ВЫСШИЕ АРХЕТИПЫ: ОПЫТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ :: 4. Ч а с т ь 3 — ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ АРХЕТИП Часть 6

0
205
В СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДЕ
Начальник
Начальник, ведомый архетипом творения, столь же великолепен, сколь и временами 
непереносим. Он считает, что главная его задача - генерировать новые идеи; при 
этом их исполнение он возлагает на своих подчиненных. Если к тому же над ним 
шефствует глобальный архетип, то он достигает такого величия, что его временами 
хочется снимать в кино - при том, что он не ощущает никакой ответственности за 
реальность и исполнимость своих планов, возлагая ее на подчиненных и искренне 
полагая, что они то, что окажется нереализуемым и неисполнимым, проигнорируют, 
а все остальное выполнят вовремя и в лучшем виде. Негативный вариант такого 
начальника сопровождается поведением по типу: “Вы еще узнаете меня с плохой 
стороны”, когда изобретательные идеи наказаний, репрессий и невыполнимых работ 
сыплются из него как из рога изобилия. Но, опять-таки, он не склонен следить за 
тем, чтобы все эти идеи претворялись в жизнь. Максимальное внимание этого 
начальника привлекает подготовка новых проектов, новые идеи, возможность 
получить ссуду, аванс, банковский кредит и т.д., и в этом он бывает 
необыкновенно эффективен и изобретателен.
Начальник, ведомый архетипом осуществления, силен, когда он руководит 
сложившимся коллективом со сложившимися традициями, когда производственный цикл 
уже налажен, отношения со смежниками и вообще с внешним миром уже отработаны и 
не идет существенных качественных изменений ни в самом коллективе, ни в 
окружающей среде. Тогда этот начальник будет хорошо и ответственно руководить 
отношениями фирмы с поставщиками, с заказчиками и процессами, идущими внутри 
самой фирмы. Все это будет находиться в фокусе его внимания, и в рамках этого 
процесса у него, возможно, проявится и творческое начало, но его внимание не 
будет отвлекаться в сторону. Качественно новых идей и проектов, так же, как и 
глобальных изменений в составе фирмы, он не любит и к ним не стремится. В то же 
время незначительные потрясения он способен сбалансировать лучше, чем кто бы то 
ни было. Он не очень думает о далекой перспективе, но ближние видит хорошо и 
действует в соответствии с ними. Если под архетипом творения начальник с 
успехом руководит инновационными фирмами, разработкой, изобретением и т.п., то 
архетип осуществления дает начальника, который хорошо руководит фирмами, 
существующими в стабильных условиях и выполняющими очевидную и социально 
принятую, социально понятную задачу. Однако на крутых поворотах жизни страны 
или собственного рабочего коллектива ему приходится нелегко, его действия могут 
показаться окружающим косными и чересчур догматическими, прямолинейными. Он 
может справиться с малым бунтом или забастовкой сотрудников с небольшими 
требованиями, но большой бунт или требования крупной перестройки застанут его 
врасплох.
Начальник на фазе растворения любит слушать отчеты сотрудников, подводить итоги,
 заниматься критикой и искоренением тех элементов в работе фирмы и его 
собственного коллектива, которые, по его мнению, устарели и подлежат сносу, 
слому, выбрасыванию на помойку. Хорошо, если его подразделение или фирма, 
которой он руководит в целом, занимается работой, связанной с фазой растворения.
 Например, это может быть редактор сатирического журнала или глава контрольной 
комиссии, начальник уголовного розыска и т.д. Этому начальнику свойственна 
мудрость задним числом, то есть он действительно умеет делать выводы из тех 
ошибок, которые были совершены, но видение вперед и разработка новых идей для 
него чрезвычайно сложны. Он берет на себя роль санитара в работе собственного 
коллектива, оставляя рутинную работу часто без особенного внимания, не говоря 
уже о радикальных идеях, которые появляются. В них он также скорее склонен 
видеть слабые места, чем достоинства. Но уж если он не нашел никаких изъянов в 
плане и перспективах, которые предлагают ему сотрудники, собирающиеся как-то 
видоизменить или сделать более устойчивой работу фирмы, то есть много шансов на 
то, что этот план удастся провести в жизнь, особенно если начальник не станет 
чересчур активно в него вмешиваться.
Вопросы к читателю. Какой тип начальника нравится вам больше других? Если вы 
сами - начальник, подумайте, каков стиль вашего руководства? Какой стиль вы, 
наоборот, считаете для себя недопустимым или крайне нежелательным? Как вы 
руководите своими детьми? Людьми, которые волей случая оказались у вас в 
подчинении? Считаете ли вы, что начальник обязательно должен быть чрезвычайно 
внимателен к новым веяниям или основным предметом его внимания должно быть 
поддержание стабильной работы коллектива, или что главное в работе начальника - 
это быстрое и своевременное отыскание узких мест в работе коллектива и их 
своевременное исправление?
	
Подчиненный
Подчиненный, ведомый архетипом творения, любит приниматься за новые виды работы,
 которые предложит ему начальник или исполнять идеи, которые приходят ему 
самому в голову по ходу исполнения задач. Очень важно не лишать его инициативы. 
Какие недостатки у этого подчиненного, читатель с большой пользой для себя 
продумает и перечислит сам.
Подчиненный, ведомый архетипом осуществления - мечта начальника. Это 
исполнитель, который требует, чтобы ему точно дали задание и назначили срок, 
когда оно должно быть исполнено, а остальное берет на себя. Он очень не любит, 
когда ему по ходу выполнения задания ставят новые ограничения, новые условия, 
модифицируют это задание, но зато на него чаще всего можно положиться, когда он 
привыкает к производственному ритму – тогда он способен поддерживать работу, 
даже если идут небольшие и не слишком частые нарушения этого ритма. Но все же 
каждый раз, когда это происходит, он страдает, и качество его работы несколько 
портится. Ему, возможно, не хватает творческого начала, но, как правило, такие 
люди ставятся на рабочие места, где творческое начало не слишком нужно и не 
приветствуется начальником. Этому человеку, как правило, не надоедает 
монотонная работа, он умеет находить в ней вариации и тонкости, не видимые на 
фазе творения, но, тем не менее, достаточно украшающие для него время, которое 
он тратит. Кроме того, его всегда поддерживает ощущение того, что он является 
основным производителем, основным трудящимся.
Подчиненный на фазе растворения может, если захочет, похоронить любой 
начальственный замысел. Чаще, однако, он склонен искать в последнем дефекты, 
недостатки и трудности исполнения. При конструктивном настрое его в сочетании с 
другими сотрудниками можно использовать, например, при подготовке плана будущих 
работ и при оценке очередного закончившегося цикла работ. Однако направлять его 
в одиночку на работу в стиле фаз творения или осуществления не рекомендуется. 
Он быстро превратит и ту и другую в фазу растворения, по крайней мере, для себя 
лично и либо затоскует, либо нарушит производственный процесс. Это может 
обнаружиться сразу или спустя некоторое время. 
Пример. Один студент, подготавливая дипломный проект, в котором описывалась 
конструкция сложного прибора, где-то в середине текста написал: “А эту деталь 
мы сделаем из картона, поскольку до этой страницы моего диплома никто не 
дочитает!” Эта фраза показывает, что к моменту ее написания студент твердо 
оказался под сильнейшим влиянием фазы растворения.
Вопросы к читателю. К какому типу подчиненного относитесь вы сами? Любите ли вы 
исполнять творческие поручения, требующие выдумки, или четко определенные, или 
заниматься критикой, разборкой, демонтажем того или иного объекта? Вспомните 
ваши любимые детские игры. К какой модальности относилась ваша роль в них? Что 
вы собираетесь делать на пенсии? Оцените модальность ваших планов. Какой вид 
начальника вы считаете наихудшим? Оцените его модальность и субмодальность. То 
же в отношении наилучшего начальника. Сможете ли вы быть комплементарным ему?
В группе равных
О том, какую модальность предпочитает для себя человек в кругу друзей или при 
неформальных занятиях без чересчур определенной цели, можно судить по тому, 
какую роль он при этом на себя берет. О том, какая модальность представляется 
ему совершенно неподходящей, можно судить по тому, какие роли он не берет на 
себя никогда, и относится к ним даже с известным отвращением. Некоторые роли он 
не берет на себя, но считает допустимыми для окружающих - это тоже определенный 
тип взаимоотношений между соответствующим архетипом и подсознанием человека.
Для модальности творения характерны такие роли как Трубадур, Энтузиаст, 
Любитель Сюрпризов, Тысяча и Одна Неприятность. К модальности осуществления 
относятся такие роли, как Хороший Товарищ, Исполнитель, Надежная Опора, 
Соучастник, Работник, Труженик, Послушный Слуга. К модальности растворения 
относятся такие роли как Вечная Жилетка или Сочувствующий Чужому Горю, Мироед, 
Критик, Ответственный за Чистоту, Блюститель Нравов, Скорая Помощь.
Вопросы к читателю. В какой роли чаще всего выступаете вы в компании своих 
друзей? Оцените ее модальность и субмодальность. Подумайте о ролях и 
модальностях людей, которые ведут себя неприятным для вас образом. Используете 
ли вы в своей жизни эти модальности и субмодальности? Любите ли вы производить 
на людей сильное впечатление сразу или предпочитаете, чтобы они оценивали вас, 
проведя с вами некоторое время, при расставании с вами, локальном или 
окончательном?
Семья
Семья - это среда, в которой человек раскрывается в наибольшей степени, и 
модальности, которые он там встречает и проявляет сам, относятся к числу 
наиболее интимных. То, что позволяет себе человек в семье, он, может быть, не 
позволяет себе ни в каком другом месте. То, что он может вынести в семье, 
опять-таки, он может быть неспособен вынести нигде еще. Изучая поведение 
человека в семье, мы получаем доступ к очень глубоким слоям его психики, если 
ведем наблюдение достаточно внимательно, в частности, обращаем внимание на 
модальности и субмодальности.
Ошибки, особенно случайные, в восприятии человека в семейной ситуации, 
некомплементарности его поведения, - все это важнейшие признаки несовершенства 
его собственной психической организации и конфликта между подсознательными 
модальностями. Вообще семья как таковая, особенно большая семья, в которой 
представлены три последовательные поколения, так сказать, дети, родители и 
бабушки-дедушки, представляет собой модель развивающегося микрокосма, и та игра 
модальностей, которая наблюдается в этой семье, в чем-то похожа на игру 
модальностей мира в целом и является для каждого человека моделью этого мира, 
причем не просто моделью, а той моделью, на основе которой он строит свое 
представление об этом мире, то есть базисную модель. Поэтому, корректируя свое 
поведение в семье, человек фактически корректирует свое поведение и во внешнем 
мире, и во внутреннем, и свое глубинное психическое устройство.
С чего же начать? Прежде всего, следует оценить общую модальность семьи в 
настоящий период времени. Если семья большая, в ней ничего особенного не 
происходит и некоторый уровень стабильного существования свойственного ей, 
продолжается уже несколько лет, то можно твердо сказать, что семья находится в 
модальности осуществления. Модальность творения свойственна семьям, которые 
только-только созидаются. Например, молодые муж и жена отделяются от родителей 
и начинают строительство собственного гнезда. У них появляется ребенок, они к 
нему привыкают, потом появляется следующий ребенок … и тут уже фаза творения, 
как правило, сменяется фазой осуществления, даже если у них продолжают 
появляться новые дети, потому что общий ритм семьи уже установлен и повлиять на 
него качественно не так-то легко. Фаза растворения семьи, как правило, 
возникает, когда дети, вырастая, покидают семью. Этот процесс обычно 
сопровождается предварительным процессом отчуждения детей от семьи и отчетливо 
включает фазу растворения. Другой момент, который также отчетливо включает фазу 
растворения, - это смерть одного из членов семьи, причем фаза растворения 
характерна для периода, предшествующего этой смерти. Например, это период 
тяжелой болезни одного из членов семьи, или период перед внезапной катастрофой, 
когда над семьей нависает некоторое мрачное облако, наиболее интуитивные члены 
семье ощущают нависшую угрозу, хотя и не могут точно сказать, в чем она 
проявится. После того, как дети уходят из семьи или умирает кто-то из ее членов,
 семья нередко входит в фазу творения, адаптируясь к вновь возникающей ситуации.
 Если этой адаптации не происходит и готовится уход еще одного члена семьи (или 
в социум, или в иной мир), то снова ощущается влияние архетипа растворения. Это,
 так сказать, наиболее отчетливые события, но, даже когда их не происходит и 
семья с социальной или глобальной точки зрения находится на фазе осуществления, 
в ней все равно идут более мелкие процессы, которые могут восприниматься как 
субмодальности, которые окрашивают жизнь семьи в самые разнообразные оттенки, 
меняющиеся иногда день ото дня, и уж во всяком случае, от месяца к месяцу.
Вопросы к читателю. Какая из фаз жизни семьи кажется для вас наиболее 
интересной? Наиболее спокойной? В какой семье вы отдыхаете, в какой, наоборот, 
напрягаетесь? Является ли для вас нерешаемой задачей адекватное поведение на 
поминках? В минуты семейного траура? Ощущаете ли вы рождение ребенка в семье 
как праздник? Как заурядное событие? Как трагедию? Вспомните, как к этому 
событию относились в семье, где вы выросли? Есть ли у вас знакомые, которых 
привлекают разваливающиеся семьи? Понимаете ли вы, почему их туда тянет? 
Считаете ли вы, что измена одного из супругов - повод для развода? Склонны ли 
вы завидовать новобрачным, только начинающим свою семейную жизнь? Как вы 
считаете, может ли быть интересной старость супружеской пары, прожившей вместе 
шестьдесят лет?
Пара
В жизни пары модальности творения, осуществления и растворения ощущаются 
необыкновенно ярко. Вероятно, это одно из самых ярких переживаний любого 
универсального архетипа и его модальностей, которые вообще даны человеку. 
Особенно неприятны отношения в паре, в которой одну и ту же ситуацию партнеры 
оценивают по-разному, например, один из партнеров – как находящуюся в 
модальности осуществления, другой – в модальности растворения. Такого рода 
разногласия чрезвычайно негативно сказываются как на климате отношений в целом, 
так и на самочувствии и успехах каждого из партнеров. Поэтому как к модальности 
объективно существующей ситуации (если в данном случае можно говорить о 
какой-то объективности), так и к модальности, в которой находится партнер, 
следует относиться чрезвычайно внимательно, поскольку ошибки здесь обходятся 
очень дорого, и в хорошо слаженной паре согласованы не только модальности, но и 
субмодальности, и комплементарность взаимного поведения достигает чрезвычайно 
высокого уровня.
Типичный пример. Представим себе ситуацию, когда в паре произошла размолвка. 
Где мы едем, в какой модальности находимся? Первый партнер может считать, что 
эта размолвка приводит пару к этапу растворения фазы осуществления, то есть что 
в совершенно нормальной среде существования, в устоявшемся сюжете пары возникли 
недочеты, досадный сбой, который, однако может быть сейчас проанализирован и 
устранен, и с этой позиции, в этом настроении он склонен приступить к 
обсуждению случившегося. Второй партнер, однако, считает, что пара уже 
находится на этапе творения фазы растворения, то есть то, что произошло, не 
случайность и не мелочь, а большое и крупное событие негативного плана, которое 
не только предвещает распад пары, но и является первым этапом этого распада, и 
именно так и воспринимает это событие и дальнейший сюжет жизни пары. Тогда 
второй партнер совершенно не склонен обсуждать то, что произошло с 
конструктивных позиций, возвращаться к равновесию, достигнутому раньше, а ждет 
развития этого симптома, его разрастания и углубления трещины, возникшей между 
партнерами, и именно с этой точки зрения воспринимает попытки партнера вернуть 
исходное равновесие. Сложно говорить в этой ситуации об объективности, но, во 
всяком случае, такого рода расхождения в модальностях, если они не 
проговариваются явно и партнеры пытаются найти выход из создавшегося положения, 
не меняя своих позиций, приводит к неприятным для обоих психологическим 
последствиям, то есть им становится друг с другом очень тяжело и продолжать 
какое бы то ни было взаимодействие оказывается просто невозможно.
Самые разнообразные действия партнеров по отношению друг к другу и во внешнем 
мире могут рассматриваться ими в самых различных модальностях и субмодальностях 
и в зависимости от этого приобретать совершенно различную окраску, иногда 
модифицируясь просто до неузнаваемости. Представим себе супружескую пару (а 
таких пар немало), в которой муж живет в постоянной фазе творения, он восхищен 
и очарован своей женой, он в нее практически влюблен, для него их брак - вечно 
новое становление парного союза, исполненное сюрпризов, радостей, иногда 
огорчений, но никогда ему не наскучивающее, ни один сюжет не повторяется, все 
новое, все свежее, все интересное. Его жена, наоборот, утомлена браком и, хотя 
объективно он существует уже много лет и распадаться не собирается, тем не 
менее, субъективно она прочно стоит на фазе растворения, причем в этой фазе на 
этапе творения, то есть все происходящее воспринимает как долгожданное начало 
конца их отношений. Представим себе такую ситуацию: муж, соскучившись за 
длинный рабочий день по своей жене, приносит ей большой букет цветов, желая 
сделать ей сюрприз и изображая на своем лице, и в глазах, и во всей фигуре, и в 
походке фазу творения, он подбегает с неожиданной стороны к жене, лучезарно ей 
улыбается и в последний момент вытаскивает из-за спины громадный букет (по его 
мысли, неожиданный дар судьбы для нее). Как же она воспринимает его поведение? 
Она думает: “Ну наконец-то, он решился мне изменить, он решил от меня уйти, и 
теперь, изменив мне, он испытывает громадное чувство вины, и чтобы его искупить 
и скрыть, пытается сгладить позицию, заглушить муки совести, которые мучают его 
давным-давно, и теперь дарит мне цветы, чтобы я ничего не заметила, но я 
прекрасно все вижу и понимаю, что наш брак давно обречен”. Все эти мысли 
пробегают в ее голове гораздо быстрее, чем читатель прочитывает их на бумаге, 
но успевают окрасить ее лицо в характерно сумрачное выражение, с которым она и 
принимает этот букет. Муж, впрочем, считает, что жест, которым она протягивает 
руку, необыкновенно изящен и прекрасен, и никогда она раньше так ее не 
протягивала, и остается в своей радостной модальности творения, а жена - в 
модальности растворения. Опыт показывает, что такого рода союзы могут 
существовать неограниченно долго, но взаимное огорчение друг другу эти партнеры 
все-таки доставляют, и, хотя их сознание может игнорировать разницу в 
модальностях и некомплементарность реакций и поведения, но подсознание отлично 
ее замечает, и хотя свое разочарование и неудовольствие они вытесняют из 
сознания, но, тем не менее, отягощают свое настроение и усложняют судьбу в 
целом.
Читатель может сам придумать примеры комплементарного и некомплементарного 
взаимодействия пары, когда один из партнеров употребляет, например, модальность 
творения, а другой воспринимает его в модальности осуществления, и, аналогично, 
когда один из партнеров находится в модальности осуществления, а другой - 
растворения.
Вопросы к читателю. Какая из модальностей поведения в паре для вас органична? 
Какую вы не переносите? Какую вы предпочитаете видеть у партнера? 
Проанализируйте также и субмодальности. Обратите с этой точки зрения внимание 
на диалоги, которые ведут знакомые вам слаженные и, наоборот, рассогласованные 
пары. В какой мере комплементарно их поведение? Попробуйте сменить обычную 
модальность ваших ответов в разговоре с партнером, например, вместо модальности 
осуществления употребите модальность творения или растворения. Обратите 
внимание на реакцию. Попробуйте использовать более тонкие маневры - заменять не 
модальность, а субмодальность. Опять-таки обратите внимание на обратную связь. 
Представьте себе, что к вам приходит партнер и заявляет: “Все, наши отношения 
закончены”. В какой модальности вы отреагируете? Придумайте ответы в 
модальности творения, осуществления и растворения.
Знакомство
В какой модальности предъявляет себя человек, знакомясь с вами? В какой 
модальности предстаете вы перед ним? Ниже приведены некоторые ключевые моменты. 
Читатель, конечно, понимает, что знакомство само по себе по своему жанру 
относится к модальности творения, поэтому речь идет о субмодальностях, и они 
могут быть трех видов с точки зрения диалектического архетипа.
Знакомясь под архетипом творения, человек пытается произвести впечатление на 
партнера или на общество, в которое он входит. Он предъявляет ему такие свои 
качества, создает в связи со своим появлением такие эффекты, которых никогда 
ранее это общество не видело. Он как бы говорит: “Посмотрите на меня, какой я 
необыкновенный, уникальный”, - и предъявляет какие-то качества или умения, или 
свойства, которые не могут остаться незамеченными, но должны произвести на 
общество впечатление, которое оно не только не забудет, но и будет вынуждено с 
некоторым трудом ассимилировать, и в ходе этой ассимиляции изменится само. 
Появляясь в жизни человека или коллектива, этот человек как бы говорит: “Вы 
через меня не переступите, жить дальше так, как вы жили, вы не сможете”.
Представая под архетипом осуществления, человек, наоборот, сделает попытку 
показать, что он входит как существенная составная часть общества в его судьбу, 
но не нарушает этой судьбы. Он может ничего не значащим тоном без особого 
акцента или выражения продолжить ту тему, которая при его появлении обсуждалась 
в обществе. Или он может сказать что-то такое, что партнера ни к чему не будет 
обязывать, в таком тоне, который будет подразумевать, что они давным-давно 
знакомы и теперь их знакомство лишь продолжается, следуя заведенным уже 
привычкам и ритуалам. 
Появляясь на фазе растворения, человек либо демонстрирует, что он появился на 
секунду и исчезнет без следа, либо показывает, что он пришел для того, чтобы 
уничтожить общество, в которое он явился, либо полностью его преобразить, 
трансформировать, почистить, может быть подчинить себе и заставить вести 
совершенно иную программу. Другими словами, он приходит для того, чтобы что-то 
ликвидировать, что именно - он обычно показывает довольно быстро.
Оценивая модальность появления человека, следует обращать внимание не только на 
его манеры, но и на то действие, которое он оказывает на общество или на своего 
партнера. Иногда эти две модальности, то есть видимая модальность поведения 
человека и фактическая модальность его воздействия, существенно расходятся. Так,
 например, знаменитость, яркая и известная, появляясь в скромном обществе, 
нередко преподносит себя в модальности творения: “Вот я какой!”, - а общество, 
оценив ее величие, немедленно испускает дух: замолкают все разговоры, 
опускается настроение, остается лишь праздное любопытство, которое ничем не 
удовлетворяется, и в действительности все с нетерпением ждут, когда, закончив 
свое официальное присутствие, знаменитость удалится. Наоборот, человек, 
которого называют “душой общества”, может появиться в модальности осуществления 
или даже растворения в ее скромном варианте, то есть как бы говоря: “Я пришел, 
но вы не обращайте внимания, я скоро уйду”, - но тем не менее в связи с его 
появлением в обществе возникают совершенно новое настроение, неожиданные яркие 
эффекты и т.д.
Вопросы к читателю. Какие, по вашему мнению, фразы и манеры поведения 
соответствуют модальности творения? Примеры подберите из манер окружающих вас 
людей, ваших знакомых и родственников. Человек, представляясь, избегает 
называть свое имя. Как вы считаете, к какой модальности поведения он склонен? 
Человек, представляясь, наибольшее логическое ударение делает на своей 
профессии. О какой модальности это может свидетельствовать? Тот же вопрос в 
отношении человека, который, представляясь, смотрит себе под ноги, смотрит в 
глаза собеседнику, смотрит в потолок, смотрит куда-то вбок. Оцените модальность 
своего представления и разработайте фразы и манеры держаться, которые бы 
соответствовали другим модальностям. Поэкспериментируйте на своих новых 
знакомых. Будет ли их реакция для вас неожиданной?
Прощание
Это ситуация, в которой подсознательные модальности проступают очень отчетливо. 
Кроме того, следует иметь в виду, что прощание - это не просто символическое 
обозначение перерыва в общении. Прощание всегда символизирует собой фазу 
растворения как таковую, то есть представляет собой, с точки зрения подсознания,
 малую смерть. Поэтому очень важно, как человек его производит, с какими 
чувствами, как при этом смотрит на ситуацию и что происходит в его душе. Говоря 
о прощании, мы понимаем, что основная модальность здесь растворение и обсуждаем 
ее субмодальности.
Прощаясь под архетипом творения, человек внезапно, как бы ни с того, ни с сего, 
находясь в фазе осуществления, то есть как бы без особенного перерыва в общении,
 восклицает: ”Ах, да, я вспомнил!”, - бросает взгляд на часы и сообщает о том, 
что ему срочно необходимо уйти или о какой-то другой причине, вынуждающей его 
прекратить общение и удалиться. Или, в другом варианте, он может проявить 
агрессию, заявив: ”Ах, вы, сударь таким образом позволяете себя вести, так 
извольте выйти вон!” Такого рода прощание спонтанно и чаще всего производится в 
достаточно резкой для собеседника манере, в неожиданный для него момент, может 
рвать нити общения и не заботиться о том, чтобы их подхватить в следующий раз, 
то есть расставаясь под архетипом творения, человек не склонен четко обозначать 
момент следующей встречи или следующего разговора; он, в лучшем случае, скажет: 
”Увидимся позже”. В принципе, такого рода поведение воспринимается собеседником 
как не слишком вежливое и в значительной мере его травмирующее. Один из самых 
грубых вариантов такого рода поведения - это прерывание телефонного разговора 
без какого бы то ни было вежливого слова, например “до свидания”, “у меня все” 
и т.п. Просто тема разговора закончена, и человек кладет трубку. В нашей 
культуре это воспринимается как большая грубость, но, тем не менее, для 
некоторых людей это нормально, и в момент такого прощания у них в модальности 
растворения отчетливо проявляется субмодальность творения.
Архетип осуществления проявляется в том, что прощание проводится по четкому 
отработанному ритуалу, который охватывает основные моменты, необходимые для 
расставания. Человек старается подвести итоги разговора, назначить новую 
встречу и разорвать все связи, которые удерживали собеседников вместе в течение 
общения. Это мы обсудили, об этом мы поговорили, это сделали, чаю выпили, 
теперь пора и в дорожку, встретимся на следующей неделе на том же месте, о 
времени договоримся специально. Такого рода прощание, повторяясь из раза в раз, 
становится в удобный и привычный ритуал, который совершенно устраивает человека.
 Здесь расставание смотрится не как спонтанный, а как ожидаемый акт, не 
приносящий ни особой радости, ни разочарования, а естественно и органично 
входящий в ритм жизни.
Архетип растворения предполагает прощание подобное смерти, возможно, смерти 
отношений, по крайней мере, смерти некоторого сюжета, который был между людьми. 
Здесь подводятся существенные итоги, человек старается выйти на более глубокое 
понимание, чем то, которое свойственно ему было раньше, и в то же время дает 
понять, что что-то уходит из его жизни навсегда и никогда уже не вернется. 
Поневоле на память приходят эпизоды первой встречи, основные моменты сюжета 
отношений, и настоящий момент видится как завершающий, как момент прояснения, 
иногда даже как момент истины. Для человека, прощающегося таким образом, 
характерен глубокий, внимательный, отчасти скорбный или даже траурный взгляд, 
который показывает, что человек видит более глубокие слои жизни и допущен в 
более горние сферы, чем обычно. С этим настроением обычно прощаются люди, 
расстающиеся надолго и без надежды встретиться и продолжить тот сюжет отношений,
 который у них был раньше.
Вопросы к читателю. Принято ли в вашей семье провожать родственников, уезжающих 
в командировку или в отпуск, на вокзал, в аэропорт? Что вы чувствуете, 
расставаясь с ними? В какой модальности вы проявляете себя? Любите ли вы 
краткое или же долгое прощание? Насколько оно для вас ритуализировано? 
Чувствуете ли вы себя комфортно, когда человек, прощаясь с вами, выходит за 
рамки обычного для вас ритуала прощания? Есть ли у вас знакомые, которые 
совершенно не умеют прощаться? В какой модальности они расстаются с вами и 
другими людьми? Прощаясь, принято смотреть в глаза человеку. Как вы считаете, 
какой модальности соответствует момент прямого взгляда? Как можно 
проинтерпретировать поведение человека, упорно глядящего себе под ноги или в 
сторону в момент прощания? Расставаясь с человеком надолго, предпочтете вы 
говорить о прошлом или о будущем, о своих или о его сюжетах? Согласны ли вы с 
тем мнением, что при разрыве любовной или супружеской пары всегда виноват тот, 
кого оставляют? Оцените эту ситуацию с точки зрения модальности.
Забота
Забота в жизни каждого человека проявляется трояко. С одной стороны, он ждет 
определенной заботы, с другой стороны, он ее получает, и с третьей стороны, 
заботится сам. В принципе все эти три вида заботы имеют свою модальность, 
которую обязательно учитывать, если вы хотите адекватно строить отношения с 
близкими и даже не очень близкими людьми. Дело в том, что тот тип заботы, 
которая вам нужна, которая вам желательна, и, в частности, ее модальность - это 
существенный факт вашей внутренней жизни, и пройти мимо него, проигнорировать 
его, как правило, не удается, даже если человеку кажется, что он через это 
переступил, его подсознание, как правило, придерживается иной точки зрения.
Забота в модальности творения это, скорее, обозначение основных линий заботы, 
это заявка, это, в лучшем случае, начало этого процесса, которое обещает в 
будущем его развитие и завершение. Некоторые люди, и их немало, считают, что 
этого, вообще говоря, достаточно. Для них акт заботы чаще всего символичен или 
представляет собой что-то типа подарка, который они дарят объекту заботы, 
считая, что дальше он уже все сможет сделать сам или что все остальное 
несущественно. Забота в стиле творения обозначает магистральные линии этого 
процесса, иногда снабжает его энергией, но никогда не будет ни всесторонней, ни 
развернутой, она лапидарна. Это типично для мужской заботы о женщине, о семье. 
Мужчина берет на себя главные функции и обеспечивает заботу по основным линиям, 
не вдаваясь в подробности. Он дарит женщине драгоценности, спрашивает, нет ли у 
нее врагов, от которых ее следует защитить, он убеждается в том, что у нее есть 
крыша над головой, и на этом свои обязанности считает законченными. Подробности,
 в частности, то, как объект заботы ассимилирует проявленную заботу, на этой 
фазе человека обычно не особенно интересуют, или не интересуют вовсе. Обратной 
связи он не ждет. Для него важен сам факт, что он проявил заботу и то, что она 
первично принята, то есть не отвергнута с порога. Что будет дальше - покрыто 
для него туманом, и просмотреть будущее сквозь него он не в состоянии и не 
ставит своей целью.
На фазе осуществления забота, как правило, принимает во внимание основные 
потребности объекта и предполагает от него отчетливый запрос и отчетливую 
обратную связь, то есть объект должен предъявить определенные потребности, а 
человек эти потребности удовлетворяет и смотрит, насколько объект ассимилировал 
его помощь и какую он выдал реакцию. Все это вместе представляет некоторый цикл,
 то есть забота в данном случае воспринимается не как изолированный акт, что 
характерно для фазы творения, а как регулярно повторяющийся сюжет, который 
охватывает основные сферы жизнедеятельности объекта.
Так мать заботится о своем ребенке, не упуская из виду ни одну из сфер его 
жизни и выстраивая из основных сфер этой заботы что-то вроде ритуала. Он может 
варьироваться день ото дня и месяц от месяца, но общее ощущение циклической 
повторяемости процесса заботы при этом остается. Три раза в день его надо 
накормить, вечером помыть и уложить спать, утром одеть, один или два раза в 
день сводить на прогулку, раз в две недели постричь ногти и волосы, и так далее.
 Забота этого типа, если она органична и естественна, может не замечаться 
объектом, входить как бы естественно в его жизнь или быть чрезвычайно 
утомительной, если она чересчур настойчива и чересчур детальна и подробна, к 
чему также есть склонность на этой фазе времени. Здесь человеку очень трудно 
выйти за пределы представлений о заботе и понять, что объект меняется и в 
какой-то момент времени стиль и характер заботы надо менять качественно, 
полностью убирая одни моменты и, наоборот, принимая во внимание те, которые 
раньше упускались из виду или были несущественны.
В заботе на фазе растворения есть что-то безнадежное. Она никогда не бывает 
эффективной. Это забота, которая залатывает маленькие дырочки в большом дырявом 
одеяле и не имеет возможности, и это очевидно, залатать их все. Здесь человек 
делает что-то. Так умирающий дедушка заботится о своей подрастающей внучке, 
стараясь передать ей что-то очень ценное, важное, поставить ей защиту, но не ту,
 которую осуществляет ее отец, который будет жить еще долго и может дать ей 
надежную крышу жизненного существования, пока она не вырастет, а ту, которая, 
может быть, никак не скажется на ее сегодняшней жизни, но в виде тонкой, почти 
невидимой пленки сохранится с ней навсегда и будет охранять ее от каких-то 
больших неприятностей и бед подобно невидимому, но временами ясно ощущаемому 
ангелу-хранителю. Таким образом, забота на фазе растворения - это забота о 
потребностях и обстоятельствах, которые для человека, для объекта являются 
особенно тонкими, которые не учитываются на фазе осуществления и становятся 
видны лишь на фазе растворения. Сюда же относится забота как бы завершающего 
порядка. Так, хозяйка, которая уже испекла пирог и украсила его кремом и 
цукатами, завершает свое приготовление, посыпая кулинарный шедевр сахарной 
пудрой, устанавливая там и сям красные вишенки, чуть-чуть подравнивая его 
лопаточкой, словом, производя такие действия, которые меняют форму торта лишь в 
очень незначительной степени, почти невидимым для окружающих образом, но для 
нее эти маленькие завершающие штрихи, кажется, меняют, уточняют и завершают всю 
ее работу.
Вопросы к читателю. Подумайте о модальностях заботы, в которой вы нуждаетесь и 
которую вы реально получаете от окружающих. Кто из них заботится о вас в той 
модальности, которая для вас наиболее актуальна? Кто, наоборот, в подчеркнуто 
иной модальности? Заботитесь ли вы сами о себе? Подумайте, в какой модальности 
вы это делаете? Какова была природа заботы о вас в вашей родительской семье? 
Заботливы ли вы по природе? Если да, то какой вид заботы вам наиболее 
свойственен? Спонтанная, систематическая или глобальная? Забота о тонкостях, 
стоящих за фасадом и видимых лишь после окончания основного сюжета? Склонны ли 
вы говорить своему ребенку: “А думаешь ли ты о том, какой человек из тебя 
вырастет?” Как вы считаете, какая забота важнее для ребенка: о его актуальных 
нуждах или о том, как сложится его жизнь? Склонны ли вы, увидев дыру, сразу же 
бросаться ее зашивать? Ответьте на этот вопрос сначала в прямом, а затем и в 
переносно-расширительном смысле.
Жалобы и претензии
Это - один из самых распространенных способов коммуникации людей друг с другом 
и с обществом в целом. Для того, чтобы нас правильно понимали, и для того, 
чтобы правильно понимать других людей, обязательно следует обращать внимание на 
модальности жалоб, претензий и просьб окружающих, иначе ваше ответное поведение 
вряд ли окажется комплементарным. 
Жалобы, а также претензии в модальности творения, чаще всего неожиданны и не 
развернуты. Если вы ждете, что человек как-то объяснит, почему, собственно 
говоря, он недоволен тем, что он всегда принимал как данность, то он вряд ли 
сможет это сделать. Если вы попросите его развернуть его жалобы или требования, 
вы поставите его в неловкое положение: вполне вероятно, что он совершенно не 
рассчитывал на такую вашу реакцию и не готов к подобному разворачиванию, то 
есть к переходу в модальность осуществления. Чаще всего, жалобы и претензии в 
модальности творения рассчитаны на то, чтобы сбить с ног партнера, а не на то, 
чтобы он бросился их исполнять. К исполнению, по мысли человека, можно перейти 
лишь после отчетливой перебранки, в ходе которой, может быть, его жалобы и 
претензии станут ясны ему самому. А пока у него сложилось лишь первое 
впечатление об истинной причине своего неудовольствия, и он это впечатление, не 
таясь, высказывает своему партнеру, иногда в весьма энергичной, а то и 
разрушительной для него форме. “Сегодня вечером в гостях ты вел себя совершенно 
неприлично, оскорбил меня, даже сам того не заметив!” - возмущенно заявляет 
жена мужу. “Но когда? В какой ситуации?” - недоумевает он. “А вот догадайся сам,
 а то ты вечно ничего не видишь, кроме своей персоны, и топчешь других, сам 
того не замечая!” Такого рода претензии, как правило, лапидарны, кратки, 
бездоказательны и эмоциональны. Отвечать на них лучше мгновенным и полным 
признанием своей вины, никак не уточняя, в чем именно она заключается, иначе 
пафос фазы творения моментально пропадает, и человек, который жалуется и 
предъявляет претензии, чувствует себя обойденным и обиженным (на этот раз - 
сменой модальностей). Естественно, что эту обиду он не в состоянии выразить в 
адекватных словах, и если его оппонент предложит ему объяснить, в чем же 
все-таки дело, человек выскажется, например, так: “Ты меня никогда не понимал и 
сейчас не понимаешь, и понять не способен!”. “Непонимание”, о котором идет речь,
 это именно неучет модальностей, которые человек использует.
Жалобы и претензии, излагаемые в модальности осуществления, как правило, 
основательны и подробны. Они обрисуют не просто обиду человека на его партнера, 
судьбу, социальный круг, но и выявят моменты дисбаланса, то есть нарушения 
общего равновесия, которое должно было бы складываться между человеком и его 
партнером или человеком и обществом, в котором он вращается, но по каким-то 
причинам не складывается, и человек работает на общество больше, чем получает 
от него. “Я что ни день батрачу на тебя с утра до вечера, готовлю еду, стираю, 
ращу твоих детей, а от тебя не слышу ни слова искренней благодарности!” Это 
жалоба, хотя она, вероятно, справедлива, но по своему стилю, безусловно, 
относится к модальности осуществления, так как в ней идет речь о дисбалансе в 
отношениях, которые имеют устойчивый характер и сформированы в рамках сюжета, 
который повторяется изо дня в день. Жалующаяся в данном случае утверждает, что 
этот сюжет в принципе неравновесен. Ответ на жалобу в модальности осуществления 
должен быть обязательно в модальности осуществления (возможно, в субмодальности 
творения или растворения), но ни в коем случае не в модальности творения или 
растворения, это воспринимается человеком как сугубая некомплементарность и 
очередная обида. Если, например, на претензию, высказанную выше, муж скажет: 
“Ну, давай я сегодня схожу в магазин,” - то жена воспримет это как усиление его 
постоянных оскорблений, потому что его вину может загладить лишь изменение в 
самом образе жизни и поведении, но никак не отдельно взятый положительный 
поступок, якобы долженствующий облегчить жизнь, а фактически служащий для 
отвода глаз, а завтра постылый продолжит все то же самое, но только еще хуже. 
Впрочем, предложение разовым образом помочь жене в ее нелегком труде относится, 
как это читателю очевидно, к модальности творения. В модальности же растворения 
будет предложение сократить отношения в целом, например: ”Ну, если это тебя не 
устраивает, найди себе другого мужа!” Логически этот ответ совершенно резонен, 
но поскольку жена совершенно не собирается отпускать мужа, которого она в 
глубине души любит и который ее в принципе устраивает, а в действительности ее 
жалоба носит характер гиперболы, то есть сильного преувеличения, и в 
действительности она воспринимает их отношения как находящиеся в фазе 
осуществления, то предложение перевести обсуждение в модальность растворения ее 
не устраивает абсолютно, и она обижается еще сильнее.
Как же выглядят претензии в модальности растворения? Чаще всего они имеют такой 
характер, что видно, что их в принципе никак нельзя удовлетворить, то есть 
выровнять баланс уже невозможно. Их можно только принять к сведению и глубоко 
огорчиться, что, собственно говоря, и имеет в виду жалующийся. Он говорит слова,
 которые не дают, по его мысли, возможности оппоненту отреагировать, оставшись 
целым. Их цель - разрушение его целиком или какой-либо его структуры, и ничто 
меньшее жалующегося не устроит. По идее, если партнер, которому он предъявляет 
претензии, скажет ему: “Да, я перед тобой виноват. И как ты думаешь, что я 
теперь должен сделать, чтобы искупить свою вину?” - то ответ, по мысли человека,
 должен быть, например, таким: “Теперь уже поздно, вину искупить ты уже не 
можешь, живи вечно с ее сознанием. Сократи свою жизнь до минимума, а лучше 
всего - пусти себе пулю в лоб! Или расстанься со всем, чем ты владеешь, купи на 
последние деньги билет в Индию и отправляйся в паломничество вдоль Ганга, прося 
подаяние по дорогам". Жалоба в модальности растворения - это жалоба на 
невозвратимую утрату в жизни жалующегося, восстановить которую уже не 
представляется возможным. Опять-таки, эту модальность следует правильно 
понимать, потому что, отвечая на жалобу в модальности растворения и делая при 
этом вид, что эта жалоба относится к модальности осуществления и дело можно еще 
поправить, значит человека совершенно не понять и снова обидеть. “Понимаешь ли 
ты, что я с этой кровати уже не встану!” - говорит мужчина своей жене после 
инфаркта. Если она начнет его утешать и говорить: “Ничего, ты скоро 
выздоровеешь и вернешься на свою работу,” - она тем самым продемонстрирует, что 
воспринимает его жалобы в модальности осуществления, то есть как жалобы на 
временное ослабление его здоровья, в то время как самый смысл его утверждения 
заключается в том, что он не сможет работать как раньше и теперь претензии к 
нему как к мужу и кормильцу следует существенно снизить или отменить вовсе.
Вопросы к читателю. Любите ли вы жаловаться на жизнь? Какого рода жалобы вам 
свойственны? Спонтанные, не имеющие в виду дальнейшего развития? Регулярные, 
систематические, касающиеся сложившегося образа вашей жизни и действия ваших 
обидчиков? Или же жалобы на окончание жизненного сюжета, на безвременный конец 
вашей молодости, веселья и т.п.? Жалобы какой модальности ваших окружающих 
слышите вы чаще всего? Подумайте о том, насколько комплементарны ваши ответы? 
Очень пожилой, больной человек жалуется вам на свои болезни и на возможность 
скорой своей смерти. Склонны ли вы ответить ему: “Ничего, папаша (мамаша), ты 
еще всех нас переживешь!” Оцените этот диалог с точки зрения модальностей.
Речь
Естественно, что модальность, в первую очередь, слышна в речи человека, в тех 
словах, которые он выбирает, в синтаксисе, словоупотреблении, логических 
ударениях и т.д. 
Для фазы творения характерна речь спонтанная, бессвязная, без соблюдения 
законов грамматики, сбивчивая, нередко весьма эмоциональная и изобилующая очень 
емкими, сжатыми словами и выражениями с иероглифическим, то есть весьма и 
весьма многозначным смыслом, который человек не склонен расшифровывать, 
предоставляя это слушателю, но и не предполагая от него особой расшифровки, 
считая, что он воспримет их так, как излагает это сам человек, то есть в виде 
насыщенных энергией кратких квантов. У него нет идеи сообщить партнеру все 
подробности и особого внимания к обратной связи, то есть за его речью нередко 
стоит позиция “Как хочет, пусть так и понимает!” Вообще, для фазы творения у 
человека характерно, в основном, стремление к интенсивному, яркому, 
неразвернутому самовыражению. Описывая ситуацию, которая произвела на него 
сильное впечатление, этот человек выразит это таким образом: “Ах, ух, ну, этот 
гусь, как его, хрясь - и с копыт!” Логическое ударение здесь ставится на 
ключевых словах; эпитетам, обстоятельствам и придаточным предложениям, 
косвенным оборотам не место в такой речи, или же они произносятся крайне 
невнятно. Логическое ударение здесь ставится на основных глаголах и 
существительных, которые нередко ставятся в начало предложения или оборота, что 
вообще типично для устной речи (в отличие от письменной).
Для фазы осуществления характерна речь относительно правильная, развернутая, 
размеренная, которая строится с соблюдением определенных законов или правил, не 
обязательно правил грамматики, но правил официальной грамматики в понимании 
данного человека. Эта речь претендует на то, что она будет адекватно воспринята 
окружением, то есть адресатом, и человек следит за обратной связью, то есть он 
стремится к тому, чтобы правильно поняли, по крайней мере, его основную мысль. 
Та же ситуация, которая на фазе творения выражена эмоциональной фразой из 
предыдущего абзаца, на фазе осуществления может быть описана таким образом: 
”Незнакомый мне гражданин, неловко споткнувшись о мой ботинок, упал прямо в 
лужу”.
Если на фазе творения человек уделяет максимальное внимание и ставит 
максимальное логическое ударение на подлежащих и сказуемых, то на фазе 
осуществления большое внимание уделяется также обстоятельствам, прямым 
дополнениям и иным членам предложения, которые несут на себе, с точки зрения 
человека, важную нагрузку. Это может быть любая часть речи - это может быть 
прилагательное, наречие, деепричастие - на нем он поставит соответствующий 
акцент. Эллипсисы, то есть пропущенные слова, для этой фазы нетипичны, но, 
разумеется, устная речь отличается от письменной в сторону несколько большей 
краткости, и даже на фазе осуществления это различие сохраняется. Если вы 
напишете стенограмму своих телефонных разговоров и сравните эти тексты с 
текстами писем, которые вы пишете вашим друзьям и деловым партнерам, вы 
обнаружите существенную разницу в стиле, даже если письма и разговоры идут в 
модальности осуществления. Письменный язык более цветист, склонен к более 
сложным предложениям, разветвленному синтаксису и меньшему логическому ударению 
на каждом слове.
На фазе растворения характерна речь отстраненная, метафорическая, использующая 
сравнения, выводящая далеко за рамки непосредственной темы обсуждения. Эта речь 
подчеркнуто многозначительная, подводящая слушателя к отдаленным выводам, часто 
сомневающаяся сама в себе, склонная к самоиронии, изобилующая вводными словами, 
набирающая высоту, то есть поднимающая тему от непосредственного обсуждения к 
философским, абстрактным категориям, склонная к обобщениям, сарказму, иронии, 
сложным модальностям и отрицанию той мысли, с которой она начинается. Здесь 
логическое ударение часто делается на словах, не имеющих прямого отношения к 
сути дела, а уточняющих модальность изложения. Само слово “модальность”, 
по-видимому, относится к фазе растворения. Уже известная читателю ситуация, 
изложенная в модальности растворения, могла бы выглядеть так: "Если вас в самом 
деле интересует, что именно произошло, и вы предполагаете, что я действительно 
способен дать другим, а главное, самому себе, в этом осмысленный отчет, то, 
помнится, где-то ввечеру, в связи с моим недостаточно осмотрительным поведением 
в общественном месте, случился малоприятный для кое-кого инцидент с неожиданным 
препятствием, возникшим на жизненном пути некоторого индивидуума, окончившийся 
его совершенно неожиданным омовением в абсолютно не предназначенном для того 
водоеме…"
Здесь же, видимо, следует сказать об очень распространенном приеме, характерном 
для устной речи, а именно о паузе. Если в письменной речи паузы встречаются 
довольно редко, то для устной речи они чрезвычайно характерны, и их длина имеет 
совершенно принципиальное значение. Можно смело утверждать, что человек, не 
умеющий обращаться с паузами - своими и чужими - и не чувствующий их 
эмоционального напряжения, и иногда разрешения, не является сколько-нибудь 
умелым и понимающим коммуникатором или, попросту говоря, собеседником. Итак, 
каковы же модальности пауз?
Для фазы творения характерны паузы редкие, короткие, спонтанные, совершенно 
неожиданные, а также моменты скорого предвкушения того или иного важного и 
заинтересовавшего человека события. Короткая пауза на фазе творения означает, 
что человек кардинально меняет тему; если же после нее следует развитие темы, 
то это означает, что он находится в фазе осуществления или растворения. 
Для фазы осуществления характерны паузы хорошо продуманные, когда чувствуется, 
что человек имел ее в виду и выдерживает вполне определенное время. Как говорят 
чиновники, бумага должна вылежаться перед тем, как давать ей ход. Здесь что-то 
похожее, человек считает, что пауза существует для того, чтобы его собеседник 
мог переварить, воспринять и адекватно ассимилировать ту мысль, которую он 
изложил, и в тот момент, когда это происходит, но не ранее того, можно 
продолжать свою мысль дальше. Кроме того, для фазы осуществления характерны 
целевые паузы, то есть паузы, которые делают специально с целью дать 
собеседнику дать что-то сказать. Эти паузы могут затягиваться на вполне 
существенное время, которое человека нисколько не смущает: он понимает, что для 
того, чтобы взять на себя инициативу, его партнеру нужно иногда долгое время. 
Люди, которые не умеют выдерживать длительных пауз такого рода, обычно склонны 
к общению в модальности творения, и им очень сложно не заглушать своего 
партнера, не заливать его водопадом своего самовыражения.
Для фазы растворения характерны паузы долгие, многозначительные, не столь 
долгие, как на фазе осуществления, где у них определенная, предусмотренная 
самим человеком длина, а еще гораздо более долгие, цель которых - сбить с толку 
собеседника, разрушить тему, которая возникла. Многозначительность паузы дает 
теме дополнительное, более тонкое, более абстрактное звучание, также сбивая 
собеседника с фазы осуществления, если он на нее настроен. Для фазы растворения 
характерна пауза разрушительная, некомплементарная, когда человек молчит 
неприлично долго в ситуации, когда он должен что-то сказать, разрушая этим 
ткань общения, ставя в неудобное положение своего собеседника и вынуждая его 
проявить какую-то активность в ситуации, когда активность должен проявить сам 
человек. Такого рода поведение характерно для стариков, которые во многих 
случаях просто уходят в себя и пребывают там неограниченно долго, и с которыми 
действительно очень трудно общаться, а также для профессиональных манипуляторов,
 которые этими паузами сбивают с толку своих собеседников, расшатывают их 
стереотипы. В обычном общении такого рода поведение выглядит чрезвычайно 
неприятно, но многие люди не умеют с ним бороться и начинают проявлять 
активность и что-то говорить, тем самым подчиняясь воле своего собеседника и 
разрушая тот сюжет, который был заявлен только что. Впрочем, многозначительная 
пауза в модальности растворения - не всегда признак того, что человек является 
манипулятором, черным учителем и тому подобное. Иногда она - наиболее 
адекватный и наиболее эффективный тип поведения в ситуациях, которые явно себя 
уже изжили, но говорить что бы то ни было уже не стоит, слова не принесут ни 
облегчения, ни завершения. В этих случаях длинная пауза, в конце которой можно 
перевести дух и перейти к новой теме, фактически работает в качестве метлы, 
выметающей словесный и ментальный мусор из ситуации, и люди, которые владеют 
искусством выдерживания и организации такого рода пауз, могут оказаться весьма 
эффективными и умелыми собеседниками.
Для фазы растворения характерны длинные фразы, отсутствие логических ударений, 
использование местоимений вместо имен собственных, косвенное указание на 
объекты. Например, вместо того, чтобы назвать имя человека, о нем говорится 
“этот человек” или “человек, который вчера произвел на тебя сильное 
впечатление” и т.п. Имя - мощный фактор творения, поэтому избегание имен 
типично для фазы растворения. На фазе осуществления они используются, но на них 
не делается логического ударения, свойственного фазе творения. На фазе 
растворения они иногда просто опускаются “ну, этот, как его” или заменяются 
отдаленными родственными указаниями “кум”, “второй муж второй жены моего 
второго мужа”.
Вопросы к читателю. Какие фразы и обороты вы употребляете чаще всего? Оцените 
их временную модальность и переведите их на язык двух других модальностей. 
Попробуйте применить свои переводы на практике. Художественные тексты какой 
модальности вам ближе? Какие вы не переносите, какие вас раздражают, оставляют 
равнодушным (ой)? Любите ли вы мораль в басне? Нравится ли вам говорить 
вступительное слово? Склонны ли вы в речи всегда следовать определенной линии, 
не отвлекаясь на подробности, или любимое ваше занятие - “растекаться мыслею по 
древу”, бесконечное ветвление и варьирование основной темы? Стремитесь ли вы в 
своей речи обозначить главные идеи, основные контуры, проработать тему в 
основном или исчерпать ее до конца? Какой тип речевого поведения у ваших 
партнеров вам импонирует, какой раздражает? Оцените не только модальность, но и 
субмодальность. Любите ли вы делать короткие выразительные паузы? 
Содержательные паузы? Мучительные паузы?
ЭМОЦИИ
Для фазы творения характерны эмоции сильные, захватывающие, яркие и неожиданные,
 новые для человека. Одна из них - это желание пережить неизведанное. При этом 
для человека, как правило, самое главное - это то, что чувствует он, а чувства 
остальных для него находятся в сильном тумане - за исключением людей, с 
которыми он прямо себя отождествляет. Для фазы творения вообще характерно 
отождествление человека с той эмоцией, которая им в данный момент владеет, с 
сюжетом, который его захватил, с другим человеком, который вошел в его жизнь и 
с которым человек в данный момент интенсивно общается. Если он находится в 
радостном настроении, ему кажется, что радость свойственна всему миру и что он 
будет радостен всегда; по крайней мере, будущее, в котором настроение у него 
переменится, видится им как очень отдаленное и маловероятное. Хотя эмоции фазы 
творения видятся как неукротимые, идущие вне границ, то есть никак человеком не 
контролируемые и неуправляемые, и он принимает их такими, какие они приходят, 
но странным образом они не являются для него разрушительными. То обстоятельство,
 что фаза творения чем-то напоминает детский сад, в котором он может вести себя 
совершенно непринужденно, защищает человека от чересчур большой силы эмоций, от 
чрезмерно сильного включения разрушительных эмоций; последние если и приходят, 
то, скорее, как символы, но не как реальные тяжелые состояния, которые 
разрушают психику. Поэтому горе человека, который в целом находится под 
архетипом творения, чересчур живописно, и видно, что он его переживает, но оно 
его не разрушает, и поэтому окружающие нередко относятся к нему снисходительно 
и поверхностно. Так родителям трудно воспринимать всерьез горе своего малыша, у 
которого сломалась игрушка, зная, что он через три минуты отвлечется и 
заинтересуется следующей и настроение его изменится на прямо противоположное.
Для фазы осуществления характерны эмоции управляемые, ровные или циклически 
изменяющиеся, устойчивые и в принципе устраивающие человека, то есть 
определенным образом окрашивающие его жизнь, его устойчивые жизненные сюжеты, и 
человек, хотя он может быть ими и недоволен, но не склонен со своими эмоциями 
сражаться, их искореняя или, наоборот, добывать те, которых ему не хватает. У 
него есть желание прожить их подробно, прочувствовать их оттенки, увидеть 
эмоции в других людях, пережить эмоции других людей в своей душе. Он различает 
эмоции, которые к нему приходят, и эмоции, которые он транслирует во внешний 
мир. Это совершенно не свойственно фазе творения, где человек идентифицируется 
с актуальной эмоцией и представляет, что весь мир также наполнен ею. Здесь 
эмоции чаще всего укрощенные, введенные в рамки, функциональные; если они 
негативные, то хронические, то есть они приходят регулярно и разрушают человека 
в такой степени, что он через какое-то время восстанавливается обратно. Здесь 
эмоции поддерживают гомеостаз и поддерживаются им.
Для фазы растворения характерны эмоции ослабевающие, которые были когда-то 
яркими, потом функциональными, а потом вообще перестали человека интересовать; 
от них остаются, скорее, лишь воспоминания. Здесь эмоции поднадоевшие, отжившие 
свое, интересные далеко не сами по себе, а лишь своими оттенками - тонкими и 
многозначительными - которые не были видны ни на фазе творения, ни на фазе 
осуществления, а проявляются лишь теперь и интересуют человека как гурмана. Он 
может считать их ядовитыми или для себя, или для окружающих, но с каким-то не 
вполне понятным для других фаз сладострастием их переживает, разрушаясь сам, 
разрушая их и становясь питательной средой для окружающего мира. На этом этапе 
к человеку часто липнут эмоциональные вампиры, которые приводят его в то или 
иное неуравновешенное состояние, и когда он выдает негативную эмоцию, жадно ее 
потребляют, оставляя его совершенно выпотрошенным эмоционально и энергетически. 
Эти эмоции разрушают его психический гомеостаз и, чаще всего, работают на 
окружающую среду. Он не имеет возможности на них влиять или влияет, но лишь в 
тонкостях, а не в основном содержании эмоций, и его внимание направлено, в 
основном, вовне, то есть первое, на что обращает внимание человек, это на то, 
как его эмоции влияют на окружающий мир и как тот реагирует на них. То, что 
приходит из внешнего мира, интересует его в гораздо меньшей степени.
Рассмотрим теперь в качестве примеров некоторые конкретные эмоции.
Любовь
Для фазы творения характерна влюбленность, или любовь экстатическая - состояние,
 когда любовь обрушивается на голову человека, поглощая его целиком, когда его 
внимание в гораздо меньшей степени направлено на объект любви, чем на самого 
себя, когда он тотален в этом переживании и очень мало обращает внимания на то, 
как окружающие реагируют на это его состояние. Ему кажется, что он влюблен и 
весь мир влюблен, а объект его обожания разделяет его чувства, если же это 
очевидно не так, то человек просто не обращает на это внимания, он полностью 
поглощен своим состоянием, которое усиливается от любого жеста, от любого 
проявления любимого существа независимо от прямого смысла этих жестов и 
проявлений. Каждое новое слово, новый взгляд, поворот руки или головы любимого 
существа наполняют влюбленного все новыми и новыми оттенками любовного 
восхищения и экстаза.
Любовь на фазе осуществления - это совершенно иная эмоция, которая гораздо в 
большей степени связана с объектом любви и которая может быть охарактеризована 
как любовь деятельная. Здесь любимый объект по-прежнему освещен для человека 
Божественным светом, но, во-первых, человек отделяет себя от объекта любви (на 
фазе творения этого не происходит), а во-вторых, стремится вести себя и 
действовать таким образом, чтобы обоим было хорошо. Он обращает внимание на то, 
что некоторые проявления любимого существа вызывают у него особую радость, а 
некоторые, все-таки, не очень нравятся, и учитывает это в своем поведении. 
Кроме того, он видит, что объект любви имеет определенные потребности: что-то 
его радует, что-то огорчает, в чем-то он нуждается, - и человек ведет себя 
таким образом, чтобы помочь любимому существу в его жизни. На этом уровне 
обычно происходит определенное согласование ценностных систем, то есть человек 
дает право любимому существу иметь некоторую ценность, отличную от своих 
собственных, дает также себе право иметь некоторые ценности, которых не 
разделяет любимое существо, и выстраивает отношения в рамках общих ценностей, 
делая на них больший акцент и стараясь не замечать разногласий. На фазе 
осуществления любовь воспринимается как равное состояние или, во всяком случае, 
как определенный баланс чувств, то есть у человека есть ощущение, что он что-то 
получает от общения с любимым существом и что-то ему дают, и ему кажется, что 
для нормального существования должно быть определенное равенство в отношениях, 
а неравенство ведет к их омрачению, а, возможно, и к разрыву. И он старается, 
насколько хватает его сил, этого неравенства избежать и отношения регулировать.
Для фазы растворения характерна любовь жертвенная, в которой ни о каком 
равенстве говорить не приходится, здесь человек все свое внимание, все силы 
направляет на любимое существо, которое находится от него на известном 
расстоянии, иногда вне прямой досягаемости, и эмоции любви в данном случае 
основным фоном имеют разрушение отношений или разрушение самого объекта. 
Нередко жертвенная любовь переходит в любовь-жалость, столь почитаемую многими 
философами и поэтами и плохо понятную молодежи, которой, скорее, свойственна 
экстатическая любовь фазы творения. Однако именно жертвенная любовь иногда 
способна заставить человека кардинально изменить себя и стать совершенно другим 
ради отдаленного идеала. Если же этот идеал приближается, а любовь получает 
шансы на переход в фазу осуществления, то таких перемен, как правило, не 
происходит, да они человеком и не подразумеваются. Эта ситуация обрисована в 
стихотворении А. С. Пушкина “Жил на свете рыцарь бедный”, а также в 
замечательном цикле стихов Н. Заболоцкого “Последняя любовь”. Однако цитировать 
эти стихи нужно целиком, поскольку фаза растворения не терпит краткости и 
ножниц, так что читатель может сам открыть томик Пушкина или Заболоцкого и 
погрузиться в модальность растворения стихии любви на неограниченное время… 
пока его не позовут очередные обязанности или новая влюбленность.
Вопросы к читателю. Какую любовь вы считаете настоящей? Какую любовь вы 
получали от своих родителей? От своего супруга? Были ли в вашей жизни 
впечатления, связанные с любовью к вам, которые вам было трудно понять? 
Попробуйте оценить их модальность и субмодальность. Способны ли вы любить на 
бегу? Когда вы видите любимое существо, склонны ли вы сразу заключить его в 
объятья или сделать некоторую паузу и внимательно его рассмотреть, понять его 
состояние, настроение, мысли и чувства?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь