Каббалистическая астрология :: Часть 4 — ДИАЛЕКТИКА, или ДОМА Часть 9

0
278
Марс в двенадцатом доме
"Курсы отучения от жадности. Плата по усмотрению клиента."
Этот аспект дает противоречивую судьбу профессионального дилетанта, человека, 
во многом противоположного по своим кармическим обязанностям человеку с Марсом 
в одиннадцатом доме, но странным образом доделывающим то, что тот не доделал.
В своих дилетантских ролях и исполнении уже отмирающих функций этот человек 
должен много трудиться - но не над (практически бесполезным) улучшением своей 
техники и профессионализма, а над формами любительского, но искреннего 
выражения своей любви - по возможности в чистом виде. Влияние двенадцатого дома 
на Марс выразится в том, что любая работа этого человека окажется в чем-то 
жертвенной и потребует от него много самоотречения; все попытки работать "на 
себя" или "как все", то есть особенно себя не утруждая, у него провалятся: либо 
работа покажется неинтересной и он ее оставит, либо увлечется и сам не заметит, 
как включится искренне и чистосердечно, полностью забыв, что тратит уже самого 
себя.
Его жертвенная любовь порой причинит объекту много неприятностей, так как может 
оказаться слишком действенной и напористой, и с этим человеку нужно в себе 
бороться, иначе он не только разрушит свою любовь, но и повредит объект. А пока 
аспект не проработан, сердце человека разрывает невозможность помочь любимому 
объекту в его оформлении, в чем он так нуждается.
Юпитер в двенадцатом доме
"Даю уроки личной скромности. Приходите, не пожалеете".
Жертвенная любовь этого человека всеобъемлюща: ему хочется сделать для объекта 
все, охватить все стороны его внешней и внутренней жизни, а главное - найти 
тайную формулу его синтеза, который сделает его единым и цельным. На низком 
уровне это может быть не нужным и очень утомительным для объекта, и он будет 
отвергать любовь человека столь же всесторонне, нимало не обращая внимания на 
ее жертвенность, что, конечно, очень обидно. Проработка аспекта идет в 
направлении всестороннего и многопланового изучения объекта (а также своих 
возможностей), и сужения своей активности на область объектов, действительно 
нуждающихся во внимании человека.
Для дилетантских ролей этого человека характерна склонность к разнообразию, 
имеющему в конечном счете цель полноты охвата - и последняя вполне может быть 
достигнута, но не столько профессионализацией роли, сколько искренностью и 
бескорыстием его любви. Если же их не хватает, то роли не удаются, что очень 
мучает человека, и он не может найти ключи к собственному синтезу, оставаясь 
внутренне разорванным до конца жизни. Он, впрочем, может этого не осознавать, а 
сердце его будет разрывать невозможность собрать вместе, в единое целое, 
любимый объект, раздираемый внутренними противоречиями и рассогласованиями.
Сатурн в двенадцатом доме
Что делать человеку, которого норовит пожрать родина-мать?
Вырабатывать планетарное сознание.
Это - любитель-эмпирик, субъект, доставляющий максимум неприятностей 
спасательным группам в горах и на море. Дилетантские роли этого человека уводят 
его в неисследованные страны и нехоженные дебри, и самое странное, что он, не 
обладая профессиональной подготовкой, все же подсознательно, а иногда и 
сознательно, туда стремится и порой возвращается не только целым и невредимым, 
но и существенно расширив свое сознание и спектр возможностей.
В "полевых" ситуациях этому человеку помогает не профессиональная сноровка, а 
искренняя и нередко жертвенная любовь к окружающей реальности; если ему удается 
понять, чего она от него ждет, то исход бывает не только благополучным, но и в 
высшей степени важным для человека: ему открываются структуры, важные для всей 
его жизни.
На низком уровне проработки аспекта этот человек испытывает страх перед 
любительскими ролями и искренними, жертвенными проявлениями своей любви - ему 
кажется, что он все сделает не так, его неправильно поймут и мимоходом съедят. 
Преодолеть этот страх можно лишь погрузившись в незнакомую среду и ощутив, что 
она действительно нуждается в его любви, пусть и несовершенно выраженной - а 
без этого ему все равно не обойтись.
Его сердце разрывает любовь к незнакомым чудесным и опасным реальностям и 
нуждающимся именно и только в нем существам, их населяющим.
 
Глава 11
ПЕРЕХОД ОТ МАНИПУРЫ К СВАДХИСТХАНЕ, или ДЕВЯТЫЙ ДОМ
 
Ключевые слова: жертва структуры; распад; разрушение; развертка; 
последовательное изложение; продвинутое обучение; духовное учительство.
 
"За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет,
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет".
(Н. Заболоцкий)
Двенадцатый дом исчерпывает до конца функцию объекта; девятый же означает 
прекращение его существования как единого целого и распад на составные части 
или элементы, то есть гибель структуры объекта. При этом происходит отбор: 
часть этих элементов используется средой как уже готовый материал для 
строительства собственных структур (четвертый дом), а остальное подвергается 
окончательной трансформации под восьмым домом (см. главу 12) Примером процесса 
девятого дома служит начальная фаза приготовления салата или винегрета, когда 
хозяйка выкладывает овощи и фрукты на стол, отбирает нужные, их чистит и режет 
на мелкие кусочки, попутно удаляя подгнившие места, кожуру больших огурцов, 
черенки и сердцевину яблок и т.п. При этом в салатной миске постепенно 
происходит формирование новой структуры (обозначенной в кулинарной книге), 
которая в недалеком будущем окончательно оформится в виде подаваемого на стол 
кушанья.
Низшая октава девятого дома это хищническое разрушение богатого объекта ради 
извлечения из него незначительной части, необходимой человеку - как ему кажется 
в настоящий момент; о том, какова будет дальнейшая судьба разрушенного объекта, 
человек обычно не думает, хотя напрасно: разрушение под девятым домом - очень 
интимное действие, и не отработанная преждевременно разрушаемым объектом карма 
переходит непосредственно на разрушителя.
Естественно возникающие ситуации девятого дома характеризуются, во-первых, 
готовностью к этому самого объекта, уже лишенного к этому времени формы и любви,
 во-вторых, как правило, высокой степенью и скоростью утилизации результатов 
распада, а в-третьих, одновременным исчезновением очень многих (подавляющего 
большинства) связей между элементами объекта, так что в результате они 
оказываются почти изолированными друг от друга, чем существенно облегчается 
отбор среди них нужных для каких-либо целей.
Так распадается групповой эгрегор дружного класса после выпускного вечера, а 
остатки некогда сплоченного коллектива разбираются учебными и профессиональными 
эгрегорами: одни идут учиться дальше, другие - работать, кто-то уезжает надолго,
 а кто-то и навсегда.
Не следует воспринимать девятый дом как торжество хаоса. В действительности 
культурное его проведение ничуть не легче, чем в случае других, на вид более 
конструктивных домов; особенностью девятого дома является его более 
поверхностно-очевидный жертвенный смысл, но и удовлетворение потребностей среды 
в данном случае ничуть не более просто, чем в ситуации любого другого дневного 
дома.
Ситуация девятого дома требует не просто разрушения структуры объекта, но 
такого ее разрушения, при котором его элементы рассыпаются в порядке, удобном 
для их ассимиляции средой. Поэтому часто девятый дом предполагает определенную 
развертку, или последовательную схему освобождения элементов, от выбора которой 
в большой степени зависит эффективность протекания процессов этого дома.
Типичный пример ситуации, где остро встает проблема развертки (и, следовательно,
 ощущается дыхание девятого дома) это последовательное изложение материала, 
например, в лекции или частной беседе. Представьте себе, что вам нужно изложить 
собеседнику какую-то сложную мысль, обрисовать незнакомую ему ситуацию, ввести 
в курс дела, изобилующего деталями. Понятно, что многие подробности здесь 
неуместны - нужно излагать "голую" суть (то есть основную структуру), но 
сделать это сразу, в одном слове или предложении, невозможно, и приходится 
прибегать к расчленению информации на отдельные моменты и последовательной 
передаче их собеседнику; какая картина сложится в результате у него в голове, в 
большой мере зависит от уровня проработки рассказчиком своего девятого дома (а 
слушателем - четвертого).
Говоря об обучении, легко понять, что дневным домам соответствует роль учителя, 
ночным - ученика. Под девятым домом (для учителя) идет продвинутое обучение, 
которому подвергаются подготовленные ученики, способные самостоятельно оценить 
и отобрать нужные для себя информационно-энергетические крупицы и затем 
встроить их в картину своего знания. Для учеников при этом включается четвертый 
дом, то есть формируются основные структуры знания о предмете.
Важным частным случаем обучения под девятым домом является узкое духовное 
учительство, то есть то обучение, которому гуру подвергает своих наиболее 
близких продвинутых учеников. Здесь, при передаче наиболее ценного опыта, 
происходит жертва самой интимной его частью, то есть структурой: учитель 
передает основное содержание глубочайшей тайны, ему открытой. Здесь велики 
возможности профанации, то есть недооценки получаемой информации или 
принципиальной невозможности ее воспринять со стороны учеников - поэтому их как 
правило нужно долго воспитывать и готовить к "высокому" обучению. В то же время 
формы последнего, наоборот, внешне гораздо более свободны и из того, что 
передает учитель, ученик волен сам выбирать необходимую ему информацию и по 
собственному усмотрению включать в свой набор знаний и умений. Понятно, что это 
накладывает большую ответственность на учителя - гораздо большую, чем когда он 
любовно-непритязательно играет с учениками (двенадцатый дом) или в достаточно 
определенной манере учит их профессионализму "от сих до сих" (одиннадцатый дом).
 В конечном счете формирование основной структуры знания ученика определяется 
жертвенно-распадающейся в процессе обучения структурой учителя, и совсем не 
важно, что лишь немногие ее элементы усваиваются учеником: в действительности, 
в соответствии с голографической парадигмой, то есть принципом тотального 
единства мира, в каждом из элементов структуры скрыта информация о ней в целом.
Более общим образом, можно сказать, что девятый дом это одна из двух частей 
процесса воспроизводства фундаментальных структур; вторая его часть это, 
соответственно, четвертый дом. Так, например, трансформируются идеи при 
переходе от поколения к поколению: старая структура, то есть основное 
содержание, или суть, передается от старших к младшим, и последние, отсеивая то,
 что они подсознательно считают "шелухой" или "чешуей", встраивают остальное в 
свое подсознание (и частично сознание) - но принцип (хотя бы относительной) 
добровольности восприятия здесь обязателен, ибо если его нет, а обучение идет, 
скажем, под одиннадцатым домом, то над основными структурами оно не властно, и 
они остаются почти не затронутыми.
* * *
Трудности и препятствия. Распад и разрушение - слова, наделенные, мягко говоря, 
не самыми положительными ассоциативными рядами; то же можно сказать и о 
терминах "отходы" и "остатки", которыми автор вынужденно пользуется при 
описании жизни тонких тел и особенно нисходящих потоков. В этом отражается 
определенный инфантилизм общественного подсознания, упорно не желающего 
признавать, что смерть это часть жизни и разрушение свойственно природе вещей в 
той же мере, что и созидание. Безотходная технология, свойственная природе, 
означает, что разница между "плодами" и "отходами", между продуктами синтеза и 
распада заключается лишь в фазе процесса, а забота о правильном разрушении и 
подготовка доброкачественных отходов ничуть не менее важна, нежели усилия по 
оформлению или синтезу.
Итак, первое препятствие к правильному проведению ситуаций девятого дома это 
подсознательное, а часто и сознательное негативное к ним отношение, или их 
обесценивание. "Мне не нужна вечная игла для примуса, я не собираюсь жить 
вечно!" - сказал в свое время Илья Ильф, проявив так не свойственную его 
времени заботу о последствиях своих действий. А между тем понятие 
конструктивности относится к дневным домам в той же мере, что и с ночным, в 
частности, распад может быть весьма неконструктивным, особенно если его не 
признавать или игнорировать.
В наш век экологических катастроф и пробуждающегося экологического сознания 
сказанное выше может показаться читателю банальным (хотя и не легко исполнимым).
 Однако существует наряду с внешней еще и внутренняя экология, относящаяся к 
внутреннему миру человека и его подсознанию, и здесь ситуация с проблемами 
девятого дома ничуть не менее драматическая.
Обычно человек, начинающий работать над собой, особенно в рамках духовного 
ученичества, интенсивного следования той или иной концессии или патентованно 
быстрого пути восхождения, просветления и спасения души, мыслит свое "низшее" 
начало как главного антагониста, нимало не задумываясь о том, что никакая 
программа подсознания, выражающаяся в склонности к греху, лени, сомнениях и т.д.
, не может быть уничтожена окончательно и бесповоротно: она может лишь 
ослабляться под одиннадцатым и двенадцатым домами и затем распасться под 
девятым; но каковы будут структурные элементы, на которые она рассыпается, 
какая часть из них и в каком виде войдет и в новые психические структуры, а 
какая вовсе не сможет быть адекватно ассимилирована и в результате отравит 
психику - об этом прозелит, как правило, не думает. А все остальные, то есть не 
объявленные "официально" враждебными, программы подсознания человек обычно 
хранит и лелеет и всячески пытается закрыть глаза на их разрушение.
В качестве подмены девятому дому нередко используется пятый, то есть разрушение 
структуры интерпретируется как неизбежные несущественные дефекты, обусловленные 
непринужденной игрой пятого дома: так дети рассыпают песок вокруг песочницы и 
царапают краску на грибке. Такая подмена проходит, однако, лишь в самом начале, 
то есть при включении девятого дома, а когда грибок в одночасье рассыпается и 
на месте бывшей песочницы обнаруживается глубокая лужа с грязной водой, 
фальшивая гипотеза пятого дома отпадает (хотя человек может придерживаться ее и 
несмотря на очевидность). Иногда можно спутать девятый дом с первым, если 
счесть структурный распад объекта за его самовыражение, но эти дома легко 
различимы по многим признакам, в первую очередь по сохранению под первым домом 
целостности объекта, а во вторую - по реакции среды; в случае первого дома она 
сугубо альтруистична и как бы оберегает все его проявления, а в случае девятого,
 наоборот, стремится тут же растащить то, что остается от объекта, по кусочкам 
в разные стороны.
Неправильное априорное отношение к девятому дому (чаще всего негативное) не 
только мешает человеку определить момент его включения, но также зачастую не 
дает и адекватно отработать соответствующую ситуацию, неоправданно ее сокращая 
и не давая объекту распасться до необходимой степени.
В психологическом плане это проявляется, например, в форме ложной жалости к 
себе и другим и ведет к возникновению на месте недораспавшейся ткани очага 
хронического воспаления.
* * *
Изучая жизнь коллективов и их эгрегоров, рассматривая процессы созидания и 
разрушения в тонком мире, приходится признать за последними ничуть не менее 
основополагающую роль, чем за первыми. Нередко в жизни коллектива возникает 
отчетливая негативная тенденция (и соответствующий ей паразит), которую не 
удается конструктивно трансформировать и органично ассимилировать в 
общественную жизнь (а паразита, соответственно, перевоспитать или отучить от 
дурных привычек). В определенный момент общество должно сказать этой тенденции 
твердое "нет" и разрушить ее, а попутно аккуратно расчленить соответствующего 
ей паразита. Высвобождающаяся при этом энергия может быть использована 
конструктивно, например, с целью укрепления связующих структур общества - так 
укрепляется чувство единства народа после победы над врагом; при этом не важно, 
внешний он или внутренний, но существенно, что он антагонистичен народу и его 
необходимо не перевоспитать, а именно уничтожить "как класс", то есть 
ликвидировать его структуру.
Девятый дом в жизни пары это в первую очередь ситуации распада каких-либо 
лишенных уже Божественной любви конструкций парного эгрегора, чему обычно 
сопутствует образование из их обломков новых глубинных структур, но не 
обязательно в самой паре, а возможно, и во внешнем мире. Практически включение 
девятого дома означает, что в отношениях между партнерами что-то необратимо 
рушится, и при этом часто распадаются и внешние программы, которые партнеры 
вели вместе (хотя это могло быть им и не очевидным).
Иногда такой распад сопровождается чувством глубокого облегчения (если 
распадающаяся структура уже полностью исчерпала себя, то есть двенадцатый дом 
обглодал ее дочиста) и надеждой на новое будущее, иногда, наоборот, вызывает 
отчаянный протест и желание склеить обломки - но из этого ничего не получается: 
не цветут цветы запоздалые, как заметил Антон Чехов, этот певец девятого дома 
низшей октавы, сумевший в своем творчестве начисто не заметить (или успешно 
проигнорировать) его малейшие конструктивные моменты.
Важная роль девятого дома в жизни пары это продвинутое духовное обучение, 
которое возможно в нескольких вариантах: сначала эгрегор, распадаясь, учит пару 
(что нередко выражается в скандалах, потерях и разрушении общих программ), 
затем эгрегор через одного из партнеров учит другого (роли гуру и ученика могут 
меняться), и наконец пара как единое целое жертвенным образом учит мир - если 
это семейная пара, то в первую очередь собственных детей, а во вторую - их 
бабушек и дедушек.
Девятый дом в жизни семьи сопровождается видимым, а иногда и невидимым, но 
ощутимым распадом семейного эгрегора и ведомых им программ - как правило, уже 
исчерпавших себя, но часто не полностью, по крайней мере, в глазах некоторых 
членов семьи. Обычно в семьях распределение нагрузки на домочадцев при 
включении любого диалектического перехода неравномерно, то есть одни дома 
ложатся своей тяжестью преимущественно на отца, другие - на мать, третьи - на 
старшую дочь и т.д. (здесь читатель может усмотреть преимущество 
"патриархальной" семьи с несколькими поколениями и многочисленными детьми - она 
гораздо легче становится моделью макрокосма, чем современная одно-двухдетная 
семья, из которой старательно удалены бабушки и дедушки, "чтоб не мешали жить 
молодым"). Лидер семейного девятого дома, то есть член семьи, который берет на 
себя максимум его нагрузки, может стать ее духовным учителем, но предварительно 
должен перенести преимущественно на собственных плечах немало семейных обвалов 
и крушений, после которых остаются лишь обломки - однако при ближайшем 
рассмотрении достаточно ценные и способные лечь в фундамент будущих семейных 
конструкций и проектов.
И лишь на очень высоком уровне развития семьи ее девятый дом будет означать 
включение ее в роли признанного продвинутого и тем более духовного учителя 
окружающего социума; а поначалу на остатках ее девятидомных крушений будут 
кормиться откровенные социальные паразиты.
Девятый дом в жизни государства сопровождается развалом его более 
нежизнеспособных структур и программ, из которых незаметно ушла Божья благодать,
 или ее не хватало с самого начала - такова судьба многих государственных 
проектов, умирающих практически в момент рождения.
В дуализме государство-этнос последний часто естественно рассматривать как 
среду; поэтому девятый дом для государства нередко оборачивается четвертым для 
народа, то есть население как-то консолидируется и обретает структуру (например,
 появляются внегосударственные организации движения, объединения и т.п.) при 
крушении государственных программ. На низком уровне это означает рост 
самостийного уголовного "движения", осуществляющего власть предельно жесткими 
методами, коррупцию, взяточничество, "кумовство" и т.д.
С другой стороны, распад полностью отработанной государственной структуры 
иногда не только происходит почти безболезненно, но и дает готовые элементы для 
создания качественно новых государственных же структур - это путь кардинальных, 
но корректных и продуманных реформ, осуществляемых с учетом фактических и 
потребностей или возможностей власти и потребностей населения (а также воли 
демиурга и мнения Соборной Души народа).
Девятый дом в жизни фирмы часто начинается невидимым образом: окончательно 
срабатываются и рассыпаются на части механизмы ее эгрегора, после чего внутри 
фирмы, а также в ее отношениях с внешним миром происходит нечто вроде провала 
(или развала). Причины для этого могут быть любыми (пожар на складе, 
неожиданные затруднения со сбытом продукции, массовое увольнение сотрудников, 
резкий конфликт между подразделениями и т.д.), важно, что разрушения необратимы 
и требуют не залатывания дыр, а создания каких-то новых конструкций, куда в 
качестве важных структурных элементов войдут сохранившиеся части старых.
На низком уровне проработки девятый дом вызывает в основном негативные чувства 
(или тайное злорадство) у коллектива фирмы, привыкшего к установленному порядку 
и его даже очевидному злу, и не ждущего ничего хорошего от разрушения 
последнего. Проработка означает сознательное стремление вписаться в ритм 
созиданий и разрушений и проводить необходимый распад девятого дома с 
максимальным вниманием к потребностям среды - внутренней и внешней, чтобы она 
при создании своих структур могла воспользоваться остатками бывших.
Кто это сказал, что нельзя построить свое счастье на обломках чужого? В жизни 
обычно именно так и происходит, но только не в прямолинейном понимании этих 
слов и не по хотению человека, а под управлением Мирового Разума.
Девятый дом в сюжете книги, например, момент, когда у героя происходит кризис 
крушения его планов, или, другой вариант, когда набравшее за время 
повествования силу добро наконец оказывается в состоянии одолеть всю дорогу 
победно торжествовавшее и оказавшееся несокрушимым зло.
Для самого писателя девятый дом может обернуться кризисом жанра и 
неспособностью писать дальше: муза словно отворачивается от него и непонятно, 
как привлечь ее внимание обратно. Писатели средней руки в таких случаях или 
пьют горькую, или пишут дальше, стараясь не обращать внимания на отсутствие 
вдохновения, и это прямо сказывается на качестве текста в тех его местах, где 
происходит распад внешней или внутренней реальности героев: последняя начинает 
казаться читателю бутафорской, наподобие финальной сцены "Приглашения на казнь" 
Владимира Набокова.
Бережливый писатель никогда не упустит обломков разрушенной структуры героя: 
они обязательно всплывут дальше в повествовании в качестве важных элементов 
новых структур и станут их украшением. Кончать роман разрушением сосуда зла не 
только банально и очень неэкономно, но также есть пренебрежение к естественным 
интересам читателя, желающего узнать, кто же унаследовал его черепки.
* * *
Сильный девятый дом дает человеку большую склонность к традегийному восприятию 
мира; для него распад, в том числе еще во многом функциональных структур скорее 
норма жизни, чем исключение из ее правил.
На высоком уровне проработки это дает способность к продвинутому обучению 
подготовленных учеников и даже духовному учительству в узком смысле слова - 
главным образом, на материале транзитного потока, управляемого девятым домом 
или в тесной связи с ним. Однако для этого человек должен пройти через 
существенные разрушения многих структур - и внешних, и внутренних - и научиться 
видеть глубокий и конструктивный смысл в самом процессе распада, так и в его 
остатках - обломках бывшей структуры.
Искушением в данном случае будет попытка воспринять ситуации девятого дома как 
борьбу со злом - чисто внешним и полностью антагонистичным. Сложность 
заключается в том, что оно в данном случае действительно должно быть расчленено,
 то есть по сути уничтожено, но во-первых, прежде всего внутри самого человека, 
а во-вторых - с большим вниманием к тому, что от него остается и в большой мере 
ради этих остатков, о которых человеку, вероятно, и думать-то противно.
На низком уровне это может быть демон разрушения, которому, как ни странно, 
сходят с рук дела, за которые другой давно бы уже поплатился. Это вариант 
черного учительства, начинающегося с разрушения внешнего мира и завершающегося 
саморазрушением, и чем скорее человек это осознает, тем лучше для него.
Слабый девятый дом дает человека с устойчивыми внутренними структурами, которые 
в течение его жизни будут разрушаться в незначительной степени - исключение 
составит лишь транзитный поток, управляемый домом.
Ему будет чужд пафос разрушения старых, отживших объектов; даже если они 
прожили свою жизнь до конца и отдали свои форму, потенциал и любовь, ему все 
равно будет казаться, что их рано разбирать на детали, пусть еще поживут, может 
быть, окажутся на что-то способными... Такое же отношение у него будет к 
собственным свойствам и качествам, и мысль о том, чтобы существенно измениться, 
сокрушив какое-то конкретное зло в себе, покажется ему нелепой и невозможной - 
ведь это же я; я могу как-то в чем-то измениться, но всерьез воевать и пытаться 
разбить себя наголову - это несерьезно.
Такому человеку трудно найти вкус в процессе разрушения структур врага, но 
полностью избежать занятий такого рода ему все-таки не удастся.
Гармоничный девятый дом дает человеку большую устойчивость в ситуациях распада; 
он интуитивно знает, когда и чем нужно пожертвовать и не особенно печалится о 
разрушении, когда оно происходит - во-первых, потому, что существенные его 
интересы оно обычно затрагивает слабо, а во-вторых, по той причине, что умеет 
увидеть будущие выгоды от разрушения объекта и устроить процесс распада так, 
что куча хлама, остающаяся на месте бывшего объекта, имеет вполне приличный вид 
и ясны перспективы его дальнейшего конструктивного использования. В части 
искушений этот человек склонен к дешевому духовному учительству или пародиям на 
продвинутое обучение в областях, на которые покажет положение девятого дома в 
Зодиаке и планеты в этом доме, а также их аспекты. Проработка требует переноса 
внимания внутрь себя и осознания процессов внутреннего распада; в особенности 
это относится к уничтожению структур, поддерживающих низшие для него программы 
подсознания - здесь важно действительно их разрушить, а не пытаться 
проецировать эту проблему вовне.
Пораженный девятый дом дает человеку очень сложную и напряженную жизнь, 
особенно пока он не начнет осознавать и использовать возможность (а для него 
лично - и острую необходимость) решения внешних проблем путем внутренней 
проработки, то есть работы над собой.
В глазах окружающих тридцать три несчастья сопровождают этого человека все 
время, и главным образом в виде как бы случайных препятствий, осложнений и 
внезапных обстоятельств, разрушающих, причем достаточно неприятным образом, 
существенные конструкции его внешней жизни. Их акцентуация зависит от положения 
девятого дома в Зодиаке и планет в нем; например, пораженный девятый дом в Деве 
даст склонность к травматизму, а в Стрельце вероятны устойчивые нарушения 
практического мышления, имеющие тяжелые каузальные последствия и 
прорабатывающиеся с большим трудом.
Пораженный девятый дом ставит перед человеком довольно жесткую альтернативу: 
или он добровольно прощается со многими низшими программами своего подсознания, 
разрушая их как таковые с тем, чтобы впоследствии на их месте или из их 
остатков возникли более эволюционно продвинутые, и тогда он сможет стать 
учителем для весьма продвинутых учеников, или же он принесет в мир много хаоса 
и разрушения и с большой вероятностью будет сам засыпан их обломками.
Девятый дом в знаках
Положение девятого дома в знаке определит транзитный поток, в котором отзовется 
всякое разрушение структуры в жизни человека, и само по себе такое разрешение 
будет всегда символом некоторых процессов, происходящих в этом потоке. Здесь 
человеку нужно готовиться к трудностям и жертвам, в частности, к распаду 
структур, хотя и практически лишенных функциональности, но все же привычных для 
человека и нередко им еще любимых, и уж во всяком случае рассматриваемых как 
"свои". С другой стороны, девятый дом может решить совершенно тупиковые 
проблемы, радикально уничтожая зло, которое не удается ни трансформировать, ни 
перевоспитать, ни отвадить, и начинать действия по уничтожению его структуры 
лучше всего с поиска аналогичного объекта в соответствующем девятому дому 
транзитном потоке и наблюдения за распадом его структур (а возможно, и 
корректной помощи этому распаду).
Девятый дом в Овне, или на нисходящем буддхиальном потоке
Тяжесть созерцания гибнущей цивилизации смягчается истиной бессмертия души.
Тема распада будет интересовать этого человека глобально: гибель цивилизации, 
крушение империи, прекращение больших идей или программ. Этому соответствует 
особый душевный склад, при котором экзистенциальные тупики и ценностные 
противоречия являются продуктами распада истинных атманических вдохновений, и 
они, прорастая и развиваясь на буддхиальной почве, постепенно раскрывают и 
обнажают свою структуру, но в конце от нее ничего не остается. Здесь 
жертвенность мироустройства дана человеку в очень сущностных переживаниях, он 
видит, как великие идеи, распадаясь, теряют не силу (что характерно для 
одиннадцатого дома) и даже не душу (двенадцатый дом), а само основное свое 
содержание, превращаясь в бессвязный набор осколков - но тем питают развитие 
жизненных сюжетов.
Для низкого уровня проработки аспекта характерен страх душевного распада - 
что-то вроде (ценностного) раздвоения или растроения личности. Проработка 
означает принятие этого раздвоения и даже растроения и конструктивную работу на 
взаимных ценностных напряжениях образовавшихся ипостасей "я" человека.
Девятый дом в Тельце, или на нисходящем каузальном потоке
Когда рубят лес, летят щепки предательства.
У этого человека тема распада будет реализовываться в первую очередь в потоке 
его жизненных событий, причем распадаться будет основная структура, попадающая 
из буддхиального тела - зародыш событийной цепочки, по мере того, как он будет 
созревать и отцветать.
В жизни это означает большие сложности в реализации человеком своих планов: они 
часто окажутся противоречивыми, и события пойдут так, как будто их должны вести 
(и переживать) несколько человек сразу. На низком уровне проработки аспекта 
этот человек окажется большим путаником и любителем браться за сложные дела, 
которые ему в одиночку не осилить; тем не менее он будет находить особый вкус, 
гоняясь сразу за двумя или, еще лучше, десятью зайцами. Проработка идет в виде 
отыскания и расчленения корней своей неорганизованности в глубинах подсознания 
(какие энергии при этом нужно укротить, покажут планеты в девятом доме и 
положение Венеры в гороскопе).
Девятый дом в Близнецах, или на нисходящем ментальном потоке
"Куплю коллекцию самообманов в хорошем состоянии".
В жизни этого человека тема распада наиболее остро и акцентированно прозвучит в 
его мышлении (не только осознаваемом, но и неосознанном): будут распадаться его 
ментальные медитации, посвященные обдумыванию того или иного события. Человеку 
часто будет казаться, что внутри него имеется несколько индивидуумов, каждый из 
которых имеет свое мнение, как именно нужно обрабатывать событийную информацию, 
и эти мнения чересчур часто будут приходить в противоречие друг с другом. При 
гармоничном девятом доме это не смутит человека, он скорее рассмеется над своим 
раздвоением или расчетверением, но проблемы этим не решит. Проработка аспекта 
идет в направлении принципиального принятия особенности своего ментального 
потока, заключающейся в разложении структуры исходного каузального кванта и 
попытках работы в таком разорванном и разноречивом ментальном поле. На низком 
уровне человек совершенно в нем теряется, не видит возможности в нем находиться,
 пытается спроецировать вину на внешний мир, не замечая того, в какой мере он 
сам является источником ментального разброда и хаоса.
Девятый дом в Раке, или на нисходящем астральном потоке
Личность художника с отвращением относилась к его творениям, как и они к ней.
Этот человек воспримет ситуации распада в своей жизни в первую очередь 
эмоционально, и в непроработанном варианте аспекта ему будет очень трудно 
согласовать свои чувства по мере их, так сказать, протекания: одна его часть 
будет отчетливо радоваться, в то время как другая - грустить, третья - 
раздражаться, а четвертая, как ни странно, останется совершенно равнодушной ко 
всему. Есть, конечно, люди, для которых подобная эмоциональная полифония 
органична, но в данном случае это так: человека будет мучить (и портить ему 
здоровье) постоянное рассогласование, разорванность его чувств, и причину этого 
он, скорее всего, найдет во внешнем мире, а точнее - в его несовершенстве. На 
низком уровне проработки аспекта это дает очень неприятный, непоследовательный 
и дисгармоничный эмоциональный склад, человек рвет своими чувствами окружающих, 
нередко доводя их до белого каления при самом добром их отношении. Проработка 
требует осознания особой специфики своих эмоциональных реакций и замены 
эмоционального нигилизма попытками конструктивно увязать друг с другом 
разнообразные голоса своих чувств, так, чтобы они не рвали ни астрального, ни 
эфирного тел.
Девятый дом во Льве, или на нисходящем эфирном потоке
Моя эмоциональная жизнь все время входит в противоречие с половой.
В жизни этого человека тема распада наиболее остро отзовется в 
биоэнергетических процессах, а главное - тех напряжениях, которые, будучи не в 
силах успешно разрешиться на эфирном уровне, опускаются через канал Девы в 
физическое тело и становятся первичными импульсами движений. На низком уровне 
проработки аспекта это дает большую эфирную рассогласованность и нередко 
противоречащие друг другу команды, которые Дева передает физическому телу. Так 
отрабатываются эмоциональные напряжения, и обычно человек склонен видеть 
причину своей биоэнергетической разорванности и дискомфорта (а впоследствии 
также и физических болезней) именно в неадекватности или низком качестве своей 
эмоциональной жизни, но в действительности это не так.
Проработка требует принятия человеком специфики своих эфирных медитаций, 
разрушающих структуру первоначального импульса, приходящегося из астрального 
тела, каким бы цельным и гармоничным он ни казался. Самые положительные 
переживания могут вызывать у этого человека биоэнергетический стресс или 
разнобой, пока он не научится (по большей части интуитивному) искусству 
сочетать не антагонистическим образом различные эфирные эффекты, не то что 
согласуя их друг с другом, но превращая в приемлемые для канала Девы и 
физического тела напряжения и тупики.
Девятый дом в Деве, или на транзитном физическом потоке
Тайное преимущество вегетарианца заключается в том, что он лучше мясоеда 
переваривает морковку.
Проблемы распада этот человек проживает в первую очередь на своем физическом 
теле, и на низком уровне проработки это выражается в том, что чувство 
напряжения не оставляет его даже в состоянии расслабления и отдыха. Его 
физические движения производятся им так, что вырабатывают не те физические 
плоды, которые нужны эфирной почве, или слишком большой ассортимент этих плодов,
 так что они засоряют и отравляют биоэнергетику; то же относится и к 
деятельности желудочно-кишечного тракта. Особенно ярко эти эффекты ощущаются 
при сильном включении ситуации девятого дома, (даже если она не имеет отношения 
к его физическому телу), но и в обычное время указанные проблемы сохраняются.
Особенность, характерная для этого аспекта, заключается в особом характере 
создания физических плодов - они во многом созревают на продуктах распада 
структуры исходных импульсов движения человека - он как бы не успевает довести 
движения до запланированного конца, и с этим трудно примириться, так как 
движения оказываются малоэффективными, но только приняв это, можно научиться 
правильно восстанавливать свои силы и эфирные матрицы.
Девятый дом в Весах, или на восходящем эфирном потоке
"Экстренная помощь уставшим от жизни. До 18 и после 70 бесплатно".
Тема распада коснется этого человека в первую очередь на материале его здоровья,
 причем в наибольшей степени в той его части, которая обеспечивает энергетикой 
тело, в частности, поддерживает (или разрушает) эмоциональный фон.
На низком уровне проработки это означает сбои самого процесса созревания 
эфирных плодов и соответственно низкое их качество: при самом лучшем здоровье и 
самочувствии человек не ощущает от них эмоционального удовлетворения и 
устойчивости. Эфирные плоды в результате содержат в себе много вредных для 
астральной почвы энергий (в частности, те элементы, которые должны бы стать 
пищей канала Девы, то есть эфирные остатки) и не содержат, наоборот, 
необходимой для астрального тела информации и энергии, так как процесс их 
созревания происходит путем нерегулированного распада элементов эфирной почвы.
В результате у человека нередко вызревают низкобиологические (звериные) эмоции 
и не хватает астральной почвы для более высоких. Проработка идет в направлении 
частичного осознания процессов эфирной вегетации и тактичной их регуляции.
Девятый дом в Скорпионе, или на восходящем астральном потоке
"Лечение тяжелых форм эгоизма. Заказы от родственников не принимаются".
Этого человека тема распада затронет прежде всего эмоционально - в процессе 
формирования итоговых эмоций, завершающих его переживания.
На низком уровне проработки это очень тяжелый и для самого человека, но в 
первую очередь для его окружающих аспект. Дело в том, что он реализуется в 
первую очередь через социальные проекции, то есть чувствуя некоторый дефект в 
протекании своих эмоциональных медитаций, человек сосредотачивает свое внимание 
на поисках внешней к тому причины, причем подсознательно стремится 
сманипулировать окружающими так, чтобы чувства последних развивались, производя 
дефектные итоговые эмоции, похожие на те, которые возникают в нем самом.
Проблема аспекта заключается в определенных особенностях формирования итоговых 
эмоций - они образуются в результате распада астральной почвы, и если этот 
распад идет не до необходимого уровня или происходит не вовремя, то его 
результаты плохо преобразуются каналом Стрельца и не подходят для ментального 
тела.
Практически низкий уровень проработки аспекта выражается в склонности человека 
к разрывающим его страстям, имеющим тяжелые последствия, но не для здоровья, 
как при девятом доме в Раке, а гораздо более тонким - в виде дефектной, 
склонной к разложению и распаду ментальной почвы.
Девятый дом в Стрельце, или на восходящем ментальном потоке
"Недорого продам ложный энтузиазм".
Этот человек будет реагировать на тему распада в первую очередь ментально и на 
низком уровне станет страдать от примитивности, несовершенства и какой-то не 
вполне понятной разорванности своих практических выводов, хотя потенциал для 
самого процесса мышления у него может быть совершенно нормальным. Многим с ним 
покажется трудно общаться, тем более что он будет склонен навязывать некоторые 
неприятные черты своего мышления и особенно манеры делать выводы за других. Это 
приведет к плохо ему понятным конфликтам, в основе которых может лежать не 
только это, но и постоянные, но часто не замечаемые им претензии к окружающим 
типа: вы меня сбиваете, не даете подумать, сориентироваться и т.д.
Первопричину следует, как обычно, искать в устройстве собственного организма, а 
в данном случае - в особом устройстве ментального тела и его медитаций, плоды 
которых образуются путем распада ментальной почвы. Проработка идет в 
направлении частичного осознания и контроля за этим процессом.
Девятый дом в Козероге, или на восходящем каузальном потоке
Жизненная позиция: эволюционный безработный.
У этого человека тема распада отзовется в процессе созревания его жизненных 
выводов. На низком уровне проработки аспекта они окажутся куда примитивнее, чем 
можно было рассчитывать по прожитому опыту, и по существу дефектными, в первую 
очередь своей разорванностью, как будто жизнь ведет не один человек, а 
несколько, причем в сравнении с ним довольно примитивных и с несогласованными 
взглядами на жизнь. Это ведет к недостаточному и неадекватному питанию 
буддхиальной почвы, так что в конечном счете раскладываются основные жизненные 
установки и программы человека, и все попытки склеить их друг с другом с 
помощью атманических (овновских) трансляций оказываются неэффективными.
Проработка аспекта в данном случае заключается в том, чтобы найти и осознать 
специфический для этого человека механизм образования каузальных плодов на 
материале распадающейся каузальной почвы; тогда становится возможным проследить 
за тем, чтобы этот ее распад происходил вовремя и снабжал жизненные итоги 
надлежащей энергией и информацией.
Девятый дом в Водолее, или на восходящем буддхиальном потоке
В последней инстанции истину берет отчаяние.
Для этого человека тема распада будет звучать очень серьезно и долговременно, 
отзываясь в тонких процессах динамики его ценностной картины мира и, главным 
образом, при выработке метаценностей. У большинства людей этот процесс идет 
практически без вмешательства сознания, так что его результаты попадают в канал 
Рыб почти не осознанными, и по этим причинам проработка аспекта идет очень 
медленно, занимая десятилетия.
На низком уровне проработки созревающие метаценности носят во многом 
неудовлетворительный для атманического тела характер: буддхиальные плоды 
вызревают, плохо обобщая пережитый человеком ценностный опыт, оказываясь как бы 
разорванными, как будто разные ценности этого человека волнуют почти не 
связанные друг с другом ипостаси его "я". Понятно, что эта разорванность 
крупных жизненных итогов не способствует укреплению атманической почвы духовной 
энергии человека, меняющей его жизнь принципиально глобально, то есть сразу всю 
целиком.
Проработка аспекта заключается в первую очередь в осознании специфического 
характера формирования метаценностей этого человека на основе распада его 
буддхиальной почвы, с которой ему нужно научиться вовремя расставаться, чтобы 
продукты ее разложения адекватно питали буддхиальные плоды.
Девятый дом в Рыбах, или на транзитном атманическом потоке
Бог вероятно существует и несомненно меня игнорирует.
Для этого человека тема разрушения носит мистический оттенок; всякий раз, когда 
он сталкивается с ситуацией распада, он чувствует, что это вариация 
одной-единственной темы, преследующей его всю жизнь.
Эта тема, однако, может звучать более или менее конструктивно, и это в какой-то 
мере зависит от его духовных усилий, прилагать которые никогда не рано и не 
поздно. Высший символический смысл любой ситуации разрушения структуры в жизни 
этого человека относится к процессу вегетации цветка его миссии, а конкретнее - 
высыханию и отмиранию тех или иных его лепестков и листочков; субъективно это 
переживается как исчезновение одного идеала и возникновение другого, не вполне 
с первым согласованного, что ведет к необходимости корректировать систему 
ценностей и жизненных программ. Этот процесс ощущается человеком как распад его 
духовной мощи и переживается поэтому во многом негативно. Проработка аспекта 
требует осознания этого распада как несущего необходимый материал для создания 
духовного напряжения, предшествующего любым изменениям в судьбе человека и в 
главных чертах их определяющего.
Планеты в девятом доме
Планеты в девятом доме покажут энергии, необходимые человеку для ликвидации 
структур тех объектов, которые ему кармически суждено разрушить. Энергии того 
же типа, но в грубом варианте, высвободятся в его внутренних и внешних 
ситуациях распада, и человек должен научиться им противостоять и конструктивно 
использовать. На низком уровне проработки планеты в девятом доме возникает 
специфическая фобия разрушения (приводимая в конце описания аспекта). На более 
глубоких слоях подсознания причина фобии инвертируется: не человек оказывается 
разрушителем для мира, а последний - для него самого.
Солнце в девятом доме
Чем синица в руках, лучше журавлем в небо.
Любая ситуация распада потребует от этого человека принятия принципиальных 
решений в вопросах типа "быть или не быть", и от того, насколько вовремя он 
примет на себя соответствующую ответственность и правильно осуществит выбор, 
будет зависеть и качество распада и адекватность для среды его продуктов. Это в 
принципе очень ответственный аспект: энергия разрушения, не будучи укрощенной 
вовремя принципиальным выбором человека, окажется мощным дезорганизующим 
фактором, во многом определяющим его собственную судьбу в моменты, когда "быть 
или не быть" решается относительно ее самой.
Влияние девятого дома на Солнце скажется в том, что любая ситуация 
принципиального выбора будет у этого человека связана с разрушением некоторой 
(как правило, отжившей) структуры - либо во внешнем, либо во внутреннем мире, и 
это во многих случаях не очень приятно сознавать. Поэтому проблем и внутренних 
(и внешних) надрывов в жизни этого человека будет, скорее всего, множество, 
пока он не найдет в себе сил научиться принимать принципиальные решения по 
поводу отживших структур в своем собственном организме, определяя необходимость 
и пути их разрушения; об их особенностях и локализации кое-что скажут аспекты 
Солнца, положение девятого дома в Зодиаке и другие планеты в нем (а также 
управитель девятого дома).
Фобия разрушения: я боюсь, что мой принципиальный выбор окажется причиной 
разрушения внешнего мира.
Луна в девятом доме
"Дать им всем по потребностям, да так, чтоб запомнили!"
(лозунг эпохи развитого социализма)
Этот аспект непрост для осознания: здесь в ситуациях разрушения от человека 
требуется энергия заботы - о разрушаемом объекте и, в некоторой степени, о 
последствиях его распада. Возможно, читателю в этом месте придет в голову 
эпизод из набоковского "Приглашения на казнь", где палач, собирающийся 
обезглавить арестованного героя, подселяется к нему в камеру и тщательно 
изучает анатомические особенности его шеи; это, конечно, весьма показательный, 
но не единственный пример реализации аспекта.
Влияние девятого дома на Луну может выразиться в специфическом складе характера 
человека, который будет воспринимать заботу прежде всего в терминах расчленения 
или разрушения той или иной структуры, как бы враждебной или мешающей жизни 
опекаемого объекта. Возможно, последний и будет нуждаться в подобном участии, 
но проработка аспекта начинается с обращения внимания человека внутрь себя и 
заботе о поиске и разрушении чересчур жестких и уже отживших структур 
подсознания.
Фобия разрушения: окружающий мир не выдерживает моей заботы о нем и разрушается.

Меркурий в девятом доме
Скальпелем науки человек вскрывает живот мирозданию и, радуясь, восклицает: 
сколько же там разных блестящих кишочек!
Ситуации распада потребуют от этого человека научного или по меньшей мере 
структурного подхода: ему попадутся такие объекты, подлежащие разрушению, что 
для осуществления этой цели ему придется найти закон, по которому они должны 
распадаться, или самому придумать какие-то правила разрушения и провести их в 
жизнь. Сфера, в которой будет происходить это действие, определяется в первую 
очередь положением девятого дома в Зодиаке; например, если его вершина 
находится в Деве, то человек может стать специалистом по разгрузке организма от 
шлаков (системы голодания, особые физические нагрузки, бег и т.д.), и если это 
не станет его основной специальностью, то освоить зачатки этой науки ему 
волей-неволей придется, по крайней мере, на самом себе.
Влияние девятого дома на Меркурий выразится в том, что в жизни этого человека 
все ситуации, где необходимо структурирование, познание или применение закона 
будут так или иначе связаны с распадом некоторых объектов; если Меркурий в 
карте силен, это может отразиться на выборе профессии, например, при Меркурии 
(и девятом доме) во Льве этот человек может стать вулканологом, а при Меркурии 
в Близнецах (а девятом доме в тельце) - литературным критиком.
Фобия разрушения: мои попытки внести в мир порядок ведут к его распаду.
Венера в девятом доме
...Любви было много, согласия не было совсем.
Это непростой аспект, может быть, еще более трудный для понимания и проработки, 
чем Луна в девятом доме. Здесь адекватное проведение ситуаций разрушения 
требует от человека в первую очередь любви к разрушающейся структуре, и совсем 
не садистского образца, хотя на низком уровне проработки аспекта последнее не 
исключено. На начальном уровне проработки аспекта человек часто склонен к 
резкой этической поляризации: он любит добро и ненавидит зло, пытаясь его 
разрушить до основания как прямого врага. Однако проработка аспекта заключается 
в том, чтобы, во-первых, разделить зло и его носителя, а во-вторых, увидеть зло 
непредвзятым взором как некогда созданную Богом сущность, которая уже исчерпала 
лимит своего бытия и теперь для прекращения существования нуждается в 
определенной энергии, имя которой - любовь.
Этот аспект не обязательно дает профессию священника, но в любви этого человека 
всегда будет трагически-очистительный эффект, и хорошо, если он сумеет не 
возненавидеть себя и мир за это.
Фобия разрушения: мир не выдерживает моей любви и распадается в ее лучах.
Марс в девятом доме
Отделив земную твердь от небесной, Господь надолго разрушил первоначальное 
единство бытия.
Это аспект, так сказать, профессионального разрушителя, но не следует думать, 
что это преимущественно военно-диверсионная деятельность, хотя при сильном 
Марсе (и девятом доме) в Водолее человек может рассчитывать на ключевой пост в 
службе идеологического разложения потенциального противника.
В действительности аспект означает, что в ситуациях разрушения человеку 
придется много и усердно трудиться, создавая и совершенствуя формы распада, и 
подготавливая его таким образом, чтобы он шел оптимально как для самого объекта,
 так и для окружающей среды. При Марсе в Деве, а в девятом доме во Льве, это 
может быть хирург-онколог, тонко чувствующий, какую часть физических тканей 
следует удалить, чтобы ликвидировать также и эфирную проекцию опухоли. При 
Марсе и девятом доме в Деве человек может стать специалистом по безотходным или 
экологически чистым технологиям в любом материальном производстве - на 
подробности укажут аспекты Марса и Меркурия (как управителя девятого дома).
Фобия разрушения: мир рушится от моего воздействия на него.
Юпитер в девятом доме
Люди профанируют любое учение не больше, чем автор, принимавший его из рук 
Божьих.
Этому человеку для адекватных проведений ситуаций разрушения нужно привлекать 
энергии Юпитера, в частности, рассматривая проблему распада всесторонне и полно,
 не упуская никаких частностей. При Юпитере и девятом доме в Близнецах это 
может быть, например, аспектом сыщика-детектива, который должен в своем уме 
полностью восстановить картину убийства в загородном доме и в результате 
осуществить "распад" подозреваемых членов семьи на невиновных и прямых 
участников преступления.
Другой пример - химик, изучающий вещество путем его разложения при определенных 
внешних условиях и пытающийся восстановить его первичную структуру по продуктам 
и энергиям, выделяющимся при его распаде; ясно, что для этого необходимо иметь 
о последних полное представление.
Влияние девятого дома на Юпитер выразится в том, что любая энергия синтеза 
будет инициировать или соответствовать распаду объектов внешнего или 
внутреннего мира человека; в каком-то смысле все его синтезы будут идти за счет 
распадения чего-то еще. Например, при квадрате Юпитера к Венере в двенадцатом 
доме этот человек может быть склонен уводить брачных партнеров из чужих семей и 
вообще плохо переносимым в социальном общении (или чересчур деструктивным, или 
вызывающе жертвенным).
Фобия разрушения: как только я берусь синтезировать объект, мир начинает 
рушиться.
Сатурн в девятом доме
И оглянувшись вокруг, он не увидел ничего, кроме осколков своей личности.
Этот аспект означает крупный вызов, и от того, будет он принят или отвергнут, 
зависит очень многое в жизни человека.
В чистом поле, в ситуациях, где от него мало что зависит, этому человеку 
придется столкнуться с ситуациями разрушения и принять в них некоторое участие 
- какое именно, он должен понять и решить сам. Это не будет легко, но при этом 
произойдет разрушение его некоторой отжившей внутренней структуры, которая 
существенно ограничивает его дальнейшее развитие.
Этот аспект гонит человека в ситуации, где он может испытать себя на деле и 
после этого, частично разрушив и внешний мир, и себя самого, обретет новую 
индивидуальность и бытие - но вначале такая перспектива выглядит довольно 
страшно. Соблазнов здесь несколько: отказ от каких-либо ситуаций существенной 
проверки себя из страха перед последствиями; слишком грубо-бесшабашное 
поведение в "поле" без учета особенностей окружающего мира; концентрация на 
внешних процессах разрушения, то есть игнорирование соответствующих внутренних 
проблем (а они будут, и самые серьезные).
Фобия разрушения: практические испытания приведут к разрушению любой реальности,
 в которой я окажусь.

Глава 12
ПЕРЕХОД ОТ СВАДХИСТХАНЫ К МУЛАДХАРЕ, или ВОСЬМОЙ ДОМ
Ключевые слова: окончательное уничтожение; умирание; агония; ассимиляция; 
похороны; траур; растворение в среде; возврат к первообразу; возвращение к 
Единому Богу.
 
"Стали кони, кончилась работа,
Смертные доделались дела...
Обняла их сладкая дремота,
В дальний край, рыдая, повела.
Не нагонит больше их охрана,
Не настигнет лагерный конвой,
Лишь одни созвездья Магадана
Засверкают, встав над головой".
(Н. Заболоцкий)
Это конец пути, эпилог, возвращение к нематериальной породившей объект идее, 
сопровождавшей его в течение всех блужданий по этажам и переходам эволюционной 
лестницы и теперь остающейся в своем гордом идеалистическом одиночестве, но 
несомненно обогащенная полученным опытом. С точки зрения среды, объект в 
результате прохождения через восьмой дом дезинтегрируется, то есть разлагается 
уже полностью, превращаясь в неспецифическую энергию и материю; символически 
говоря, восьмой дом это сжигание объекта и развеивание его праха по ветру.
Высшая октава восьмого дома, если говорить о человеке, это мистическое 
переживание слияния с Богом, растворение в нем подобно тому, как волна 
растворяется в породившем ее океане - метафора, с помощью которой йоги 
описывают состояние самадхи; буддисты в похожих словах говорят о нирване, не 
знающей противопоставлений, различений и иллюзии отдельности эго, то есть 
индивидуального "я" человека. Нирвана означает конец пути перевоплощений и 
набора душой необходимого ей опыта; дальше она воплощается в человеческом теле, 
если захочет, исключительно из сострадания к людям и другим живым существам.
В области внутренней жизни восьмой дом переживается как окончательное 
уничтожение программы подсознания или объекта (сюжета) внутреннего мира, чему 
обычно сопутствует траур, более или менее длительный в зависимости от важности 
ушедшего объекта (программы). Траур это тоже одно из ключевых слов восьмого 
дома, символ его завершающей фазы, когда объекта уже почти что нет, и остаются 
лишь незначительные связи породившей его идеи (так сказать, ноумена) со средой, 
которые необходимо разрушить.
Восьмой дом это точка в конце пути, но она должна быть поставлена, и порой 
достаточно жирно, иначе пробел превращается в запятую и странствия объекта 
продолжаются, хотя радости это никому уже не приносит и лишь отравляет 
окружающую среду. Одним из проявлений ложной жалости (в первую очередь, к 
самому себе) является попытка гальванизировать труп уже умершей программы 
подсознания или жизненного сюжета, когда-то радовавшего человека, а теперь 
основательно им изжитого. Восьмой дом дает возможность человеку жить дальше, 
какие бы страшные события ни случались в его жизни: он дает даже не забывание, 
а нечто существенно более сильное: (субъективный) переход в качественно иную, 
чем прежде, реальность, довольно слабо связанную с исходной. Забыть это значит 
вытеснить в подсознание, сохранив там в виде частью законсервированного, а 
частью бесконтрольно активного агента; похоронить же означает перейти (и 
сознательно, и подсознательно) в реальность, где объекта не только нет, но и 
практически никогда не было - так современный человек, не увлекающийся историей,
 может спутать географию войн Ганнибала и Александра Македонского.
Восьмой дом это репетиция смерти и посмертного странствия души, и человек, 
проработавший его при жизни, встретит достаточно подготовленным и первое, и 
второе. Объект уходит, растворяясь в среде, но среда от этого делается 
качественно иной, сохраняя в диффузном виде всю информацию о его странствиях по 
ней.
Французская пословица гласит: уехать это всегда немножко умереть; применительно 
к восьмому дому можно сказать наоборот: похоронить всегда означает уехать; из 
мира, где был объект, в реальность, где его нет и воспоминания о нем не 
локализованы. Так человек слабо припоминает свою бабушку, умершую, когда внуку 
было четыре года и оставившую о себе смутную память в виде облака нежного 
внимания и необходимости вести себя потише - но почему, в связи с чем - в 
воспоминаниях теряется.
Поэтому пока воспоминания о прошлом живы, пока умершие или просто навсегда 
ушедшие из жизни люди и сюжеты остаются в нашей памяти в ярких, тревожащих душу 
подробностях и упорно не желают превращаться в зыбкий туман, прорастая травой 
забвения, можно быть уверенным, что действию восьмого дома соответствующие 
программы подсознания не подверглись; хорошо это или плохо, пусть судит сам 
человек, но не торопится при этом в своих выводах.
Трудности и препятствия. Проработка восьмого дома означает не столько умение 
вовремя поставить точку и закрыть тему (внешнюю или внутреннюю), сколько 
способность разрешить этим процессам произойти самим, когда придет их время 
(устанавливаемое Мировым Разумом, или, проще говоря, свойственное их природе), 
не препятствуя этому ни сознательно, ни подсознательно.
Препятствием для нормального протекания восьмого дома, например, в виде 
болезненного, но честного траура, часто служит нежелание человека окончательно 
расставаться с объектом - но не потому, что тот ему так уж нужен (обычно к 
моменту включения восьмого дома от объекта мало что остается), а по той причине,
 что человек к нему привык и не хочет оказываться в качественно новой 
реальности, где этого объекта нет и как бы и не было - по крайней мере, в 
сколько-нибудь существенном виде.
Рассказывают, что в Японии есть своеобразный обычай, малопонятный для западного 
миросозерцания, но весьма выпукло иллюстрирующий концепцию восьмого дома. 
Именно, человек, успешно сделавший карьеру и добившийся высокого социального и 
профессионального положения, внезапно меняет место жительства и начинает заново 
осваивать новую социальную среду и профессию, изменяя порой даже имя и 
тщательно скрывая прошлую жизнь, ее успехи и достижения.
Такой сугубо "восьмидомный" поступок эффективен, однако, при условии полной 
искренности человека, что позволяет ему погрузиться в новую реальность так, 
словно старой вовсе не было, или, точнее, она была, но принадлежала не ему, а 
хорошему знакомому, который позже куда-то делся... Тогда не только не останется 
сожалений и ностальгии по прошлому, но оно, преобразившись, изменит всю новую 
окружающую среду человека так, что ему будет в ней существенно легче, чем в 
начале жизни. Если же восьмой дом не был отработан полностью, старая реальность 
может отравить новую. Ниже приводится характерный пример: это джайновская 
история в изложении Раджниша ("Корни и крылья", беседа 3).
Один из учеников Махавиры, по имени Прасанначандра, когда-то был королем; он 
происходил из касты кшатриев (воинов), но оставил свое королевство и, забыв 
воинское искусство, стал аскетом.
Однажды к пещере, где он, будучи совершенно голым, безмятежно и блаженно стоял, 
подошли несколько человек из его бывшего окружения и стали сплетничать о 
положении дел в его стране. Один из них сказал: "Этот дурень отказался от всего,
 а министр, которому он поручил управлять королевством, ворует. Когда его сын 
подрастет и станет королем, от королевства ничего не останется." Услышав это, 
Прасанначандра в гневе выхватил воображаемый меч и закричал: "Я все еще жив. 
Что себе думает этот министр? Вот сейчас пойду и отрублю ему голову!" Махавира 
впоследствии заметил, что если бы Прасанначандра в тот момент умер, он попал бы 
в седьмой (то есть наихудший) ад.
Распадающийся объект порой воспринимается как зло; и корни его нередко глубоки 
и разветвлены. Девятый дом означает расчленение зла на части и выдергивание его 
главного корня; при этом остается, однако, множество мелких корешков, которые 
могут существенно отравить жизнь человека, если он вовремя не вытащит их по 
одному; в этом и заключается один из вариантов реализации восьмого дома, 
который нередко вызывает сильное подсознательное противодействие человека. Это 
особенно характерно для работы над собой, когда человек берется искоренять те 
или иные свои пороки или дурные привычки, чувствуя, что их время ушло и пора, 
что называется, завязывать. Здесь, как ни странно, девятый дом, то есть 
основное, радикальное разрушение структуры зла может пройти легче, чем 
завершающее его уничтожение и развеивание по ветру остатков, идущее под восьмым 
домом. В первом случае "враг" ясно виден и отчетливо одиозен и опасен; во 
втором же случае имеются лишь ядовитые его рудименты, проявляющиеся в виде, 
допустим, случайных сбоев, мелких ошибок и погрешностей - так стоит ли обращать 
на них чересчур пристальное внимание? Однако если восьмой дом включился, то 
ответ звучит достаточно категорично: "Да, и это совершенно необходимо".
С другой стороны, неправильно склеивать девятый и восьмой дом вместе и пытаться 
окончательно уничтожить объект, еще обладающий структурой - это ведет к очень 
резким энергетическим перенапряжениям и завязыванию тугих кармических узлов. 
Образцом кармического послушания может служить стервятник, питающийся 
полуразложившейся, то есть потерявшей структуру, падалью. По тем же причинам 
человеку рекомендуется тщательно пережевывать пищу: во рту происходит ее 
трансформация по девятому дому, а в желудке и тонком и особенно толстом 
кишечнике - по восьмому, и эти органы не взаимозаменимы.
Важный и тонкий момент восьмого дома это утилизация остатков объекта - того 
самого пепла и энергии, высвобождающейся при его сгорании. Применительно к 
внутренней жизни это оказывается нисколько не проще, чем во внешней, где отходы 
цивилизации грозят отравить и в конечном счете уничтожить всю среду обитания 
человека. Конечно, решить эту проблему, оставаясь исключительно в рамках 
восьмого дома и не затрагивая остальные этапы жизни объекта, не удается, но все 
же и в самом восьмом доме есть своя специфика. Здесь среда выступает как почти 
не заинтересованная в отходах - но это не так, просто ее интерес не локализован 
очевидным образом в каком-либо ее конкретном месте или фрагменте; тем не менее 
ей в целом для поддержания равновесия необходимы и энергия, выделяющаяся при 
окончательном уничтожении объекта, и остатки его "материи", причем не в 
произвольном, а во вполне определенном виде, о чем и должен побеспокоиться 
человек, желающий правильно и адекватно отработать ситуацию восьмого дома; 
многие конкретизирующие указания на этот счет содержатся в положении этого дома 
в Зодиаке, планетах в нем, их аспектах и т.д.
* * *
Восьмой дом в жизни пары знаменует окончательное прекращение действия взаимных 
или совместных программ. Наиболее сильное его проявление это похороны парного 
союза как такового, но этому всегда предшествует множество более мелких 
умираний, и по их характеру можно предсказать стиль и особенности финального 
распада пары.
Во внутренней жизни пары восьмой дом проявляется, в частности, в окончании 
определенных взаимных обязательств, причем если это происходит вовремя и 
адекватно воспринимается партнерами, то существенно усиливает и расширяет 
возможности парного эгрегора. Типичный пример - трансформация отношений в 
молодой супружеской паре, когда она обзаводится своим домом, а затем детьми. В 
это время умирает большая часть программ парного эгрегора, связывавших 
партнеров друг с другом, и он по-видимому играет жертвенную роль по отношению к 
энергично подрастающему семейному (последний образует, таким образом, внешнюю 
среду для парного). В действительности парный эгрегор при этом не ослабляется, 
но трансформируется, переходя на более высокие энергии и (по идее) играет в 
дальнейшем по отношению к семейному руководящую роль; если же этого не 
происходит, и супруги не поймут смысла процессов частичного распада наиболее 
грубых связей между ними и попытаются им сопротивляться (например, муж затаит 
обиду на жену за перенос ее любовного внимания на детей), то парный эгрегор 
зачахнет или деградирует и может со временем стать несущественным придатком 
семейного. Однако вряд ли женщину устроит любовь к ней мужа исключительно как к 
"матери его детей" (хотя для многих мужчин это значит немало).
Восьмой дом в жизни семьи символизирует окончание ее внутренних и внешних 
программ - решительное и бесповоротное. Наиболее яркие его проявления это 
вырастание детей и смерть или уход членов семьи, но это далеко не все. 
Воспитание детей сопровождается постоянной активностью восьмого дома, что видно 
из того, как радикально меняется семейная реальность, когда они рождаются, 
начинают ползать, ходить, проситься на горшок, обманывать родителей, ходить в 
школу и заглядываться на противоположный пол. Пытаясь вспомнить раннее детство 
своего четырнадцатилетнего сына, родители часто вспоминают отдельные эпизоды (в 
ограниченном числе), но восстановить общее семейное ощущение того времени им 
чрезвычайно трудно (по крайней мере, без помощи специальных методов типа 
психоанализа или ребефинга), поскольку оно ушло навсегда, оставшись в 
качественно иной (по сравнению с нынешней) реальности.
Очень ответственное проявление семейного восьмого дома - уход вырастающих детей 
и траур по умершим членам семьи. К тому и другому нужно так же относиться, как 
к качественным изменениям в семейном эгрегоре и, исполняя траурные обряды (в 
первом случае они также необходимы!), помнить, что они служат не только цели 
облегчения дальнейшей жизни ушедших родственников, но и снабжают необходимой 
энергией семейную среду, подготавливая ее к очередной трансформации.
В жизни государства восьмой дом символизирует окончательное умирание тех или 
иных его программ - или программ, с которыми оно борется.
В области идеологии восьмой дом тоже случается, хотя менее управляем, чем 
хотелось бы руководителям соответствующих служб, особенно тех, которые заняты 
борьбой с враждебным идейным влиянием. Рассказывают, что один преуспевающий 
еврей пришел к умирающему отцу и, желая его поддержать, сказал: "Папа! Я хочу 
вас таки обрадовать! Я решил наконец проблему, которой безуспешно занимались 
ваш дед, отец и вы сами!" - "Идиот! - простонал умирающий, - три наших 
поколения на ней таки-да кормились, и что теперь будут кушать твои дети?"
И хотя идеологические работники редко совершают подобные ошибки, тем не менее 
смерть и окончательный распад рано или поздно настигают любую программу и идею, 
и те, которые казались вечными и неувядающими предшествующему поколению, могут 
показаться данному сомнительными, а следующему - типичным анахронизмом, 
достойным увековечения в Музее Мировых Заблуждений.
Однако судьба текущих идей в большой мере определяется отношением к умирающим, 
и должные похороны и траур, вытекающие хотя бы из уважения к своим (пусть 
глуповатым и странноватым) предкам, должны сопровождать в последний путь любую 
отмирающую идею или концепцию - лишь это может изменить реальность страны, 
превратив живую боль в историю. Сказанное относится не только к позитивным, но 
и отчетливо негативным, по мнению потомков, идеям и программам - последние 
нуждаются в оплакивании и похоронах в той же мере, что и первые.
Восьмой дом в жизни фирмы знаменует окончание и последующее забвение тех или 
иных ее программ - если не формальное, то фактическое.
Увольняясь с работы, человек оставляет по себе память, но если восьмой дом 
отработан правильно, то не только в достаточно куцых воспоминаниях своих 
сотрудников - старейших работников фирмы, уже готовящихся вслед за ним к выходу 
в тираж, но еще и в виде тотальной перестройки всей рабочей среды, которая, 
лишившись бывшего сотрудника и проведя по нему адекватный траур (для чего фирме 
необходимо разработать соответствующие ритуалы, учитывающие положение восьмого 
дома в ее карте), становится качественно иной и обретает новое дыхание.
То же относится и к ликвидации уже отжившего направления деятельности, филиала 
или подразделения фирмы, но здесь траурные и похоронные мероприятия должны быть 
еще более тщательно продуманы и воплощены в жизнь.
Восьмой дом в сюжете книги это не только эпилог, в котором намечаются контуры 
следующего за финальной развязкой вплетения судеб героев в жизненную канву. Под 
этим домом находятся ситуации, где герой, потерпев сокрушительное поражение, 
хоронит свои прежние идеи и иллюзии (иногда вместе с безвременно погибшими или 
бросившими его спутниками по сюжету) и пытается адаптироваться к новой 
возникшей вокруг него среде. Талантливый автор непременно введет в нее новые 
краски и изменит стилистику описаний, уже никогда не возвращаясь к прежней, и 
это изменение стиля странным образом подскажет ему (и герою) дальнейшие пути 
развития действия.
Под восьмым домом могут идти не только похороны героя (или части его души), но 
и траур по завершившейся идее или сюжетной линии, что выразится в нескольких 
репликах-воспоминаниях оставшихся в повествовании героев и некотором изменении 
общей среды повествования - это, однако, чаще заметно автору, нежели читателю. 
Если восьмой дом в гороскопе книги поражен, и автор плохо его проработал, она 
будет изобиловать художественно не мотивированными смертями действующих лиц, 
резкими обрывами повествовательных линий и концами, которые никак не сходятся с 
себе подобными.
* * *
Сильный восьмой дом даст человека, чья жизнь пойдет под похоронный звон - и не 
только в метафорическом смысле этих слов. Он будет участником многих траурных 
мероприятий, свидетелем окончания распада и умирания самых разных объектов, 
помогая им отправиться в последний путь и подготавливая их останки к 
ассимиляции средой.
Однако главные задачи распада и окончательного очищения ненужных, а порой 
ядовитых остатков стоят в его внутренней жизни. Вероятно, у этого человека 
будут дурные привычки, от которых ему необходимо до конца избавляться, причем 
этому избавлению будет предшествовать какое-то неестественное их усиление 
(смысл которого заключается в том, чтобы актуализировать проблему искоренения), 
а за их ликвидацией последует существенная трансформация всей среды внутреннего 
мира и подсознания.
Особенность этого человека - повышенная требовательность к себе и своего рода 
брезгливость, особенно в областях, определяемых транзитным потоком, управляемым 
восьмым домом, планетами, находящимися в этом доме и в какой-то мере их 
аспектами. Эта брезгливость, заставляющая человека особенно тщательно выметать 
сор и пыль из углов и потайных мест, является важной частью его натуры, и ему 
не следует ее подавлять, вытеснять в подсознание или проецировать на внешний 
мир.
Слабый восьмой дом будет у человека, который не станет принимать слишком близко 
к сердцу темы окончательного разрушения, распада и гибели, даже если судьба 
столкнет его с ними достаточно близко. Позиция "что было, то быльем поросло" 
ему более чем близка, даже если прорастание "быльем" еще только началось. Этим 
он отличается от человека с сильным восьмым домом, для которого траур не только 
частое, но и глубоко его занимающее занятие, требующее приложения многих усилий.
 Для слабого восьмого дома характерна легкая, почти безболезненная смена 
реальностей, когда, оказавшись в новой, человек очень смутно вспоминает старую, 
а если какая-то связь оказывается живой и мучительной, она легко умирает словно 
сама собой. С другой стороны, эта безболезненность означает и малые или, во 
всяком случае, неглубокие изменения в самом человеке; встретив старого друга 
после двадцатилетней разлуки, он может удивить его тем, в какой степени остался 
точно таким же - только чуть постарел.
Гармоничный восьмой дом дает человеку большую легкость и естественность 
переживания ситуаций траура; он умеет найти подходящие слова и жесты для того, 
чтобы утешить другого, страдающего от безвозвратной потери, не говоря о 
замечательно встроенных в его психику с рождения терапевтических программах 
подсознания, излечивающих боль окончательного расставания с любым объектом 
внешнего или внутреннего мира.
Этому человеку свойственна необычайная плавность перехода из старой реальности 
- через потери - в новую, но именно эта плавность может сослужить ему плохую 
службу, поскольку восьмой дом требует окончательного и бесповоротного 
разрушения объекта и полного растворения его в среде, а гармоничные аспекты 
обязательно дают искушение обаятельной халтуры. В данном случае оно выражается 
в соблазне не доводить разрушения уж до самого конца, и новая реальность 
оказывается связанной со старой тонкими, но предательскими шелковыми нитями, 
которые со временем могут опутать человека и фактически так и не дать ему 
измениться и действительно выйти из прошлого, окутав идущими оттуда сладкими, 
душными и пленительными воспоминаниями, снами и грезами.
Пораженный восьмой дом даст человеку острую проблему расставания с уже 
отжившими объектами и их окончательного растворения в окружающей среде. Ему, 
как нарочно, будут постоянно попадаться объекты вроде бы уже исчерпавшие всякий 
смысл и энергию для пребывания в проявленном мире, но почему-то никак не 
желающие это признать и сравнительно добровольно с ним расстаться, и эти 
функции нередко возлягут на человека. Для него окончательное расставание с 
прошлым будет трудной проблемой, а траур - тяжелой работой, которую не вполне 
понятно как нужно исполнять. На низком уровне проработки восьмого дома вероятны 
проекции его проблем вовне, страх любых перемен, желание намертво 
законсервироваться и садомазохистский комплекс, специфика которого во многом 
определяется положением восьмого дома в гороскопе.
Главные трудности этого человека, однако, внутренние, и заключаются они в 
необходимости достаточно жестких и нередко болезненных трансформаций 
внутреннего мира, ключом и необходимым началом которых будет окончательное 
уничтожение некоторых низших программ подсознания, по виду, может быть, и не 
таких грозных, но упорно не желающих сдавать своих позиций. На эти программы 
укажут планеты восьмого дома и их аспекты; например, пораженная Луна в восьмом 
доме остро поставит проблему поиска и преодоления атавистических для этого 
человека форм лени, эгоизма и привязанности к объектам проявленного мира.
Восьмой дом в знаках
Положение восьмого дома в Зодиаке определит транзитный поток, на котором в 
первую очередь отзовутся ситуации окончательного уничтожения той или иной части 
внешнего или внутреннего мира человека. На низком уровне проработки аспекта в 
соответствующей этому транзитному потоку сфере человек будет склонен к 
нигилизму, неподготовленному, жестокому и бессмысленному разрушению и 
соответствующим проективным претензиям к внешнему миру, который якобы хочет 
уничтожить плоды (или остатки) этого потока и человека в целом.
Проработка аспекта идет в первую очередь на материале указанного транзитного 
потока. Человек должен его ощутить и частично осознать некоторые особенности 
его функционирования, связанные с необходимостью полного распада и ассимиляции 
соответствующим тонким телом его семян (или почвы) в процессе его медитаций и 
формирования остатков (плодов) - а иначе происходит отравление как самого тела, 
так и его продукции жизнедеятельности, отправляемой в другие тела организма.
Восьмой дом в Овне, или на нисходящем буддхиальном потоке
Да что вы все о Боге... я, собственно, замуж хочу.
Ситуации траура и окончательного прощания с прошлым в жизни этого человека 
отзываются в первую очередь на ценностном уровне, в связи с взаимодействием 
длительных и серьезных программ.
На низком уровне это дает склонность к ценностному нигилизму, убеждению, что 
генеральные планы и цели и мира, и человека таковы, что их взаимодействие ведет 
к их взаимному разрушению, и человек не в состоянии по большому счету 
договориться ни с другими, ни с самим собой. При этом характерна претензия к 
внешнему миру, заключающаяся в том, что его ценности и генеральные программы 
таковы, что, взаимодействуя с ценностями и программами человека, полностью их 
уничтожают.
Проработка заключается в пристальном внимании к атманическим 
семенам-вдохновениям, инициирующим ценностные перестройки человека. В ходе этих 
перестроек, формирования новых ценностей и программ эти семена должны 
распадаться в прах, который поглощается буддхиальной средой и существенно 
участвует в формировании конструктивных и интересных для каузального тела 
ценностных напряжений и тупиков. Ошибкой здесь будет цепляние за первичное 
ценностное озарение, попытки оставить в виде ценностей хотя бы малую его часть.
Восьмой дом в Тельце, или на нисходящем каузальном потоке
Главный порок писателя не слабость слога, а неуважение к читателю.
Окончательное разрушение как понятие этот человек воспринимает в первую очередь 
каузально, то есть как конкретное событие, чаще всего тупиковое.
На низком уровне это дает склонность к бытовому нигилизму, то есть убеждению, 
что сколько-нибудь конструктивное течение событий невозможно, и обстоятельства 
обязательно сложатся так, что первоначальные планы будут разрушены без остатка. 
В жизни этого человека зачастую именно так и оказывается, есть у него и 
некоторая способность искоренять каузальные планы окружающих, что не упрощает 
его отношений с последними. Его основная претензия к внешней реальности 
заключается в том, что она дочиста разрушает его планы, не давая им 
осуществиться в самой минимальной степени.
Проработка аспекта ведется путем осознания особенностей своих каузальных 
медитаций, в частности, того, что их течение действительно разрушает, рассеивая 
в каузальной среде, первоначальные импульсы, инициирующие цепочки событий - но 
это вовсе не значит, что сами эти цепочки бессмысленны, а сопутствующие им 
событийные напряжения и тупики неважны. На материале разрушения и гибели 
конкретных планов у этого человека реализуется переход от старой реальности к 
новой, и по качеству каузальных остатков можно судить об успешности этого 
перехода.
Восьмой дом в Близнецах, или на нисходящем ментальном потоке
Почему сорняки демагогии так трудно выпалывать? Потому, что они имеют корневую 
систему дуба.
Для этого человека главный акцент ситуаций траура и окончательного разрушения 
объектов любого вида лежит на ментальном плане. Для него всякое внешнее 
умирание есть символ умирания того или иного мысленного импульса, открывающего 
ментальную медитацию, и последняя нередко оказывается для него гибельной, что 
дает человеку существенные особенности мышления.
На низком уровне проработки аспекта он дает склонность к нигилизму в отношении 
ментального процесса как такового. Ему кажется, что он в принципе слишком 
противоречив, и никакой исходный импульс не в состоянии реализоваться, 
раскрывшись в адекватной его внутреннему содержанию ментальной медитации, 
удовлетворительной для чувств. Проще говоря, его мышление постоянно опровергает 
самого себя и оказывается в огорчительных тупиках и неприятно-деструктивных 
противоречиях. Чаще всего, однако, человек склонен обвинять в этом окружающих, 
считая, что они глупы, не умеют думать, не владеют простейшей логикой и т.д. 
Проработка аспекта требует осознания человеком специфики своих ментальных 
медитаций, в частности, склонности к уничтожению их исходных каузальных 
предпосылок и рассеиванию их праха в ментальной среде. Однако этот прах 
оказывает специальное питающее действие на ментальные деревья, и они высыхают и 
осыпаются так, что в остатках их вегетации, то есть финальных ментальных 
тупиках и неразрешимых противоречиях первоначальные идеи показываются вновь, но 
в совершенно трансформированном виде, и это нужно научиться видеть и в какой-то 
степени этим управлять. Соблазном в данном случае будет попытка как-то 
сохранить первоначальный ментальный импульс - надо уметь с ним навеки 
расстаться, чтобы в новой жизни он появился совершенно преображенным.
Восьмой дом в Раке, или на нисходящем астральном потоке
Что делать, если Бог, выслушав твою молитву, отвечает: "Сам знаю"?
Этот человек любую ситуацию окончательного разрушения, умирания или прощания 
навеки воспринимает прежде всего чувственно, подсознательно идентифицируя ее с 
собственным эмоциональным крушением.
На низком уровне аспект дает человеку довольно тяжелый характер, склонность к 
эмоциональному саморазрушению, что, естественно, затрагивает и окружающих. 
Начав за здравие, для него совершенно естественно кончить за упокой; вообще 
астральный поток кажется ему абсолютно неустойчивым, и в его исполнении это так 
и есть. В то же время для этого человека характерны претензии к внешнему миру 
приблизительно такого рода: он (или они, то есть окружающие) постоянно меня 
расстраивают, огорчают, злят и выводят из себя, буквально уничтожая самые 
хорошие и светлые состояния и настроения. Убить их за это мало!
Проработка этого аспекта довольно сложна и может потребовать от человека 
большой жертвенности. Действительно, особенность его эмоционального склада 
такова, что исходные (приходящие из ментального тела) импульсы эмоциональных 
движений в процессе своей реализации распадаются, и при этом происходят 
похороны старой реальности. К этому, однако, можно привыкнуть, создав особые 
ритуалы прощания и утилизации энергии распадающихся эмоций и осознав, что они 
не исчезают навечно, но в преобразованном виде входят в новую реальность 
человека.
Восьмой дом во Льве, или на нисходящем эфирном потоке
Слезы, которыми плачешь по себе, ядовиты.
Этот аспект был, вероятно, у сказочной лисы, которая угрожала своим 
неприятелям: "Как выскочу, как выпрыгну, полетят клочки по закоулочкам!"
Такой человек склонен воспринимать ситуации гибели в первую очередь в их 
эфирном аспекте, как окончательное разрушение биоэнергетических медитаций. На 
низком уровне проработки аспекта это дает "нервность", то есть повышенную 
биоэнергетическую возбудимость, неумение справиться с глубоким волнением и как 
следствие - угловатость, неловкость движений и подверженность внешним и 
внутренним физическим травмам, обусловленным неспособностью физического тела 
справиться с напряжениями, создаваемыми в эфирном теле при неполном распаде 
живых эфирных форм. Этот человек постоянно чувствует большой дискомфорт от 
окружающих его вещей и с трудом находит с ними контакт, разрушая их своими 
действиями если не физически, то энергетически.
Проработка требует осознания и принятия специфического характера своих 
биоэнергетических медитаций, в ходе которых окончательно разрушаются и 
рассеиваются по эфирной среде их первоначальные импульсы, приходящие из 
астрального тела. Это не означает, однако, разрушительности этих медитаций ни 
для эфирного, ни для физического тела; более того, финальные биоэнергетические 
напряжения, инициирующие физические движения, содержат в скрытом и полностью 
трансформированном виде исходный эфирный импульс, хотя человеку лучше о нем уже 
не вспоминать.
Восьмой дом в Деве, или на транзитном физическом потоке
Сети внутренней цензуры не советую рвать мощными движениями половых органов.
Этот человек воспринимает ситуации разрушения и гибели в первую очередь на 
физическом плане, причем в его подсознании они ассоциируются с гибелью 
первоначального физического импульса, порождающего то или иное движение 
человека - его внешний жест или внутренний физический процесс.
На низком уровне проработки аспекта он дает человеку неуверенность в своих 
запланированных физических движениях: они могут быть иногда грациозны и 
элегантны сами по себе (хотя это нетипично), но редко достигают поставленной 
цели. Кроме того, большие сложности ожидают его в проблеме восстановления сил и 
здоровья: плохо распадающиеся в процессе физических движений их исходные 
импульсы не обеспечивают созревания качественных физических плодов.
Проработка аспекта начинается с осознания и признания человеком специфической 
природы своего физического тела и его внешнего и внутреннего танцев. Он должен 
понять и почти ощутить на себе, что первичные импульсы его движений не получают 
адекватной реализации в прямом смысле этих слов, а по ходу своего воплощения в 
физической медитации как бы отрицают сами себя и растворяются в небытии (точнее,
 превращаются в неспецифическую физическую энергию и материю). Практически это 
означает, что человек должен освоить особую, как бы косвенную (чем-то 
напоминающую кошачью) манеру перемещения в пространстве и найти себе очень 
специальную диету и ритуалы поглощения и переваривания пищи, и все это будет 
иметь для него особое значение в ситуациях окончательного прощания с прошлой 
реальностью и траура по ней.
Восьмой дом в Весах, или на восходящем эфирном потоке
"Учу простым радостям взамен сложных пороков".
Этот аспект акцентирует тему гибели, или окончательного расставания с прошлым 
на материале созревания на эфирной почве биоэнергетических плодов, которые ее в 
каком-то смысле отрицают, и для своего успешного созревания требуют полного ее 
разрушения.
На низком уровне проработки это дает человеку большие сложности с 
восстановлением эмоционального фона в связи со своеобразным эфирным нигилизмом 
человека, например, следующем убеждении: "Что бы я со своим здоровьем ни делал, 
все мои усилия обращаются в прах и, главное, нисколько не помогают мне жить (то 
есть не улучшают настроения)".
Проработка аспекта требует осознания человеком особого характера созревания 
эфирных плодов, требующего полного распада фундаментального энергетического 
потенциала; все попытки его частично сохранить и передать в астральное тело в 
первозданном виде влекут лишь отравление почвы последнего. Восьмой дом это 
среда, где человек должен уметь выкладываться до конца, иначе у него не 
получится переход из старой реальности в новую. Когда змея получает новую кожу, 
она не печалится о старой.
Восьмой дом в Скорпионе, или на восходящем астральном потоке
Да и как же не быть у меня хорошему настроению, кровушки чужой вволю 
насосавшись!
В жизни этого человека тема гибели, окончательного прекращения бытия объекта 
будет акцентирована эмоционально, а точнее - на материале разрушения его 
астральной почвы, необходимого для успешного образования итоговых эмоций.
На низком уровне проработки аспекта это может дать своеобразный фундаментальный 
эмоциональный нигилизм, убеждение, что эмоции это сплошной надрыв, 
исчерпывающий человека до конца, но ничего ему в итоге не дающий. Это в 
какой-то мере может быть справедливо для данного человека, но не менее искусно 
он может при случае эмоционально надорвать ближнего, до конца исчерпав его 
способность чувствовать и переживать что-либо.
Проработка аспекта означает принятие некоторой особенности своей психики, а 
именно - необходимость полного исчерпания и окончательного использования своего 
эмоционального потенциала для того, чтобы смогли вызреть итоговые эмоции, 
попадающие затем в ментальное тело. Восьмой дом показывает область, где нужно 
научиться тратить себя до конца - лишь тогда становится возможной качественная 
смена реальности, в которой находится человек.
Восьмой дом в Стрельце, или на восходящем ментальном потоке
Я не буду умирать в одиночестве! Меня прилетят оплакивать все мои мысли.
Этот человек подсознательно воспринимает ситуации окончательного разрушения и 
разлада как символ аналогичных процессов в его собственном ментальном теле, где 
окончательные выводы мышления формируются при необходимом условии полного 
исчерпания ментальной почвы.
На низком уровне проработки этот аспект дает специфический ментальный нигилизм, 
убеждение в невозможности сделать сколько-нибудь содержательные и хотя бы 
потенциально конструктивные выводы при имеющемся умственном потенциале человека,
 а особенно его окружающих. Этот человек умеет умственно исчерпывать других, 
как никто, и доказывать им на практике, что все их ментальные потуги тщетны, а 
практические выводы ничтожны, и этим он зачастую оправдывает малую 
эффективность процесса созревания собственных ментальных плодов.
Проработка аспекта начинается с осознания и признания человеком определенной 
специфичности процесса своего мышления, особенно в той его части, которая 
касается оформления практических выводов. Они правильно созревают лишь при 
полном отказе человека от попыток сохранить в них в неприкосновенности хотя бы 
часть его общих господствующих умонастроений: лишь при полной жертве последних 
и последующей утилизацией ментальной средой всей заключенной в них 
неспецифической ментальной энергии можно надеяться на успех в формировании 
выводов, пригодных для того, чтобы стать почвой потока событий.
Восьмой дом в Козероге, или на восходящем каузальном потоке
"Срочная помощь жертвам служебных интриг".
Этот аспект дает человека, который воспринимает ситуации похорон и перехода из 
старой реальности в новую в первую очередь через призму процесса формирования 
жизненных итогов на материале конкретных событий своей внешней и внутренней 
жизни; при этом в качестве жертвенного, гибнущего материала рассматривается 
каузальная почва, то есть энергетический потенциал человека, дающий ему 
способность совершать конкретные усилия, добиваться ближайших поставленных себе 
целей, терпеть окружающих и т.п.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь