появление пятен и извержений, 
происходят при таких процессах, которые должны со-
провождаться излучением не только корпускул, но и 
мощных потоков электромагнитных волн. Эти волны 
могут быть самой разной длины, начиная от ультра-
коротких и коротких и кончая наиболее длинными. 
Многие ученые .допускают, что солнечные пертурбации 
сопровождаются радиациями всех возможных длин волн 
вплоть даже до "пенетрантных" лучей2. Во всяком слу-
чае ничто не говорит против того, что на Солнце 
в моменты извержений образуются волны ультрагамма, 
лучи Рентгена, самые короткие из ультрафиолетового 
спектра, и многие другие колебания высокой частоты. 
Не являются ли какие-либо из этих волн наравне с 
аэроионами и электрическим полем причиной изменчи-
вости вируса и тех или иных бактерий?
  Что электромагнитные волны с короткой длиной 
волны действуют на микроорганизмы, достоверно ус-
тановлено многими авторами, которые с несомненнос-
тью показали, что это влияние очень значительно и 
стоит в зависимости от длины волны, мощности излу-
чателя и времени экспозиции.   Пока что лабораторно
   

255
исследовано биологическое влияние лишь малого диапа-
зона волн Герца (от 1 до 50 м). Но и то мы уже имеем 
не только теоретические, но и высокополезные прак-
тические результаты. Обзор и история этого вопроса 
даны в книге проф. Либезни, а потому я здесь на этом 
вопросе останавливаться не буду. Укажу лишь, что 
М. А. Барон в Москве показал, что бактерии излучают 
электромагнитные волны определенной длины (митоге-
нетические лучи). Бактерии должны также являться ре-
зонаторами электромагнитных колебаний известной ча-
стоты.
  Таким образом, помимо изучения действия на мик-
роорганизмы атмосферного электричества (аэроиониза-
ции, электрических полей) надо было бы изучить в 
известных условиях и влияние на бактерии прямых 
коротких электромагнитных колебаний, по-видимому 
излучаемых Солнцем. Начатые нами ориентировочные 
наблюдения в 1928- 1929 гг. в этом направлении мне 
пришлось прекратить по не зависящим от меня об-
стоятельствам. В докладах и статьях за указанные го-
ды я излагал полученные интересные результаты, кото-
рые, однако, еще не вполне удовлетворительны.
  Поэтому я получил особое удовольствие, когда в 
1934 г. получил от русского исследователя врача-бакте-
риолога д-ра С. Т. Вельховера, директора бактериоло-
гической лаборатории при инфекционной больнице в 
Казани, ряд писем с описанием его наблюдений, произ-
веденных под влиянием наших статистических работ. 
Письма С. Т. Вельховера вводят нас в сферу его наблю-
дений с такой полнотой, что я позволю себе сделать 
из них несколько выдержек.
  "Казань, 14 июня 1934 г. Глубокоуважаемый профес-
сор! С 1926 г. я веду систематические бактериологиче-
ские наблюдения над дифтерией. Наша больница имеет 
большое дифтерийное отделение. Материал по дифтерии 
за минувшие годы скопился у нас огромный. При 
обработке я пришел к многим поразившим меня выво-
дам. В Вашей интерпретации дифтерии как эпидемии 
имеются два момента: зеркальность и запаздывание 
дифтерийного максимума по сравнению с солнечным 
максимумом. Ваш принцип зеркальности, полученный 
статистически, совершенно неожиданно подтвердился у 
меня под микроскопом. Дело обстояло так. Ваша книга
   

256


1'лаиа 
Vlll


"Эпидемические катастрофы и периодическая деятель-
ность Солнца" произвела на меня сильное впечатление. 
Под ее влиянием я решил поискать эту зеркальность по 
отношению к какому-то "X", строя случайные догадки. 
Через два-три опыта я уже имел данные и понял, что 
имею дело с поразительно точным явлением. Допустим, 
из 40 посевов на дифтерию в такой-то период времени 
было 15 положительных находок: я делал- вычисление 
процента роста в этот день (37%) и сравнивал палоч-
ковые формы дифтероидов с зернами Habes Ernst'a 
(вполне выраженными), с типичными шарообразными, 
обособленными кокковыми формами. У меня получился 
для этих кокковых форм тот же процент (37%). Не 
обратная пропорциональность (в 25 кокков из 40 посе-
вов), а "зеркальность", какое-то "отражение" того же 
числа процента. Я ставил контроль таким образом: 
препаратор делала из всех посевов двойные мазки, за-
нумерованные; половину красила одним способом для
 
Рис. 8 8. Рост сапрофитов и со.шцедеятельность за время с 1 апреля 
по 29 июня 1929 г. Верхняя кривая - рост микроорганизмов. Нижняя 
кривая - со.тцедеяте.пиость за тот же период (по С.  Т. Ве.гьховеру)


257


бактериоскопии на дифтероиды, половину (один и тот 
же материал) красила мне для исследования на кокки (не 
на дифтероиды) другой краской; оба мы подсчитывали, 
не осведомляя друг друга, число позитивов и выводили 
их процент, препаратор - для дифтероидов, я - для 
кокковых форм. Результат: цифра процентов совпадала, 
за немногими исключениями, где были колебания в 
± 1, что, конечно, объясняется субъективными причи-
нами. Получилось как бы правило: сколько вырастало 
дифтерийных форм, столько же и кокковых. Несколько 
раз я делал вычисления раньше препаратора и предска-
зывал ей процент роста дифтероидов по найденному 
мною проценту роста кокковых форм. И я почти не 
ошибался. Мой препаратор очень опытный микроско-
пист, ошибок в исследовании на дифтерию она не 
делает. Но методику подсчета кокковых форм я взял на 
себя; это не так просто, и с деталями подсчетов я 
освоился не сразу, а только через несколько дней, после
 
чего я вывел эту законо-
мерность. Получилось впечат-
ление, что биосфера, согласно 
Вашей интерпретации, как бы 
отпускает каждой бактерий-
ной форме при известных ус-
ловиях одинаковую долю воз-
можности роста (развития). 
Но когда рост дифтероидов 
бывает выше 50% (а это бы-
вает редко), закономерность 
эта теряется и намечается ка-
кой-то другой модус. Я рас-
полагаю пока только двумя 
случаями этого рода и опре-
деленного вывода (или пред-
положения) еще не имею. 
Примеры: из 20 посевов по-
лучено 5 дифтерийных пози-
тивов; столько же позитивов 
(при другом способе окраски) 
дадут и кокки. Но если из 
20 посевов вырастет 15 диф-
терийных позитивов (т. е. бо-
лее 50%), то кокки не дадут ни


258	Главп Vlll
число 15 ("зеркальность"), ни 5 (обратная пропорцио-
нальность). Суть тут, по-видимому, в какой-то третьей 
переменной, и она (эта третья переменная) есть, .по-
видимому, напряжение радиационной или корпускуляр-
ной энергии. Таким образом, у меня наметился такой 
вывод: при коэффициенте роста дифтероидов, выражаю-
щемся от 5 до 50%, "зеркальность" между дифтероидами 
и кокками обязательна. Конечно, это только первый шаг, 
первый удачный шаг к решению сложной проблемы 
дифтерии как инфекции. Но он все же значителен. Вам 
принадлежит приоритет не только открытия влияния 
солнечной радиации на микроорганизмы, но и теорети-
ческого построения принципа зеркальности для дифтерии, 
поэтому понятно, что я обратился к Вам. Примите и 
пр. С. Вельховер".
  "Казань, 14 ноября 1934 года. Глубокоуважаемый 
профессор! Пользуясь случаем, позволю себе поделиться 
с Вами данными о состоянии моих работ. В медико-
бактериологическом разрезе мои работы ведутся по ли-^ 
нии изучения дифтерии. Одна из деталей, достаточно, по-
моему, разработанная за 10 месяцев путем ежедневных 
бактериологических к бактериоскопических наблюдений 
и исследований, состоит вот в чем: дифтероидные ко-
ринебактерии * (атоксические и токсические) имеют так 
называемые метахроматические, волютиновые зерна. 
Зерна эти в известные моменты дают (при окраске 
известными красками, например щелочной синькой Леф-
флера) реакцию метахромазии, состоящую в том, что 
краска разлагается на свои компоненты и появляется 
другой цвет. В случае метиленовой сини зерна волютина 
окрашиваются в красный цвет. Оказалось, что кривая 
этой красной метахромазии у дифтероидов имеет сезон-
ный характер. Минимум приходится на зимние месяцы, 
максимум - на июнь и август. Особенное значение име-
* Как известно, Леман и Нейман именовали коринебактериями группу 
палочковидных микроорганизмов, имеющих один специфический мор-
фологический признак - булавовидные вздутия на концах (Корине - по-
гречески "булава"). Эти вздутия - "полярные зерна", "метахрома-
тические тельца" и т. д. - после работ А. Мейера чаще называют 
волютиновыми зернами. К группе коринебактерий относится и возбу-
дитель дифтерии человека - токсикогенная бактерия Клебса - Леф-
флера.


259
 
Рис. 8 9.   Частота дней с высоким ростом коринебактерий и деятель-
ностью Солнца (кривая) за 1914 и 1935 г.
ет следующий момент: максимум кривой красной ме-
тахромазии совпал с минимумом заболеваний клинически 
выраженной токсической дифтерией (по материалам на-
шей областной инфекционной больницы, где я работаю). 
Понимать этот контрпараллелизм нужно так: чем силь-
нее выражена волютиновая функция дифтероида, чем он 
сильнее при окрашивании синькой метахромазирует (ре-
акция индикаторного типа), тем он менее токсичен, 
значит, более вульгарен, так сказать, сапрофитен. До-
пустим, что волютиновая субстанция дифтероидов яв-
ляется рецепторным аппаратом, "настроенным" на из-
лучения с определенной длиной волны, понятным ста-
новится и сезонность метахромазии, так как максимум 
таковой, вероятно, обусловливается, по-видимому, со-
лнечным ультрафиолетовым светом. Осенью кривая 
красной метахромазии падает, а токсическая дифтерия 
увеличивается, что и подтверждает эту концепцию. Но 
это только часть всего комплекса явлений метахромазии. 
Мною найдены и изучаются (материал охватывает 10 
лет) периоды, в которые метахромазия наряду с фено-
менальными явлениями роста на средах усиливается и 
вне зависимости от сезонных вли-
яний. Феномен этих периодов я объясняю влиянием 
специфической   солнечной  выбросной   радиации.   Мои


260


Глаяа 
VIU


экспериментальные работы являются подтверждением 
Ваших прежних теоретических исследований по дифтерии. 
Почему максимум дифтерийных заболеваний в прошлом 
приходится ча нисходящую ветвь кривой пятнообразо-
вательной деятельности Солнца? Для меня очень ясно, 
как тут обстоит дело: дифтероиды в годы подъема 
циклической деятельности Солнца и в год максимума 
ее в избытке получали "X" (назовем так), специфическую 
энергию Солнца, и благодаря этому становились "на-
сыщенными" и "напитанными" в своем волютиновом 
депо, что обусловливало их вульгарность, их сапрофит-
ность; с убылью этой "X" энергии волютиновая функция 
их ослабевала и в общем масштабе их токсичность 
повышалась, что и обусловливало увеличение числа 
дифтерийных заболеваний человека. Десятимесячные 
ежедневные наблюдения над очень точной реакцией ме-
тахромазии воспроизвели этот процесс в миниатюре. 
Подробности я здесь опускаю. Мне очень приятно сооб-


 
Р и с. 9 0. Соотношение между 
продолжите /ьнпстыо периодов рос-
та кирииеииктерии и сиШщеОсч-
те 1мюстью (по С. Re lbxoeepv)

261
щить Вам, что Ваша теория, изложенная в книге "Эпиде-
мические катастрофы", целиком подтверждается на моих 
экспериментальных исследованиях по дифтерии. Примите 
и пр. С. Вельховер".
  Наблюдения С. Т. Вельховера, изложенные им в 
письмах на мое имя, получили дальнейшее развитие и 
были опубликованы им позже на русском языке в статье 
"О некоторых функциональных свойствах коринебакте-
рий" ("Журнал микробиологии, эпидемиологии и био-
логии", т. 15, № 6, 1936).
  В этой статье С. Т. Вельховер излагает методику 
своих исследований. Начиная с 1925 г. очень часто, а с 
1930 г. ежедневно им производились бактериологические 
исследования на присутствие коринебактерий в материа-
ле из верхних дыхательных путей больных инфекцион-
ной больницы Казани. При этом применялась следую-
щая методика: материал для посевов брался стерильным 
тампоном, стирался в косо свернутую бычью кровяную 
сыворотку, получаемую с бойни и нагреваемую до 
опыта дважды до 90° в течение часа; после 18 - 20 часов 
пребывания посевов в термостате при 37° производилась 
бактериоскопия по Нейссеру. Одновременно велись еже-
дневные наблюдения за ходом метеорологических фак-
торов погоды.
  С. Т. Вельховер отметил следующее: рост коринебак-
терий на строго одинаковой стандартизованной пита-
тельной среде временами скачкообразно уси-
ливается, давая в засеянных пробирках наивысший 
процент позитивных находок, но какой-либо особенно 
тесной связи между этими скачками в росте бактерий 
и метеорологическими факторами обнаружено не было. 
Разобрав тщательно весь архив своей лаборатории с 1926 
по 1935 г., С. Т. Вельховер пришел к выводу о том, что 
усиленный рост коринебактерий происходит периодиче-
ски, причем эти периоды имеют особые качества. Если 
выделить все периоды усиленного роста коринебактерий 
с коэффициентом выше 49%, то окажется, что во вре-
мени они построены гармонически 
правильно. Их продолжительность может быть 
представлена так: 1-2 - 4-8 - 16-32. Наиболее часто 
встречаются периоды длиной в одни сутки. Чем длиннее 
период, тем он реже встречается. Периоды, в которые 
коэффициент   роста   коринебактерий   был   выше   49%,
   

С. Т. Вельховер назвал периодами "больших факторов" 
(интенсивная циклическая деятельность Солнца). Ученый 
приступил к синхронному сопоставлению этих периодов 
с гелиофизическими данными. С этого времени работы 
С. Т. Вельховера приобретают исключительное значение.
  Точные подсчеты показали, что периоды действия 
"больших факторов" в среднем занимают l/i всего 
времени, а в б/7 всего времени рост коринебактерий 
бывает ниже 50%. В это обычное время кривая роста 
коринебактерий зигзагообразно изменяется, иногда по-
нижаясь до нуля. Однако при наступлении эпохи макси-
мума циклической деятельности Солнца картина меня-
ется: частота и продолжительность периодов "больших 
факторов" увеличиваются. Параллелизм этих кривых 
лучше всего говорит о зависимости микробиологических 
явлений от специфического излучения Солнца. Периоды 
"больших факторов" могут быть охарактеризованы сле-
дующими пунктами: 1) частотой или количеством их, 
2) продолжительносгью каждого периода, 3) интервала-
ми между i ериодами "больших факторов" и 4) феноме-
ном <<узлов".
  Распределение периодов "больших факторов" во вре-
мени дало возможность С. Т. Вельховеру открыть оп-
ределенную закономерность и в движении интервалов 
между периодами "больших факюров". Эта закономер-
ность заключается в следующем: в год-i минимума 
активности Солнца (1932-1934) интервалы между пе-
риодами "больших факторов", как то и следовало ожи-
дать, очень велики и достигают нескольких месяцев; в 
годы солнечного максимума (1927-1928 и 1936) частота 
появления периодов "больших факторов" возрастает до 
такой степени, что зачастую невозможно ясно выделить 
появление периодов "больших факторов", и, конечно, 
интервалы месячной продолжительности совершенно ис-
чезают.
   Наконец, Вельховер обращает внимание на феномен 
"узлов". По его мнению, длительность периода "больших 
факторов" помимо прогрессивных увеличений или умень-
шений в связи с активностью Солнца претерпевает еще 
изменчивость такого рода: вслед за относительно боль-
шим периодом "больших факторов" идет несколько отно-
сительно малых периодов "больших факторов". Один от-
носительно   большой   период   "больших   факторов"   и
   

263
несколько малых периодов составляют один "узел" 
или одну "фазу" в движении периодов "больших факто-
ров".
  Желая шире исследовать вопрос о влиянии солнечных 
излучений на рост коринебактерий, Вельховер с 1934 г. 
ведет ежедневные бактериологические исследования ин-
дивидуальных проб рыночного молока, изучая присутст-
вие в них молочных коринебактерий - Bacillus cas'ei - 
и их разновидностей; он исследует присутствие корине-
бактерий на коже человека и животных, выделения че-
ловеческого организма (кал нормальный, кал дизенте-
рийный, брюшнотифозный, влагалищная слизь), женское 
молоко в различные периоды лактации, воздух улицы, 
жилой комнаты, больничной палаты, воду водопровод-
ную, речную, болотную, внутренность насекомых, раз-
личные настои, гниющие и бродящие жидкости, ил, навоз 
и т. д. В результате этих многообразных исследований 
С. Т. Вельховер с сотрудниками нашел, что коринебак-
терий являются одним из самых распространенных сап-
рофитов, окружающих со всех сторон человека. Этот 
факт получает особое значение, если мы вспомним, что 
к группе коринебактерий относится и дифтерийная па-
лочка, которая по своим морфологическим качествам 
HH4vM   не   отличается   от безвредной коринебактерий.
  Здесь начинается цикл других работ Вельховера, ра 
бот, которые могут иметь огромное практическое зна-
чение    Эти работы  начинаются  с изучени-  одной  из 
важнейших  функции   коринебактерий - функции   мета 
хромазии. Как известно, метахромазия представляет со 
бою процесс расщепления краски под влиянием какого-
либо агента на некоторые компоненты, причем в случае 
двух компонентов один переходит в бесцветную лейко-
базу, а другой активирует свой цвет.  Весьма распро-
страненное  среди микробов явление красной  метахро-
мазии при окраске их тел щелочной синькой Леффлера 
объясняется    фотохимическим    эффектом    отщепления 
красного компонента в молекуле метиленовой сини.
   К этим работам Вельховера привели следующие на-
блюдения: ежедневно изучая зубные спирохеты у ряда 
лиц и окрашивая их синькой Леффлера, он заметил, что 
изменение окраски у зубных спирохет и в обычных по-
севах коринебактерий наступает синхронно, образуя 
те же периоды и узлы, о которых мы рассказали выше.
   

В то время как в дни "больших факторов" окраска 
зубных спирохет синяя, в дни, следующие скоро за 
периодом "больших факторов", спирохеты окрашива-
лись в красный цвет. Синхронно с этим волютиновые 
зерна у коринебактерий окрашивались также в красный 
цвет. Такие явления красной метахромазии обычно дли-
лись по нескольку дней, исчезая на время, чтобы за-
тем снова появиться в соответствии с ходом резко по-
вышенных процессов на Солнце. В эпоху минимумов солн-
цедеятельности красная метахромазия достигла своего 
максимума по длительности и частоте появления. На-
оборот, при подъеме и активности Солнца начиная с конца 
1934 г. частота красной метахромазии стала явно убы-
вать.
   С. Т. Вельховер привлек данные статистики о часто-
те заболеваемости токсической дифтерией, исходя из 
морфологического родства палочки Леффлера и корине-
бактерий. И здесь ему удалось обнаружить замечатель-
ное явление: оказалось, что максимум красной мета-
хромазии точно совпадает с минимумом заболеваний 
токсической дифтерией, а равно и с минимумом в 
солнцедеятельности. Кривая ежедневного движения 
красной метахромазии совпадает с динамикой заболева-
ний токсической дифтерией в Казани, образуя точный 
контрпараллелизм. Отсюда Вельховер должен был сде-
лать вывод о том, что кривая красной волютиновой 
метахромазии подопытных коринебактерий контр-
параллельна кривой токсигенности дифтероид-
ных коринебактерий человека. Действительно, дальней-
шие ежедневные наблюдения этого процесса за время 
с 1934 по 1937 г. вполне подтвердили эту концепцию. 
С конца 1934 г. красная метахромазия качественно и 
количественно медленно и зигзагообразно падает, а чис-
ло заболеваний клинически выраженной дифтерией в та-
кой же форме увеличивается. Одновременно возрастала 
в интенсивности выбросная электрическая активность 
Солнца.
  В заключение своей замечательной работы 
С. Т. Вельховер приходит к следующим выводам:
   1. Волютиновая субстанция коринебактериальной 
клетки представляет рецепторный аппарат, "настроен-
ный" на излучения определенной длины волн или опре-
деленные корпускулярные потоки. Этот тезис является
   

рабочей гипотезой, подкрепляемой экспериментами ряда 
авторов, получивших метахроматические метаморфозы 
у микробов при искусственном облучении их лучами с 
короткой длиной волны. Понятие электрорецепторного 
аппарата клетки, специфически "настроенного", микро-
сконструированного на определенные излучения, не дол-
жно казаться особенно новым, так как база для его 
восприятия уже давно подготовлена общепризнанной 
теорией   хеморецепторного   аппарата   клетки  Эрлиха.
  2.	Метахромазия, являясь функцией волютина кори- 
небактерийной  клетки,  может быть  точно  измеряема 
степенью цветности; в случае метиленовой сини этапы 
этой  цветности  таковы:   темно-синяя,   темно-фиолето 
вая, темно-красная, красная и ярко-красная.
  3.	В случае метиленовой сини красная метахромазия 
представляет   реакцию   волютина    коринебактерийной 
клетки на определенные воздействия Солнца (излучения 
с короткой длиной волны).
  4.	Красная метахромазия у различных коринебакте- 
рий проявляется неодинаково:
   а)	метахромазия коринебактерий, охватываемых си 
стемой ежедневных посевов, в частности дифтероидных 
коринебактерий, обусловлена электрическим (или луче 
вым) режимом данного периода времени, представляя 
аккумуляционное приспособление клетки.  Эта метахро 
мазия в зимние месяцы бывает только в периоды силь 
ной активности Солнца. С весны до лета эта метахро 
мазия обнаруживает определенный сезонный цикл раз 
вития, максимально усиливаясь в летнее время при про 
хождении эруптивных мест на Солнце через централь 
ный его меридиан;
   б)	метахромазия   коринебактерий   кожных   покровов 
человека    (Bacillus cutis commune Nicolle)      и некоторых 
животных (морских свинок, домашних свиней), а также 
метахромазия некоторых выведенных штаммов корине 
бактерий  (из воды  реки  Казанки,  из  гниющего  сена) 
неправильно периодична и, вероятно, также имеет се 
зонный характер;
   в)	метахромазия некоторых дрожжей и грибков, судя 
по небольшому числу наблюдений, неправильно перио 
дична;
   г)	наиболее скудную метахромазию дает парковский 
штамм   токсической дифтерии.  Парковская культура с
   

марта 1935 г. содержалась в герметически закрываю-
щихся свинцовых цилиндрах с толщиной стенок 1,25 см; 
экранированная таким образом от определенной радиа-
ции Солнца, эта культура за время наблюдений метах-
ромазировала темно-красной цветностью 7 раз и темно-
фиолетовой цветностью 2 раза.
   5.	При работах над явлениями метахромазии микро- 
скопировать надлежит при допустимом максимально яр 
ком освещении.
   6.	Наконец,   следует _упомянуть   об   одном   обстоя 
тельстве, значение которого сейчас трудно учесть.   Пу 
тем математического анализа интервалов, представляе 
мых в виде членов некоего полинома, открылась воз 
можность заранее высчитывать сроки наступления не 
которых будущих "больших факторов", т. е.  чисто ас 
трономических феноменов.
   Не вдаваясь в подробный разбор работы С. Т. Вель-
ховера, надо сказать, что работа эта представляет как 
с общебиологической, так и с эпидемиолого-бактерио-
логической точки зрения выдающийся интерес. Если яв-
ления, вскрытые Вельховером, будут подкреплены бу-
дущими исследованиями, организованными всесторонне 
и широко, то какая ломка ждет все методики выращи-
вания культур бактерий и методики окрашивания! Мик-
робиологические объекты надо будет "защищать" от 
влияния специфических лучей, иначе легко впасть в гру-
бые ошибки'
  С друго! стороны, какие грандиозные горизонты 
откроются в смысле заблаговременной констатации 
опасности благодаря повышенной вирулентности бакте-
рий, а равно и какие перспективы предсказания и про-
гноза! Если солнечные излучения способны изменять 
вирулентность микроорганизмов в известных пределах, 
если, наконец, каждый вид микроорганизмов реагирует 
на определенный вид солнечных выбросов, какие большие 
перспективы открываются перед нами в отношении 
предсказания и прогноза, в отношении тактики и стра-
тегии эпидемиологии!
  В настоящий момент можно сказать следующее: 
работы по изучению действия некоторых неизвестных 
нам излучений или корпускул Солнца на рецепторный 
аппарат коринебактерий показали, что этот аппарат 
воспринимает импульсы излучений и реагирует на них
   

изменением своих физико-химических качеств и, по-
видимому, выводит бактерии из состояния покоя в 
состояние активной жизни. Вельховер полагает, что 
действующим агентом в этих изменениях является ко-
ротковолновое излучение Солнца. Пока нет оснований 
опровергать это мнение, в котором есть много досто-
верного, но следует подумать и о других излучениях 
(выбросах) Солнца.
  Так, д-р Вельховер в своих письмах от 28 июня и 
8 июля 1936 г. сообщал мне, что на основании больших 
статистических материалов им был сделан такого рода 
вывод: частота периодов "больших факторов" соответ-
ствует относительным числам солнечных пятен, а длина 
этих периодов - площадям протуберанцев. А так как на 
основании математических выкладок имеется возмож-
ность по ходу "больших факторов", т. е. по росту и 
окраске бактерий, предсказывать ход того же явления 
в ближайшие месяцы и даже годы, то не только мик-
робиологи или эпидемиологи, но и астрономы и космо-
навты 3 должны заинтересоваться этими явлениями. И 
разрешите пофантазировать: быть может; недалеко то 
время, когда астрофизические явления на Солнце мы 
будем предсказывать, изучая под микроскопом измен-
чивость микроорганизмов. Уже и в настоящее время 
для нас на основании наших личных статистических и 
лабора орных pa6oi совершенно ясно, что кривые эпи 
демиологические и микробиоло ические отражают или, 
вернее, пр.драряют кривые гелиофизические. Это ста-
новится понятным, если мы вспомним, что очаги воз-
мущений возникают первоначально в глубине Солнца - 
ни глаз астронома, ни фотографическая пленка на них 
не реагирует. Но корпускулы или коротковолновое из-
лучение, выбрасываемое ими в мировое пространство, 
встречают живую клетку бактерий или нервный аппарат 
человека и животного и немедленно влияют на него. 
И только по прошествии некоторого времени очаги 
возмущения появляются на поверхности Солнца и ста-
новятся доступными визуальному наблюдению и фото-
графированию. Следовательно, нет ничего невероятного 
в том, что микробиологический препарат вскоре станет 
наиболее чувствительным астрономическим прибором 
который будет предсказывать некоторые физические 
процессы на Солнце, и уж, конечно,   точнее всякого


267


физического прибора! Назвали это "эффектом Чижев-
ского - Вельховера".
  Не надо закрывать глаза перед предстоящими труд-
ностями. Когда закладывался фундамент этой новой 
науки, я предвидел многие ее сложности. И в настоящее 
время положение дел мало изменилось. Еще сделано 
очень мало. Еще очень много темных, неясных мест в 
концепции функциональной зависимости микроорганиз-
мов от специфических радиации Солнца. Еще почти 
никто из микробиологов, никто за много десятков лет 
серьезно не заинтересовался этим вопросом*
• Со смертью выдающегося микробиолога С. Т. Вельховера углубление 
этих работ приостановлено. Но теперь точка зрения на исследования 
такого рода изменилась: теперь это надо практике жизни, надо для 
осуществления полета космических кораблей, надо для расширения и 
углубления учения К. Э. Циолковского (Прим. авт. 1962 г.).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь