А.Л. Чижевский — ЗЕМНОЕ ЭХО СОЛНЕЧНЫХ БУРЬ часть 3

0
402
Пана IV
солнечной поверхности ничем особенным не отличался. 
Однако верного толкования данного явления Юнг не 
дал. Прошло три года, и голландский исследователь 
П. Зссман покачал, что спектральные линии в магнитном 
поле претерпевают раздвоение, т.е. вместо одной спект-
ральной линии получаются две. Это открытие, предуга-
данное еше Фарадеем, Зееман сделал, изучая спектр 
натриевого пламени, помешенного в сильное магнитное 
поле. Вместо одной желтой натриевой линии становятся 
две или три, смотря по тому, наблюдаем ли мы спектр 
пламени вдоль по магнитному полю или перпенди-
кулярно к нему. Г. Лоренц объяснил явление Зеемана 
сильным осложнением магнитного поля; вместо колеба-
нии по прямой линии электрон описывает звездообраз-
ную фигуру, что изменяет соответственным образом 
спектральную линию. Следствия, выведенные Лоренцем 
из его теории, были блестяще подтверждены в опытах 
Зеемана.
  В 1903 г. Хэйл доказал, что причина раздвоения 
спектральных линий в солнечных пятнах - магнетизм. 
Оказалось, что пятна представляют собою колоссальные 
магниты. Когда один из полюсов, южный или северный, 
такового магнита обращен к нам, тогда другой нахо-
дится где-либо в недрах Солнца. Эти пятна Хэйл на-
зывает униполярными. Затем следуют биполярные пят-
на, оба полюса которых мы можем наблюдать, и, 
наконец, мультиполярные пятна, состоящие из группы 
обращенных к нам полюсов. Около 60°" всех солнечных 
пятен имеют на поверхности Солнца два полюса - 
северный и южный. Так, из 970 пятен, зарегистриро-
ванных с 1915 по 1917 г., большая половина пятен 
оказалась с противоположной полярностью, за ними 
следуют пятна с однородной полярностью (32-35%) и 
затем многополюсные пятна (1-2%). Биполярные пятна 
должны быть соединены друг с другом - их жерла, 
уходящие в глубь Солнца, должны там где-нибудь 
встретиться, образуя как бы одну исполинскую изогну-
тую трубу6.
  Наконец, есть еще один тип пятен. Это "невидимые" 
солнечные пятна (invisible sun-spots). Они представляют 
собою также очень значительный интерес, так как, по-
видимому, обладают способностью оказывать известное 
воздействие   на   Землю   при   прохождении   плоскости
   

Вихри солнечных бурь	уд
центрального солнечного меридиана7. Под "невидимы-
ми" пятнами, как это поясняет Хэйл, следует разуметь 
участки Солнца, где еще нет пятен, но где они должны 
будут скоро возникнуть. Это место зарождения или 
нового образования солнечного пятна, которое еще не 
проявилось для глаза, но которое может быть учтено по 
ряду сопутствующих ему на поверхности Солнца явле-
ний, получено в определенных формах на спектро-
граммах.
  Какие же явления в веществе солнечного пятна обу-
словливают возникновение магнитного поля? По всему 
вероятию, главную роль здесь играют вихревое движе-
ние газообразной материи, потоки электрических час-
тиц - электронов. Быстрое вихревое движение заряжен-
ных электричеством частиц вызывает появление конвек-
ционных электрических токов. Конвекционный электри-
ческий ток возникает всегда, когда электричество, нахо-
дясь относительно проводника в покое, движется вместе 
с этим проводником относительно других тел. Конвек-
ционный ток сопровождается кондукционными токами 
в соседних проводниках, эти последние токи могут 
возникнуть даже и в том случае, если конвекционный 
ток постоянен по величине и по направлению. В то же 
время мы знаем, что при постоянном гальваническом 
токе в соседних проводниках никаких токов не возникает. 
Несмотря на это различие между конвекционным током 
и током гальваническим, оба этих тока образуют вокруг 
себя магнитное поле, величина и направление напряже-
ния которого определяются одним и тем же законом 
Ж. Био и Ф. Савара. Впервые магнитные действия эле-
ктрической конвекции были обнаружены Роуландом в 
1879 г. Однако, по мнению Ч. Аббота, электризация 
вихря пятна может возникнуть благодаря трению частиц 
разнородных веществ, несущихся в вихре. Это заключе-
ние Аббот делает из того предположения, что в цен-
тральной части вихря благодаря сравнительно невысокой 
температуре (до 35ОО°С) следует ожидать образования 
жидких и даже, пожалуй, твердых частиц.
  Из последующих работ, направленных к объяснению 
природы солнечных пятен, останавливает на себе вни-
мание теория В. Бьеркнеса8.
  Остается указать еще одно замечательное явление 
в распределении полярности пятен во времени.   Иссле-
   

SO	Глава IV
дования Хэйла над распределением магнитных сил в 
солнечных пятнах показали, что в группах из двух пятен 
магнитные полюсы распределяются в них следующим 
образом: в течение одного и того же 11-летнего цикла, 
начинающегося с очередного минимума, в одном и том 
же полушарии Солнца один и тот же полюс (например, 
северный) всегда (во всех группах) находится в пятне, 
идущем впереди, а другой - в идущем позади. В то же 
время в другом полушарии впереди идет пятно с другим, 
т. е. южным, полюсом. Группа, таким образом, пред-
ставляет как бы два подкорковых магнита, находящиеся 
во внутренних частях Солнца, с концами, выходящими 
наружу. В единичных пятнах другой полюс, по изыска-
ниям Хэйла, не обнаруживается видимым образом; та-
кие места Хэйл и называет "невидимыми пятнами".
  В эпоху минимума происходит смена полярности 
групп. Если до минимума впереди в пятнах был север-
ный полюс, то после минимума в новом цикле будет 
южный. Следовательно, в этом отношении период со-
лнечной деятельности правильно было бы считать не 
в 11, а в 22 года. Смена эта происходит резко, и сол-
нечная деятельность в эпоху минимума переживает рез-
кий перелом. В отличие от 11-летнего количественного 
периода солнечных пятен этот 22-летний период мож-
но было бы назвать "магнитным периодом солнечных 
пятен".
 
Рис.   II.  Влияние планет Юпитера. Земли, Венеры и Меркурия на дея-
тельность  Солнца.
Верхняя кривая - констелляция планет. Нижняя кривая - деятельность 
Солнца (по Ф. Мальбурэ)


Вихри солнечных бурь	81
   Периодическое действие Солнца на Землю приписы-
валось обычно пятнам, но оно может происходить и 
от солнечной атмосферы, состояние которой подвержено 
тем же периодам. Поэтому изучение всех слоев этой 
атмосферы представляет величайший интерес.
   За неимением места мы должны будем обойти мол-
. чанием ряд других солнечных явлений, как-то: проту-
беранцев, факелов, флоккул (flocculus), волокон (fila-
ments), четок (alignements), гранул (granulus) и солнеч-
ную корону.
  Укажем лишь, что на земные явления протуберанцы 
могут оказывать подобно пятнам очень мощное вли-
яние, так как они связаны с огромными извержениями 
солнечной материи, когда в мировое пространство из-
вергаются потоки электрических частиц. Протуберанцы 
имеют периодичность, совпадающую с периодичностью 
пятен.
  Возникает вопрос: какие причины создают эту об-
щую периодичность солнечной деятельности? В насто-
ящий момент целый ряд астрономов придерживается 
той точки зрения, что, в то время как причину возник-
новения всех солнечных феноменов следуем искать внут-
ри Солнца, распределение их во времени и на поверхно-
сти светила можно приписывать влиянию планет. Дей-
ствительно, ряд исследователей (Э. Френкель, Моундер) 
нашли в солнечной деятельности периоды обращения 
некоторых планет. Можно считать, что Солнце является 
чутким прибором, отзывающимся на все изменения поля 
тяготения вследствие перемещения планет в простран-
стве9.
  Как же этот солнечный пульс, эти периодические 
колебания в напряженности активности светила влияют 
на Землю, а также при помощи каких посредников 
осуществляются все эти влияния - вот вопросы, кото-
рые мы вправе теперь задать.
  Остановимся, однако, прежде всего на рассмотрении 
того, какие энергетические факторы продуцирует Солнце 
в космическое пространство, в котором совершает свои 
кружения и земной шар.
6-105


Глава V   СПАЗМЫ ЗЕМЛИ В 
ОБЪЯТИЯХ 
СОЛНЦА
В нас глубоко укоренилась привычка считать, что Солнце 
чрезвычайно удалено от нас. Сто сорок девять с поло-
виной миллионов километров отделяют нас от Солнца, 
и все земные размеры и земные расстояния кажутся нам 
такими ничтожными по сравнению с этим действительно 
колоссальным расстоянием. Однако данный взгляд в 
корне неверен. Его ошибочность происходит оттого, что 
мы не учитываем одного важнейшего фактора - разме-
ров самого светила и связанных с этим размером массы 
тела и величины излучающей поверхности, т. е. силы 
притяжения Солнца и силы его радиации. Если бы Солнце 
было такого же размера, как Земля, то расстояние, 
отделяющее нас от этого маленького Солнца, хотя и 
было бы тем же, что и теперь, но оно одновременно было 
бы во много раз больше! Этот парадокс, однако, станет 
понятным из того очевидного положения, что удален-
ность в данном случае есть функция влияния и находится 
с последним в обратном отношении. Следовательно, для 
того чтобы представить себе наглядно расстояние, от-
деляющее нас от Солнца, необходимо измерить его не 
абсолютными единицами линейных мер, а величиною 
относительною, мерами самого Солнца. Таковой мерой 
может служить диаметр светила. Тогда, разделив число 
километров, отделяющее Солнце от Земли, на число 
километров в диаметре светила, мы получим число 107. 
Следовательно, Земля удалена от Солнца только на сто 
семь солнечных диаметров. Недаром А. Эддингтон, го-
воря о Солнце, замечает: "Оно у нас под рукой". 
Принимая во внимание поперечник Солнца, равный 
1 390 891 км1, а также огромную мощь физико-химиче-
ских процессов, совершающихся на Солнце, необходимо 
признать, таким образом, что земной шар находится 
в поле огромной интенсивности его влияния2.
  Наше Солнце является центром чрезвычайно гармо-
ничной и стройной системы планет. Солнце - "светиль-
ник мира", царствующий в центре, по выражению ве-
   

CnajMhi Зем/iu л объятиях Солнца	83
ликого Коперника.  Когда пифагорейцы создавали свою
¦
 теорию о "гармонии сфер", основываясь на элементарных 
представлениях о движении планет, они даже не могли 
представить себе, насколько закономерны в дей-
ствительности движения планет и насколько чутка и 
одновременно прочна связь планет во всех проявлениях 
их физической жизни. Подобно тому как физиологи 
находят в живых организмах связь между отдельными 
его органами, consensus partium1, заключающуюся в ре-
гулировании и координировании различных частей при 
помощи нервной и кровеносной системы, так и астро-
номы, изучающие явления в солнечной системе, откры-
вают в ней явления, аналогичные с функциями живого 
организма. Понадобилось много десятилетий блестяще-
го развития науки, чтобы мы могли лишь приблизиться 
к пониманию замечательных физико-химических процес-
сов, происходящих в сфере влияния Солнца и возглавляе-
мых им. Все эти физические и химические процессы в 
большей доле обусловлены настоящим состоянием Сол-
нца и являются его производными.
  Аналогия между физиологическими механизмами 
живого существа и физико-химическими механизмами 
солнечной системы представится нам еще более убеди-
тельной, если мы вспомним о тех связях, которые 
имеют место в первом и втором случае. В самом деле, 
нельзя ли сказать, что великое межпланетное consensus 
partium осуществляется электромагнитными силами, 
этими "нервами", по которым текут регулирующие токи 
Солнца, и корпускулярными радиациями - "кровяным 
руслом", приносящим к планетам также долю пищи для 
ее жизнедеятельности? Недаром же еще Феон Смирн-
ский как бы предвосхитил грядущие научные открытия, 
назвав Солнце "сердцем мира".
  Неизвестные нам по своей природе, но данные нам 
в опыте силы тяготения распространяются Солнцем во 
все стороны, следуя простому и ясному закону: тяго-
тение прямо пропорционально массам действующих тел 
и обратно пропорционально квадрату их взаимного рас-
стояния. Масса Солнца в 750 раз больше массы всех 
планет нашей системы, взятых вместе. И великий Неп-
тун, движущийся по периферической орбите системы и 
отброшенный от Солнца в 30 раз дальше, чем Земля, с 
легкостью пушинки удерживается Солнцем, смиряющим 
б*
   

84


Глава У


его порывы из каждой точки своего пути улететь по 
касательной в темные бездны Вселенной.
  Из всего богатейшего излучения Солнца наша пла-
нета получает только миллиардную долю энергии, ис-
точаемой им. Однако этого количества энергии доста-
точно для того, чтобы наполнить Землю всевозможны-
ми проявлениями жизнедеятельности. Мы не будем 
здесь иллюстрировать притекающую от Солнца энергию 
цифровыми данными - скажем лишь, что они свиде-
   

 
Р и с. 12. Кривые средних годич-
ных температур городов СССР на 
фоне периода сомщедеятелъности. 
Нижняя кривая - 11-летний пе-
риод солнцедеятельности. Кривые:
1	- годичная температура Архан-
гельска (1826-1915).
2	- годичная  температура  Пет-
рограда (1826 - 1915).
3	- годичная температура Моск-
вы (1826-1915).
4	- годичная температура Казани
(1828 - 1915).
5	- годичная температура Астра-
хани (1837-1915).
6	- годичная температура Злато-
уста (1837-1915).
7	- годичная температура Киева
(1826-1915).
8	- годичная температура Нико-
    лаева (1826-1915). Один из 
максимумов годичной температуры 
наступает за год до максимума 
солнечных пятен. На 3-й и 4-й годы 
после максимума солнечных пятен 
падает вторичный максимум 
температуры, и третий максимум 
температуры совпадает с годами 
минимума солнечных пятен (по А. 
П. Моисееву)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь