А.Л. Чижевский — ЗЕМНОЕ ЭХО СОЛНЕЧНЫХ БУРЬ часть 1

0
434
А. Л. Чижевский
   ЗЕМНОЕ
     ЭХО
СОЛНЕЧНЫХ 
БУРЬ
Второе издание
Издательство "Мысль" 
Москва.1976


57.026.4 
4-59
Редакции географической литературы
Предисловие Члена-корреспондента
Академии наук СССР
О. Г. Газенко
Редакционная   коллегия:
Доктор биологических наук П. А.  Коржуев (отв.  редактор),
кандидат физико-математических наук Б. М. Владимирский,
кандидат философских наук Л. В. Голованов,
кандидат географических наук Р. Ф. Усманов,
кандидат физико-математических наук Н. П. Цимахович
2090'-204. БЗ-^5-28-76
004(01)-76	(c) Издательство "Мысль".   1976


ПРЕДИСЛОВИЕ
Жизнь подчас дарит встречи с интересными людьми. 
Много лет назад мне выпала честь и большое удоволь-
ствие   познакомиться   с   одним   из   основоположников 
отечественной космической биологии - автором насто-
ящей книги.
   Предлагаемая вниманию читателей книга принадле-
жит перу замечательного советского ученого - профес-
сора А. Л. Чижевского (1897-1964) и посвящена акту-
альной проблеме - изучению связей биосферы Земли с 
солнечной активностью.
  То, что Солнце - основа возникновения и существо-
вания жизни на нашей планете, а также причина боль-
шинства протекающих на ней физических и химических 
процессов,- тривиальная истина, привычная с незапа-
мятных времен. Однако роль его гораздо значительнее 
и сложнее, нежели предполагалось ранее. Александру 
Леонидовичу Чижевскому выпала честь научно дока-
зать, что для органического мира Земли существенна 
не только постоянно излучаемая Солнцем энергия, но 
и периодически возникающие изменения "солнцедеятель-
ности", или солнечной активности.
  Поскольку поток теплового излучения Солнца прак-
тически постоянен, а те изменения, что происходят в 
верхних слоях земной атмосферы в зависимости от 
солнечной активности, казались не имеющими значения 
для нижних слоев, то ландшафтную оболочку нашей 
планеты до недавнего времени принято было рассмат-
ривать как изолированную самоорганизующуюся систе-
му. Что же касается живых организмов, то считалось, 
что длительная эволюция должна была бы выработать 
у них соответствующие защитные механизмы против 
воздействия повышений солнечной активности.
  Короче говоря, в науке о жизни продолжали жить 
идеи геоцентризма.
  Не этим ли объясняется и тот факт, что пионерные 
работы Чижевского не были в должной мере оценены 
современниками?
   Настоящая книга - плод кропотливых исследований 
и смелых обобщений - впервые увидела свет за рубежом
   

Предисловие
под названием "Les Epidemies et les perturbations electro-
magnetiques du milieu exterieur". Автор написал ее на 
французском языке по официальному заказу парижского 
издательства "Гиппократ". Изданная 36 лет назад, она 
поныне сохраняет свою свежесть. Содержание ее словно 
непосредственно обращено к нашим современникам. Но 
она особенно будет ценна тем исследователям, кто 
подходит к практическому решению вопросов, связанных 
с изучением солнечно-земных связей. Огромная же эруди-
ция автора и сила его научного обобщения, казалось бы, 
далеко отстоящих друг от друга фактов весьма поучитель-
ны, и в первую очередь для молодежи, входящей в науку. 
Книга, несомненно, привлечет внимание широкого круга 
читателей, интересующихся животрепещущими пробле-
мами современного естествознания. Интерес же ученых 
будет тем острее, что метод изложения в ней адекватен 
методу исследования, а сила научного синтеза сочетается 
с оригинальностью мышления автора.
   Невольно вспоминается высказывание Фридриха Эн-
гельса: "Формой развития естествознания, поскольку оно 
мыслит, является гипотеза... Если бы мы захотели 
ждать, пока материал будет готов в чистом виде для 
закона, то это значило бы приостановить до тех пор 
мыслящее исследование, и уже по одному этому мы 
никогда не получили бы закона" (Ф. Энгельс. Диалектика 
природы. - К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 555).
  Пытливый естествоиспытатель, А. Л. Чижевский об-
наружил, что колебания интенсивности самых разно-
образных массовых процессов на нашей планете син-
хронны. Логично было предположить, что на динамике 
биологических систем на всех уровнях их природной 
организации сказывается нестационарное и неоднородное 
влияние Солнца, и тут недостаточно рассматривать 
наше светило как только источник лучистой энергии.
  Первые свои соображения на сей счет А. Л. Чижев-
ский высказал в Калуге в октябре 1915 г. в докладе 
"Периодическое влияние Солнца на биосферу Земли".
  Это были только смелые догадки, опирающиеся на 
сравнительно ограниченное число фактов и наблюдений. 
Дальнейшее накопление фактического материала привело 
Чижевского к совершенно твердому убеждению: перио-
дичность вспышек эпидемий и пандемий, эпизоотии, 
эпифитий стоит в прямой связи с возмущениями физи-
   

Предислокие
ческих факторов внешней ("космо-теллурической") сре-
ды. Эта точка зрения побудила Чижевского в 1928 г. 
приступить к экспериментальному изучению данного 
вопроса - о своих результатах ученый сообщил в статье 
"Космическая радиация как биологический фактор", 
опубликованной в 1929 г. в "Бюллетене Международной 
биокосмической ассоциации" (Тулон).
  В 1927-1928 гг. "Русско-немецкий медицинский жур-
нал"1, редактируемый Н. А. Семашко, публикует целый 
цикл статей Чижевского, в которых убедительно дока-
зывается, что многочисленные функциональные и орга-
нические нарушения в жизнедеятельности и развитии 
биологических систем - от отдельных организмов до 
популяций и сообществ - обусловливается комплексом 
возмущений во внешней физико-химической среде, ко-
торый имеет своим источником космические воздействия, 
особенно резкие изменения, нарушения нормального хода 
физических процессов на Солнце.
  Своими исследованиями Чижевский расширил пред-
ставления об условиях существования жизни на Земле, 
научно доказывая наличие постоянно действующих свя-
зей биосферы с космическими факторами,- в понятие 
"внешняя среда" отныне включалось и космическое про-
странство. Саму постановку проблемы "Солнце - био-
сфера" (см. библиографию в конце книги) уже в начале 
20-х годов, и притом на практическую основу, следует 
признать важной заслугой ученого.
  Исследования Чижевского привлекли самое живое 
внимание ученых как у нас в стране, так и за границей - 
представителей самых разнообразных специальностей. 
Широкая пресса реагировала крайними откликами - от 
весьма восторженных до резко критических выступле-
ний. Так, впрочем, бывает часто, когда в науке подни-
мается новая проблема и делается новое открытие, 
имеющее непосредственное отношение к жизненным ин-
тересам человечества.
   В исследованиях А.Л. Чижевского оказались тесно 
связаны общая биология, физиология и медицина, с одной 
стороны, и геофизика, метеорология и астрономия - с 
другой. Известные ученые (К.Э. Циолковский, П.П. Лаза-
  Редакционные примечания под соответствующей цифрой помешены в 
конце книги. Звездочкой в тексте отмечены примечания автора, 
вынесенные в сноски {Прим. ред.).
 

Предисловие
рев, В.М. Бехтерев, Н.А. Морозов, А.А. Садов, А.В. Ле-
онтович и др., а также зарубежные ученые - Нордманн, 
Дюбуа, Смит, Брукс, Лессберг и др.) признали принци-
пиальное значение работ Чижевского, поскольку они нес-
ли науке новые воззрения и выдвигали новые проблемы.
  "Все эти обобщения и смелые мысли высказываются 
автором в научной литературе впервые, что придает им 
большую ценность и возбуждает интерес... - писал 
К. Э. Циолковский.- Этот труд является примером 
слияния наук воедино на монистической почве физико-
математического анализа" (газета "Коммуна" (Калуга) 
№ 77, 4 апреля 1924 г.).
  В 1930 г. в Москве вышла в свет книга Чижевского 
"Эпидемические катастрофы и периодическая деятель-
ность Солнца" (тиражом... 300 экземпляров), в которой 
автор опубликовал часть собранного им статистического 
материала об эпидемиях с целью показать теснейшую 
связь коллективных реакций живых организмов на почти 
неуловимые, малейшие изменения внешней среды, обу-
словленных периодической деятельностью Солнца и ос-
тавшихся вне поля зрения эпидемиологов, равно как и 
всей практической медицины. Чижевский выступил с 
новой, хорошо обдуманной концепцией "эпидемических 
катастроф", расширяя рамки понимания наиболее тем-
ных проблем эпидемиологии и приоткрывая завесу в, 
образно говоря, машинное отделение природы, где со-
средоточены механизмы эпидемиологических явлений. 
"Нашей задачей являлось,- писал он в конце книги,- 
представить в широком общебиологическом освещении 
вопрос о переходе жизненных качеств вируса из латен-
тного состояния в активное и под влиянием изменений 
в окружающей организм физико-химической стихии" 
(стр. 163). Он не абсолютизировал своих взглядов на 
механизм эпидемических возмущений. "... На их безоши-
бочность мы вовсе не претендуем. Их следует рассмат-
ривать лишь как первую попытку построить рабочую 
гипотезу, не более" (там же). Вместе с тем он предос-
терегал эпидемиологов от упрощенного понимания 
сложных причин эпидемий.
  Ученый не был столь наивен, чтобы принимать из-
вестное состояние солнечной активности за причину 
эпидемического распространения тех или иных болезней. 
"Такого рода заключение было бы совершенно невер-
   

но,- подчеркивал Чижевский, предвидя возможные уп-
реки оппонентов. - Деятельность Солнца, по всему ве-
роятию, лишь способствует (выделено нами. - О. Г.) 
эпидемиям, содействует более быстрому их назреванию 
и интенсивности. Это нужно разуметь в том смысле, 
что та или иная эпидемия благодаря ряду биологических 
факторов могла бы иметь место и без воздействия 
солнечного фактора, но без последнего она могла бы 
появиться не в тот год, когда действительно имела 
место, и сила ее развития была бы не та, что на самом 
деле" (стр.  162).
  Таким образом, роль периодической деятельности 
Солнца Чижевский понимал как роль регулятора эпиде-
мий во времени и силе их проявления.
   Уже тогда Чижевский предсказал возможность про-
гнозирования вероятности наступления эпидемий, воз-
растания смертности. Но для этого недостаточно было 
только статистических наблюдений - требовалось осно-
вательное изучение влияния на макро- и микроорганиз-
мы резких изменений физико-химической среды, эле-
ктрических процессов в коллоидных, дисперсных систе-
мах, явлений электроосмйса, катофореза, явлений коа-
гуляции и стабилизации бактериальных систем, несущих 
ионы того или иного знака, и т.д. Ученый не просто 
ставил подобные вопросы, чтобы привлечь к ним вни-
мание научной общественности,- для него самого они 
составляли программу дальнейших поисков. И здесь 
уместно отметить необычайную целеустремленность 
творческих поисков Чижевского: подметив вначале на-
иболее общие- глобальные- закономерности взаимо-
действия биосферы с периодической "солнцедеятельнос-
тью", ученый стремился углубиться в сущность физико-
химических, биофизических и биохимических процессов, 
постичь интимные механизмы взаимодействия живой 
природы с внешней (в самом широком смысле слова) 
средой. Так, он исследует биологическое действие уни-
полярных аэроионов, разрабатывает теорию органиче-
ского электрообмена (см. "Труды" возглавлявшейся им 
в ЗО-х годах Центральной научно-исследовательской ла-
боратории ионификации, а также капитальную моногра-
фию "Аэроионификация в народном хозяйстве". М., 
1960), устанавливает чрезвычайную реактивность мик-
роорганизмов на солнечные возмущения и обнаруживает
   

10	Предис.твие
эффект упреждения этих возмущений изменениями 
свойств коринебактерий (см. Сборник "Авиационная и 
космическая медицина". М., 1963, стр. 485-486), закла-
дывает основы структурного анализа крови, открывает 
геометрическую упорядоченность эритроцитов в крово-
токе (см. его монографию "Структурный анализ дви-
жущейся крови". М., 1959), дает наброски теории эле-
ктрического и магнитного взаимодействия структурных 
элементов крови...
  Открытие им динамической микроструктуры крови 
знаменовало новый этап в физиологии кровообращения, 
чреватый важными последствиями в биологических и 
медицинских науках.
  Все это мысленно увязывалось Чижевским в единую 
систему взаимодействия организма со средой. В то 
время как могло показаться, что он разбрасывается, 
распыляет свои силы, отвлекается от магистрального 
направления, он шел от общего к частному, чтобы затем 
на новых переходах вернуться к исходным - общим - 
вопросам, но уже на качественно новых позициях, во 
всеоружии новых доказательств. Такова была диалек-
тика его творчества.
  Конечно, Чижевский не мог решить все вопросы, 
связанные со сложнейшим комплексом многообразных 
проявлений солнечной активности в биосфере,- эта за-
дача по плечу лишь совместным усилиям многих спе-
циалистов, представителям разных научных направле-
ний,- но своими пионерными работами он закладывал 
фундаментальные основы гелиобиологии, искал и часто 
находил в системе взаимодействия "организм - среда" 
ключевые звенья, делая их объектом творческих и эк-
спериментальных исследований.
  Новые фактические данные и новые логические об-
общения, накопленные Чижевским к тому времени, когда 
он приступил к работе над книгой для французского 
издательства, еще более укрепляли его общую концеп-
цию. "Новая точка зрения на основные этиологические 
моменты эпидемиологического механизма и на измен-
чивость вирулентности бактерий,- писал он в предис-
ловии,- открывает, по-видимому, совершенно неожи-
данные перспективы рациональной борьбы с эпидемия-
ми, рациональной профилактики их и терапии разных 
заболеваний...   Новая  точка зрения открывает новую
   

Предисловие	ц
главу в учении о микробах как электрических резонато-
рах. Эта точка зрения должна быть распространена на 
живые клетки вообще" (стр.  23).
  Необходимо отметить, что текст для данного изда-
ния был подготовлен к печати самим А. Л. Чижевским 
незадолго до смерти. Редакция бережно отнеслась к 
авторскому стилю: страстность, увлеченность, взволно-
ванность, насыщающие страницы книги, представляются 
вполне уместными - текст дышит живым словом.
  Надо было обладать глубоко проницательным умом, 
чтобы в ЗО-е годы на фоне углубляющейся специализа-
ции и дифференциации наук о природе ^подметить объ-
ективную тенденцию этих наук к сближению, перепле-
тению, интеграции, никогда не выступавшую столь вы-
пукло, как ныне, в эпоху научно-технической революции. 
Что особенно важно в этом, по выражению автора, 
"благодетельном синтезе",- применение методов одних 
наук к другим, системный, целостный подход к изуче-
нию, казалось бы, разнородных явлений (астрономиче-
ских и биологических), между которыми обнаруживается 
корреляционная связь. "Теперь мы можем сказать,- 
пишет Чижевский в первой главе,- что в науках о 
природе идея о единстве и связанности всех явлений .в 
мире и чувство мира как неделимого целого никогда 
не достигали той ясности и глубины, какой они мало-
помалу достигают в наши дни" (стр. 24). Эти слова как 
будто сказаны сегодня. Однако в ту пору, когда созда-
валась книга, такая точка зрения еще не находила себе 
подобающего отклика.
  Сведения, которыми располагала современная ему 
наука о солнечно-земных связях, далеки от полноты (их 
и сегодня нельзя признать исчерпывающими), и сам 
автор оговаривает это. Но своевременность постановки 
поднятого им вопроса не вызывает сомнений, а глав-
ное - имевшегося в наличии фактического материала 
оказалось достаточно для доказательства тесной связи 
живой природы с космической средой. Сомнений быть 
не могло: "Как солнечные излучения, так и космические 
являются главнейшими источниками энергии, оживля-
ющей поверхностные слои земного шара" (стр. 29). Вме-
сте с тем возникал вопрос: в какой мере физиоло-
гические процессы живых организмов зависят от коле-
баний в притоке этой энергии?
   

12	Предис.шние
   В огромном океане жизни перед взорами естество-
испытателей встает масса взаимно переплетающихся 
процессов, находящихся в состоянии развития и перио-
дических возмущений. На каждый объект живой приро-
ды действует бесчисленное множество внешних сил: 
"... всякое органическое существо в каждое данное мгно-
вение является тем же самым и не тем же самым" 
(ф. Энгельс. Анти-Дюринг. М., 1969, стр. 17). Нотам, 
где на поверхности имеет место, казалось бы, лишь игра 
случая, с неуклонной последовательностью в массе со-
бытий проявляет себя необходимая закономерность. За-
метим, что случайность всегда нечто относительное и 
всегда находится в точке пересечения необходимых про-
цессов. Случайное и необходимое диалектически сплете-
ны в каждом единичном явлении, масса же случайных 
событий, проявляющихся в более или менее однородных 
объектах, характеризуется статистическими закономер-
ностями , выражающими меру необходимости случайно-
го, стохастического. Поэтому вполне естественным был 
математико-статистический метод исследования, взятый 
Чижевским в качестве основного на первых этапах изу-
чения солнечно-земных связей.
   Проанализировав огромный материал в историче-
ском аспекте, он обратил внимание на то, что ранее 
эпохи стихийно-катастрофических явлений в природе 
связывались с появлением разного рода "знамений", 
причем системы предзнаменований во все времена были 
тождественны в смысле объектов, предвосхищающих 
те или иные массовые события на Земле. Чаще всего эти 
системы носили религиозный характер, за которым сто-
ял объективный источник: общественные отношения и 
реальность окружающей природы. Увлекаясь поэзией 
сравнений и преувеличивая роль небесных "знамений", 
древние впадали в мистику. Однако, критикуя послед-
нюю, многие ученые в силу известной недостаточности 
научных данных отрицали наличие причинно-следствен-
ной связи между массовыми заболеваниями, стихийны-
ми бедствиями в природе и космическими факторами.
   Чижевский дает исторический обзор фактов, накоп-
ленных в многочисленных литературных источниках, о 
связи во времени между эпидемиями и смертностью, 
с одной стороны, метеорологическими, геофизическими 
и  космическими явлениями - с другой,  обобщает све-
   

Предис tottue	13
дения о попытках прошлого века раскрыть связь между 
заболеваемостью и процессами во внешней физико-хи-
мической среде. Репрезентативность представленного в 
главах II и III материала говорит в пользу априорного 
мнения автора. Но этого, конечно, еще далеко не до-
статочно, и он вплотную приступает к математико-
статистическому анализу соотношений между эпидемия-
ми и солнцедеятельностью. Предварительно он останав-
ливается на происхождении и природе периодической 
деятельности Солнца.
  С тех пор астрофизика продвинулась далеко вперед, 
и тем не менее мы с неослабевающим интересом читаем 
главу IV о природе солнечных факторов, обусловливаю-
щих возмущения в земной атмосфере и коре, а также 
главу V об электрических, магнитных, электромагнит-
ных пертурбациях на нашей планете, возникающих под 
влиянием специфических излучений Солнца и оказываю-
щих воздействие на функционирование разнообразных 
структур биосферы. Интересен не только материал, 
отражающий современный Чижевскому уровень гелио-
и геофизических знаний, но - еще более - сам ход раз-
вития мысли автора, устремленный к решению по-
ставленной им задачи. "В нас глубоко укоренилась при-
вычка считать, что Солнце чрезвычайно удалено от 
нас... Однако данный взгляд в корне неверен. Его оши-
бочность происходит оттого, что мы не учитываем 
одного важнейшего фактора - размеров самого светила 
и связанных с этим массы тела и величины излучающей 
поверхности, то есть силы притяжения Солнца и силы 
его радиации" (стр. 82). В самом деле, Земля удалена от 
"светильника мира" только на 107 солнечных диаметров, 
и если к этому учесть огромную мощь термоядерных 
процессов, совершающихся в Солнце, то невольно при-
дется признать, что планета наша находится в поле 
огромной интенсивности его влияния.
  Лучистая энергия Солнца - основной источник боль-
шинства физико-химических явлений в атмосфере, гид-
росфере и поверхностном слое литосферы. Естественно 
было предположить, что резкие колебания в коли-
честве этой энергии, связанные с пятнообразовательным 
процессом, не могут не отразиться на указанных явле-
ниях. Но такова лишь одна сторона дела. Периодический 
пятнообразовательный процесс обусловливает еще эле-
   

14	Предисловие
ктрические и магнитные феномены в земной коре и 
атмосфере. Синхронность проявления гелиофизических 
и геофизических процессов говорит об их причинно-
следственной связи. Сомнений на сей счет ко времени 
написания Чижевским своей книги уже практически не 
было. А вот относительно связи названных процессов 
с органическим миром вопрос оставался дискуссионным.
  Приняв за очевидное тот факт, что "земная жизнь 
и ее продукция есть превращенная энергия солнечного 
излучения", ученый имел все основания считать, что 
за изменениями, отклонениями второго непременно дол-
жны следовать соответствующие изменения в первом 
(см. стр. 112). И он обращается к рассмотрению данных 
об эпидемиях и пандемиях (см. главу VI). Изучение 
колоссального статистического материала по эпидемио-
логическим исследованиям и сопоставление дат после-
довательного развития массовых заболеваний с датами 
в периодической деятельности Солнца привели Чижев-
ского к выводу о том, что увеличение, расширение и 
ожесточение эпидемий и пандемий идут, как правило, 
параллельно увеличению интенсивности пятнообразова-
тельного процесса на Солнце. "Астронома, читающего 
эпидемиологию холеры, невольно изумляет тот факт, 
что хорошо знакомые ему годы солнечных бурь и 
ураганов вызывают столь великие бедственные явления 
и, наоборот, годы солнечного успокоения и мира совпа-
дают с годами освобождения человека от безгранично-
го ужаса перед этим неодолимым невидимым врагом" 
(стр. 120).
  Чтобы убедиться в достоверности связи холеры и 
других эпидемий с периодической деятельностью Солн-
ца, Чижевский воспользовался приемом, получившим 
впоследствии название "метода наложения эпох". По-
скольку астрономические данные говорят, что деятель-
ность Солнца в среднем арифметическом дает одиннад-
цатилетний цикл, то ученый построил таблицу, дающую 
наглядное представление о величине солнечных циклов 
и об относительном распределении между собой годов 
с максимумами и минимумами. За нулевую графу - 
своего рода базу - были взяты максимумы. Складывая 
числа Вольфа-Вольфера2 по вертикали, Чижевский 
получил среднюю кривую солнцедеятельности за девять 
периодов.  Затем он нашел среднее арифметическое из
   

рредисловие	15
общего числа периодов. Воспользовавшись имеющейся 
рамкой солнечных циклов, ученый в те же клетки вставил 
статистические данные о заболеваниях холерой в России; 
сложив все числа по вертикали, нашел среднее арифме-
тическое аналогично предыдущему. Полученные резуль-
таты были нанесены на систему координат, и глазам 
предстала картина замечательного параллелизма двух 
рядов явлений: солнечной деятельности и хода развития 
эпидемий холеры в России за 100 лет (см. стр. 131).
  Описанный метод и ныне имеет широкое распростра-
нение в гелиобиологических исследованиях. Наложение 
периодов на период в значительной мере уменьшает 
влияние на общий результат случайных причин и по-
зволяет выявить закономерности, какие имеют место 
в распределении стихийных массовых явлений во време-
ни в связи с солнечной активностью.
  Интересные соотношения были получены Чижевским 
между ходом солнцедеятельности и эпидемиями гриппа. 
Анализ этих данных, открыл возможность делать про-
гнозы эпидемий гриппа. Реальность такого прогноза 
была подтверждена последователями А. Л. Чижевского 
(Ю. В. Александров, В. Н. Ягодинский - см. "Журнал 
микробиологии, эпидемиологии и иммунологии" № 10, 
1966). Аналогичные результаты были получены Чижев-
ским по целому ряду других заболеваний (чума, воз-
вратный тиф, дифтерия, малярия, цереброспинальный 
менингит и др.). Автору представилось естественным 
заключить, что, по-видимому, "жизнедеятельность всей 
микрофлоры Земли стоит в определенном соотношении 
с ходом физико-химических процессов" (стр. 216), а с 
другой стороны, "степень предрасположения человека 
к заболеванию находится в зависимости от солнцедея-
тельности благодаря колебаниям в физико-химических 
реакциях организма, открывающих доступ инвазии" 
(там же).
  Исследования Чижевского вскрыли наиболее общие 
тенденции развития эпидемий во времени, которыми, 
разумеется, все тайны эпидемиологических явлений да-
леко не разрешались, на что указывал и сам ученый (см. 
стр. 236). Чижевский справедливо подчеркивал, что 
именно сложность взаимодействия структур биосферы 
обусловливает неодинаковость проявления связи эпиде-
миологического  механизма   с   колебаниями   солнцедея-
   

16	Пре<)ис.1<"ше
тельности. Местные геофизические и метеорологические 
особенности вносят своеобразие в характер действия 
космических факторов на органический мир. Существу-
ют также и некоторая взаимозависимость, и известные 
взаимодействия различных областей биосферы между 
собой, регулируемые солнечной активностью. Поэтому 
и колебания разнообразных процессов в живой природе 
в лад с ритмами Солнца обнаруживают различные ук-
лонения со сдвигом точек максимумов и минимумов в 
ходе кривой в ту или иную сторону, а иногда даже давая 
явный контрпараллелизм. Исследование этого фазового 
сдвига привело Чижевского к формулировке "закона 
квантитативной компенсации в функциях биосферы в 
связи с энергетическими колебаниями в деятельности 
Солнца" (стр. 238). Суть его в том, что количественные 
соотношения в ходе того или иного явления на очень 
больших территориях стремятся сохраниться путем пе-
риодических компенсаций, давая в среднем арифметиче-
ском одну и ту же постоянную величину или очень к 
ней близкую. Обобщая эту закономерность, Чижевский 
сделал вывод, что в пределах биосферы постоянно со-
вершается процесс суммирования положительных и от-
рицательных отклонений, сглаживающий в идеальном 
случае данные отклонения до нуля.
   Этот вывод, по мнению ученого, имеет принципи-
альное значение для понимания механизма солнечно-
земных связей, так как позволяет представить замеча-
тельно стройную картину взаимодействия и взаимоза-
висимости различных отделов биосферы, регулируемых 
периодическими уменьшениями и увеличениями радиа-
ции Солнца. Вся сложная система биологических про-
цессов Земли рассматривалась Чижевским как нечто 
единое, подобное целостному организму (см. стр. 240). 
И именно исходя из такого представления следует под-
ходить к анализу динамики эпидемий, эпизоотии и т. п., 
к предвидению изменений среды, превращающих ла-
тентное, дремлющее состояние микрофлоры в агрессив-
ное, дающее начало развитию патологического процесса. 
Ввиду же того что астрономия располагает известными 
средствами прогноза краткосрочных и долгосрочных ко-
лебаний в деятельности Солнца, "явится возможность 
своевременного принятия тех или иных мер в те дни, 
когда особенно сильно повышается степень заболевае-
   

Предисловие	17
мости и количество смертных случаев/ Тогда эпидемио-
логия пойдет рука об руку с астрономией и метеоро-
логией" (стр. 246).
  Логическим следствием сделанных Чижевским выво-
дов явилось обращение его к микроорганизмам как 
объекту гелиобиологических исследований. Предвари-
тельное знакомство его с литературными источниками 
отечественных и зарубежных авторов дало ему основа-
ние полагать, что колебания солнечной активности вли-
яют на интенсивность роста растительной ткани, а 
следовательно, должны оказывать аналогичное влияние 
и на бактерии. В 1928- 1929 гг. Чижевский приступил 
к экспериментальным исследованиям, которые, однако, 
были прерваны по не зависящим от ученого обсто-
ятельствам. В 1934 г. он вернулся к этой проблеме, 
познакомившись с казанским врачом-бактериологом 
СТ. Вельховером. Чижевский приводит в своей книге 
письма Вельховера с описанием его наблюдений. Оказа-
лось, что рецепторный аппарат коринебактерий чутко 
реагирует на импульсы солнечных возмущений: меня-
ются физико-химические качества этих бактерий, что 
выводит их из состояния покоя в состояние активной 
жизни, и, что особенно интересно, изменения эти про-
исходят с упреждением солнечных флуктуации. Откры-
тый феномен получил в литературе название "эффект 
Чижевского - Вельховера" (см. "Краткий справочник по 
космической биологии и медицине". М., 1967, стр. 296). 
Он обрел большое значение в связи с успехами космо-
навтики как средство предвидения солнечных эмиссий, 
особенно опасных для человека за пределами земной 
атмосферы. Об этом Чижевский докладывал на 1-й 
Всесоюзной конференции по авиационной и космической 
медицине осенью 1963 г. (сообщение опубликовано в 
"Трудах" конференции). Названный эффект был подт-
вержден впоследствии работами советских ученых 
(С.С. Белокрысенко, Б.М. Владимирский, М.М. Горшков, 
М.Г. Давыдова и др.).
  Обработка Чижевским огромного статистического 
материала вскрыла параллелизм в ходе кривых общей 
смертности и деятельности Солнца. Исследуя динамику 
обшей смертности, ученый вполне логично рассматри-
вает больной организм как систему, выведенную из 
состояния устойчивого равновесия. Для подобной систе-
2-Юз


	Прейис.ишие
мы порой достаточно незначительного внешнего им-
пульса, чтобы эта неустойчивость резко возросла вплоть 
до гибели организма. Таковым импульсом могут быть 
резкие изменения физических факторов внешней среды, 
толчком к которым служат "капризы" солнцедеятель-
ности. "... Было бы совершенно неверно предполагать,- 
пишет Чижевский,- что заболевания или смертные слу-
чаи вызываются космическими или атмосферно-теллу-
рическими явлениями. Этого, конечно, допустить нельзя. 
Речь может идти лишь о том толчке со стороны 
указанных внешних факторов, который, падая на под-
готовленный организм, приводит его к гибели" (стр. 
319). Коротко говоря, речь здесь идет о диалектике 
взаимодействия эндогенных и экзогенных факторов, ис-
ходя из которого становится ясно, что время усиленной 
смертности определяется космическими возмущающими 
агентами, а число смертей - готовностью организма к 
восприятию внешнего влияния. Чижевский подчеркивал, 
что следует строго разделять: а) внешнее воздействие на 
организм и б) готовность его к восприятию,- и с 
этим нельзя не согласиться. Вместе с тем невозможно 
отрицать, что постоянные, длительные космические воз-
действия сами могут стать провоцирующими факто-
рами.
  В заключительной главе автор приводит соображения 
относительно механизма описанных гибельных влияний 
и средств защиты от них. Надо признать, что строки эти 
не только не утратили своего значения за давностью лет, 
но, напротив, обрели к сегодняшнему дню особенно 
острый интерес. Идеи автора относительно гелиобио-
логического прогноза и профилактических мер получили 
свое практическое воплощение незадолго до второй ми-
ровой войны во Франции (М. Фор), а после войны - 
и в СССР (Н.А. Шульц, А.Т. Платонова и др.).
  Проблема "Солнце - биосфера" ныне привлекает 
внимание специалистов разных направлений. Это нашло 
отражение в организации семинаров и конференций как 
у нас в стране (Рига - 1965 г., Одесса - 1966 г., Сим-
ферополь- 1971 г., Севастополь- 1972 г.), так и за 
рубежом (Базель - 1965 г., Франкфурт-на-Майне - 
1964 г., Брюссель- 1958 и 1968 гг.). Доклады, пред-
ставленные на них, демонстрировали результаты, сви-
детельствующие о важности гелиобиологических иссле-
  

дований. На семинаре в Одессе был поставлен вопрос 
о создании координационного центра по руководству 
работами гелиобиологического направления. Сформиро-
валась рабочая группа по проблеме "Солнце - биосфе-
ра" при Астросовете Академии наук СССР.   В январе
1970	г.  на специальном заседании Бюро Отделения об 
шей физики и астрономии АН СССР обсудило вопрос 
"О развитии исследований по гелиобиологическим свя 
зям" и признало целесообразным дальнейшее развитие 
таких исследований в научных учреждениях.  В октябре
1971	г. Научный совет по геомагнетизму при Отделении 
геологии, геофизики и геохимии АН СССР провел сове 
щание на тему "Биологическая эффективность коротко- 
периодических колебаний геомагнитного поля и пробле 
ма  гелиобиологических  связей".   Участники   совещания 
единодушно отметили значительность влияния геомаг 
нитного поля на биологические процессы. Обсуждавшая 
ся проблема расценена как одна из важнейших в рамках 
проблем,  возникающих в связи с взаимодействием че 
ловека и окружающей его среды.
   Весной 1972 г. на секции химико-технологических и 
биологических наук Президиума Академии наук СССР 
состоялось заседание по вопросам гелиобиологии. На 
нем отмечалось, что "в СССР и за рубежом все большее 
развитие получают исследования в области изучения 
влияния космических факторов, и в частности солнечной 
активности, на биологические процессы, протекающие на 
Земле". Возрастание значимости проблемы солнечно-
биосферных связей неразрывно связано с прогрессом в 
изучении и освоении космического пространства. В то же 
время, констатировали участники заседания, "масштаб 
и уровень работ в области гелиобиологии в СССР еще 
не соответствуют теоретической и практической значи-
мости этой проблемы". Действительно, усилия ученых, 
работающих над разработкой ее, разобщены и практи-
чески не координируются; проблема в целом еще не 
нашла своего отражения в пятилетнем плане научно-
исследовательских работ в области естественных наук на 
1976-1980 гг. Придавая большое значение планомерно-
му развитию гелиобиологии, секция химико-технологи-
ческих и биологических наук Президиума АН СССР 
провела в декабре 1975 года специальное заседание по 
вопросу о состоянии и перспективах развития исследо-


 19


2Q	Предис.ювив
вания проблемы "Влияние космических факторов на 
процессы, происходящие на Земле".
  В постановлении секции за подписью вице-президента 
АН СССР академика Ю. А. Овчинникова отмечается, что 
выдающаяся заслуга в постановке и разработке этой 
проблемы "принадлежит А. Л. Чижевскому, впервые 
высказавшему идею о тесной зависимости явлений, про-
исходящих в биосфере, от космических факторов и ака-
демику В. И. Вернадскому - создателю учения о биос-
фере". Накопленный ныне большой научный материал 
подтверждает наличие существенного влияния флуктуа-
ции солнечной активности на разнообразные процессы на 
Земле. Вместе с тем постановление констатирует, что 
"размах научных исследований в этой области не соот-
ветствует актуальности и большой практической значи-
мости проблемы. Разработка проблемы ведется без еди-
ного плана и координации".
   Настоящим смотром работ по гелиобиологии яви-
лись Чтения памяти Александра Леонидовича Чижев-
ского, проводимые Московским обществом испытателей 
природы с 1968 г. (см. сборники "Солнце, электричество, 
жизнь". М., 1969; М., 1972). Программы Чтений убе-
дительно свидетельствуют о стремительном развитии 
важного научного направления. На последних Чтениях 
было заслушано около 50 докладов. Большое количество 
ученых приехало из разных городов нашей страны. 
Чтения фактически вылились во всесоюзную конферен-
цию по проблеме "Солнце - биосфера". Это ли не 
свидетельство растущего интереса к вопросам, впервые 
некогда поднятым Чижевским и изложенным, в частно-
сти, в данной книге!
   Незадолго до смерти ученым были сказаны знаме-
нательные слова: ".. .современная диалектика учит, что 
понять любое явление можно лишь во взаимосвязи с 
окружающим миром. В век космоса наука должна все 
глубже постигать механизмы связей между Солнцем и 
живой природой".
  Мы - свидетели новых и новых достижений косми-
ческого естествознания и техники - убеждаемся, сколь 
глубоко он был прав и сколь плодотворны открытые им 
пути познания для сегодняшней науки и практики.
О. Г. Газенко


ПРЕДИСЛОВИЕ 
АВТОРА
В 1915-1916 гг. я приступил к систематическому изу-
чению влияния электрических, магнитных и электро-
магнитных пертурбаций * во внешней физико-химической 
среде на возникновение, распространение и интенсив-
ность эпидемий. Уже в докладе "Влияние периодической 
деятельности Солнца на возникновение и развитие эпи-
демий" (1922 г., Калуга) впервые были даны общие 
характеристики данного влияния и высказаны теорети-
ческие соображения. К сожалению, эта работа осталась 
неопубликованной по не зависящим от автора обсто-
ятельствам. Только в книге "Физические факторы исто-
рического процесса" (1924 г., Калуга) я мог изложить 
в сжатой форме мое исследование об азиатской холере. 
Тот же вопрос был изложен в декабре 1926 г. в Фи-
ладельфии перед годичным конгрессом "American Asso-
ciation   for   the   Advencement   of   Science"   и   в   январе
1927	г. в Нью-Йорке, в Академии наук, в докладах о мо 
их исследованиях, читанных моим научным другом про 
фессором В. де Смиттом (Колумбийский университет). 
Затем с более подробными сообщениями я выступал нес 
колько раз в ряде научных обществ Москвы и Ленин 
града за период 1926-1927 гг.
  В сентябре 1927 г. в Берлине на страницах "Русско-
немецкого журнала" появилась моя работа "О соотно-
шении между периодической деятельностью Солнца и 
эпидемиями холеры и гриппа". Другая работа была 
помещена в декабрьском номере того же журнала за
1928	г.  под заглавием: "О периодичности европейского 
возвратного тифа".
   Дальнейшее изучение развития других заболеваний 
(дифтерия, чума, менингит, брюшной тиф, малярия и 
т. д.), наконец, исследование о соотношении между общей 
смертностью и солнцедеятельностью2, о синхронизме 
смертности, о связи между смертностью от туберкулеза и 
степенью напряженности электрического поля атмосферы 
и другие работы (1928-1930 гг.) привели меня к совер-
шенно твердой точке зрения: жизненные функции пато-
генных микроорганизмов стоят в прямой связи с элект-
   

рическими и электромагнитными пертурбациями во 
внешнем космо-теллурическом пространстве, то есть 
вирулентность бактерий есть функция радиации космо-
теллурический среды (помимо прочих факторов)3.
   Эта точка зрения принудила меня с 1928 г. приступить 
к экспериментальному изучению данного вопроса, и в 
1929 г. я получил полное экспериментальное под-
тверждение моего взгляда. Эту работу я опубликовал в 
статье: "La radiation cosmique comme facteur biologique. 
Resultats des recherches experimentales de l'influence de la 
radiation cosmique, solaire et astrale sur les cellules et les 
tissus". - "Bulletin de l'Association Internationale Biocosmi-
que" N 13. Toulon, 1929. p. 245-250. В этой работе кратко 
изложены помимо другого материала мои опыты по 
изучению влияния специфических4 излучений Солнца на 
рост и деление микроорганизмов. Затем в период 
1931-1932 гг. я изучал вопрос о роли ионизации атмосфе-
ры в жизненных функциях бактерий. Эти лабораторные 
эксперименты 1928-1929 гг. получили в 1935 г. полное 
подтверждение в замечательных исследованиях русского 
ученого доктора С. Т. Вельховера.
  В то же время я могу с большим удовлетворением 
констатировать, что за истекший период времени, на-
чиная со дня опубликования моей работы 1922-1924 гг., 
данная проблема привлекла как в Европе, так и в 
Америке внимание исследователей, которые подтвердили 
мои основные заключения и продолжили эти работы.
   Я хотел бы здесь особенно подчеркнуть имена д-ра 
М. Фора - президента Международного института сол-
нечных, земных и космических радиации, д-ра Г. Сар-
ду, д-ра Ж. Валлота (Ницца), независимо от моих работ 
доказавших, что смертность стоит в связи с перио-
дической деятельностью Солнца, д-ра Д. Будаи (Бу-
дапешт), проф. В. Влеса (Страсбург), д-ра Г. Эдстрё-
ма (Лунд), проф. А. Глейтсманна (Берлин), работы ко-
торых полностью согласуются с высказанными мною 
взглядами на естественную историю эпидемических за-
болеваний. Появившиеся в 1934-1935 гг. прекрасные 
работы д-ров Т. и Б. Дюлль полностью подтвердили 
мои основные положения о связи между смертностью 
и специфическими радиациями Солнца.
   Излагаемая в этой книге проблема ставит перед 
эпидемиологией  и  микробиологией   совершенно  новые
   

проблемы, которые должны быть разрешены наукой,- 
проблемы борьбы с эпидемиями, этиология которых 
освещается в этой книге с совершенно новой точки 
зрения, до сего времени чуждой эпидемиологам и мик-
робиологам 5.
   Естественно, что работы, изложенные здесь, только 
начало дальнейших исследований, которые должны бу-
дут развернуться в этой области науки. Еще много 
неясных вопросов стоит перед нами.
   Но уже и теперь мы с большими надеждами смот-
рим вперед. Новая точка зрения на основные этиологи-
ческие моменты эпидемиологического механизма и на 
изменчивость вирулентности бактерий открывает, по-
видимому, совершенно неожиданные перспективы ра-
циональной борьбы с эпидемиями, рациональной про-
филактики их и терапии разных заболеваний. С другой 
стороны, новая точка зрения открывает новую главу 
в учении о микробах как электрических резонаторах. Эта 
точка зрения должна быть распространена на живые 
клетки вообще.
  Во второй половине этой книги излагаются в общих 
чертах те предохранительные меры, которые современ-
ная наука может рекомендовать для защиты от вредо-
носных влияний специфических излучений6 космо-теллу-
рической среды.
   В то же время нельзя не отметить, что, хотя данная 
проблема была поставлена нами в начале 20-х годов, как 
все же мало сделано для ее научной разработки. Новые 
идеи с огромным трудом проникают в сознание даже 
наиболее передовых ученых. Названные здесь несколько 
лиц, работающие в этой области,- капля мысли в 
океане безразличия, противодействия или недоброжела-
тельства. Для убеждения человечества, по-видимому, 
нужны многие десятилетия, а иногда и столетия.
  Мой труд систематического изложения предмета был 
бы вполне оправдан, если бы послужил основой новых 
исследований в данной области.
Москва, 1936 г.


Глава I    КОЛЫБЕЛЬ ЖИЗНИ 
И ПУЛЬСЫ 
ВСЕЛЕННОЙ
В наши дни в области наук о природе происходит процесс, 
имеющий огромную важность: применение методов од-
них наук к другим и синтетическое объединение различ-
ных наук воедино. Так все плсггнее и плотнее связываются 
математика, физика, химия, биология и т. д.
   Но есть области науки, куда с огромными трудно-
стями проникают лучи этого благодетельного синтеза. 
Ряд наук с огромным упорством отстаивает свою не-
зависимость, охраняет свои многолетние позиции и гра-
ницы, несмотря на все учащающиеся атаки "противни-
ков" - накопление новых фактов, открытие новых за-
конов.
  В то же время где-то в глубоком подполье, в 
подземных пластах человеческой мысли, мало-помалу 
накапливаются наблюдения огромной важности и созре-
вают первоначальные порывы грандиозных обобщений 
будущего. И если кто-то, стоя на поверхности этого 
оживающего океана, зло и остро смеется над потугами 
связать мир астрономических и мир биологических яв-
лений, то в глубине человеческого сознания уже много 
тысячелетий зреет вера, что эти два мира, несомненно, 
связаны один с другим. И эта вера, постепенно обога-
щаясь наблюдениями, переходит в знание. Нас переста-
ют уже удивлять самые поразительные факты, самые 
поразительные открытия.
  Теперь мы можем сказать, что в науках о природе 
идея о единстве и связанности всех явлений в мире и 
чувство мира как неделимого целого никогда не дости-
гали той яености и глубины, какой они мало-помалу 
достигают в наши дни. Но наука о живом организме 
и его проявлениях пока еще чужда расцвету этой уни-
версальной идеи единства всего живого со всем мироз-
данием. Создается впечатление, что органический мир 
словно вырван из природы, поставлен насильно над нею 
и вне ее. Для живого, согласно такому воззрению, 
существует только одна среда - само живое. С окру-
жающим же миром - всею природою - оно может как
   

Колыбель жизни и пульсы Вселенной	25
бы не считаться, ибо живое - победитель мертвого. 
И при таком воззрении живое перестает быть реальнос-
тью и становится подобным абстракции, геометрической 
форме или математическому знаку. Увы, оно стало 
весьма характерным и рушится лишь тогда, когда какие-
либо стихийные катастрофы, мировые катаклизмы раз-
ражаются над живым. Только тогда, когда миллионы 
человеческих жизней в одно мгновение смываются рас-
каленной лавой или волнами океана, при землетрясениях 
или когда целые области гибнут от голода, только тог-
да человек смутно начинает сознавать ничтожество сво-
ей физической организации перед физическими силами 
природы.
  А между тем всегда, от начала веков как в бурные, 
так и в мирные эпохи своего существования, живое 
связано со всей окружающей природой миллионами не-
видимых, неуловимых связей - оно связано с атома-
ми природы всеми атомами своего существа. Каждый 
атом живой материи находится в постоянном, непрерыв-
ном соотношении с колебаниями атомов окружающей 
среды - природы; каждый атом живого резонирует на 
соответствующие колебания атомов природы. И в этом 
воззрении сама живая клетка является наиболее чувстви-
тельным аппаратом, регистрирующим в себе все явления 
мира и отзывающаяся на эти явления соответствующи-
ми реакциями своего организма.
  Итак, возникает основной вопрос: можем ли мы 
изучать организм как нечто обособленное от космо-
теллурической среды? Нет, не можем, ибо живой орга-
низм не существует в отдельности, вне этой среды, и 
все его функции неразрывно связаны с нею.
  Действительно, физические и химические процессы, 
происходящие в окружающей среде, вызывают соответ-
ствующие изменения в физико-химических, физиологи-
ческих отправлениях живого организма, отражаясь на 
его сердечно-сосудистой, его нервной деятельности, на 
его психике и, наконец, на его поведении. Так, колебания 
атмосферного давления, степень влажности воздуха, 
температура, количество солнечного света и т. д. вызы-
вают колебания в состоянии многих функций нашего 
организма, нашего нервного тонуса, в той или иной 
степени и в конце концов отражаясь на нашем пове-
дении.
   

26	Гшни I
   Бесконечно велико количество и бесконечно разнооб-
разно качество физико-химических факторов окружаю-
щей нас со всех сторон среды - природы. Мощные 
взаимодействующие силы исходят из космического про-
странства. Солнце, Луна, планеты и бесконечное число 
небесных тел связаны с Землею невидимыми узами. 
Движение Земли управляется силами тяготения, которые 
вызывают в воздушной, жидкой и твердой оболочках 
нашей планеты ряд деформаций, заставляют их пуль-
сировать, производят приливы. Положение планет в 
солнечной системе влияет на распределение и напряжен-
ность электрических и магнитных сил Земли1.
  Но наибольшее влияние на физическую и органиче-
скую жизнь Земли оказывают радиации, направляющие-
ся к Земле со всех сторон Вселенной. Они-связывают 
наружные части Земли непосредственно с космической 
средой, роднят ее с нею, постоянно взаимодействуют с 
нею, а потому и наружный лик Земли, и жизнь, напол-
няющая его, являются результатом творческого воздей-
ствия космических сил. А потому и строение земной 
оболочки, ее физико-химия и биосфера являются про-
явлением строения и механики Вселенной, а не случайной 
игрой местных сил. Наука бесконечно широко раздви-
гает границы нашего непосредственного восприятия при-
роды и нашего мироощущения. Не Земля, а космические 
просторы становятся нашей родиной, и мы начинаем 
ощущать во всем ее подлинном величии значительность 
для всего земного бытия и перемещения отдаленных 
небесных тел, и движения их посланников - радиа-
ции. ..
  Эти радиации представляют собой прежде всего эле-
ктромагнитные колебания различной длины волн и про-
изводят световые, тепловые и химические действия. 
Проникая в среду Земли, они заставляют трепетать им 
в унисон каждый ее атом, на каждом шагу они вызы-
вают движение материи и наполняют стихийной жизнью 
воздушный океан, моря и суши. Встречая жизнь, они 
отдают ей свою энергию, чем поддерживают и укреп-
ляют ее в борьбе с силами неживой природы. Орга-
ническая жизнь только там и возможна, где имеется 
свободный доступ космической радиации, ибо жить - 
это значит пропускать сквозь себя поток космической 
энергии в кинетической ее форме.
   

Колыбель  жити и пульсы Вселенной
	2
7
   Помимо электромагнитных колебаний к Земле ус-
тремляются потоки мельчайших частиц диссоциирован-
ной материи - электроны и ионы, несущие также ог-
ромные запасы космической энергии. Увы, мы немного 
знаем о роли этих частиц в жизни наружных оболочек 
Земли, но, несомненно, они играют очень значительную 
роль, о которой мы можем только догадываться.
  Таким образом, подавляющее большинство физико-
химических процессов, разыгрывающихся на Земле, пред-
ставляют собой результат воздействия космических сил, 
которые всецело обусловливают жизненные процессы 
в биосфере. Поэтому последнюю совершенно необходи-
мо признать местом трансформации космической энер-
гии.
  Наше научное мировоззрение еще очень далеко от 
истинного представления о значении для органического 
царства космических излучений, которые, кстати ска-
зать, лишь частично изучены нами. Быть может, они 
и определяют в известных пределах эволюцию органи-
ческого мира. Но мы в этой области не знаем ровно 
ничего, кроме того, что эти излучения не могут не 
оказывать на нас влияние - они должны оказывать его, 
ибо вся органическая жизнь возникла и развивалась под 
их влиянием и каждая клетка охвачена и проникнута 
радиациями, идущими из космических бездн.
   Космическое излучение, проникающее через толстые 
пластины свинца, как через тонкую кисею, проникает 
и в поверхностные слои Земли, и в глубокие слои морей 
и океанов. Там, под толстыми слоями воды, во мраке 
вечной ночи, развивается причудливая и разнообразная 
жизнь глубоководной флоры и фауны. Невольно хочется 
спросить себя: как действуют на глубоководные расте-
ния и животных достигающие до них электромагнитные 
волны большой жесткости космической радиации? Мы 
знаем, что космическое излучение не однородно. Оно 
состоит из целого ряда отдельных компонентов, обла-
дающих различной проникающей способностью, различ-
ной "жесткостью". Разные составные части земной ма-
терии, отзываясь по-своему на каждый компонент, дол-
жны были проявить себя вовне в различных формах. 
Эта проникающая радиация тормозит физиологические 
функции организма, как это было показано в моих 
опытах 1928-1929 гг. Я уверен, что дальнейшее изуче-
   

2g	Глава I
ние этого вопроса может иметь практическое значение, 
что и было мною освещено в специальных статьях. 
Конечно, это дело будущего. Гораздо ближе к современ-
ной медицине стоят другие вопросы.
   Мы лишь отчасти приблизились к пониманию той 
огромной роли, которую играет солнечная радиация в 
органической жизни Земли.
  Что представляет собою Солнце для современного 
человечества? Не более как явление природы, подобное 
многим другим! Не тем оно было для наших предков... 
Солнце было для них мощным богом, дарующим жизнь, 
светлым гением, возбуждающим умы. Вся мифология 
древних проникнута слепящей символикой солнечного 
луча! Интуиция наших предков привела их к тому же 
заключению, что и завоевания науки! Люди и все твари 
земные являются поистине "детьми Солнца" - созда-
нием сложного мирового процесса, имеющего свою ис-
торию, в котором наше Солнце занимает не случайное, 
а закономерное место наряду с другими генераторами 
космических сил.
  Несомненно, что главным возбудителем жизнедея-
тельности Земли является излучение Солнца, весь его 
спектр, начиная от коротких - невидимых, ультрафиоле-
товых волн и кончая длинными красными, а также все 
его электронные и ионные потоки. Они служат "пере-
датчиками состояний" и заставляют каждый атом по-
верхностных оболочек Земли резонировать созвучно тем 
вибрациям, которые возникли на центральном теле на-
шей системы. В великом разнообразии проявлений этого 
резонанса, где наша мысль тонет в беспредельности 
форм, красок и звуков, мы мало-помалу научились по-
нимать связанность и общность разрозненных явлений 
и представлять их в единой синтетической картине жизни 
солнечно-земного мира. Великолепие полярных сияний, 
цветение розы, творческая работа, мысль - все это про-
явление лучистой энергии Солнца.
  Наука уже знает, что жизнь на Земле обязана глав-
ным образом солнечному лучу. Но еще мало ученых, 
которые до конца поняли эту истину!
  Однако не только при помощи фотосинтеза или 
термических явлений Солнце осуществляет свое внедре-
ние в частную жизнь Земли, оно имеет еще и другие 
пути - непосредственное влияние некоторых частей сол-
   

Колыбель жити и пульсы  Вселенной	29
нечного спектра на физико-химические превращения и 
на жизнедеятельность микроорганизмов, растений и жи-
вотных. В понимании этого влияния наука только на-
чала прокладывать свои пути. Несомненно, в солнечном 
спектре мы имеем целый ряд "специфических" лучей, 
оказывающих на живые организмы совершенно особое 
действие. К лабораторно-экспериментальному выясне-
нию этого глубоко интересного вопроса я приступил в 
1928-1929 гг. и получил доказательства, вполне под-
тверждающие только что выраженную мысль.
   Как солнечные излучения, так и космические явля-
ются главнейшими источниками энергии, оживляющей 
поверхностные слои земного шара. Возникает вопрос: 
в какой мере зависит живая клетка в своей физиологи-
ческой жизни от притока космических радиации и от тех 
колебаний или изменений, которым космическая радиа-
ция подвержена?
  Вплоть до самого последнего времени на этот вопрос 
мы могли дать только отрицательный ответ. Однако 
под напором экспериментальных доказательств наука 
подготовила почву для принятия нового воззрения и 
заставила предпринять новые исследования в области 
изучения вопроса о непосредственном влиянии энергети-
ческих излучений космоса на наш организм и отдельные 
его части.
  Изучение внеземных влияний могло быть осущест-
влено при условии большого числа статистических дан-
ных. В то время как данные наблюдений за отдельными 
индивидами не могли дать нам ничего верного в этом 
направлении, изучение одновременных явлений в боль-
ших массах, изучение одновременных реакций в одно 
и то же время помогли нам обнаружить некоторые 
закономерности, причину которых и следовало выяс-
нить. Если в самом деле на человека накладывают свой 
отпечаток космические силы, то следовало бы сделать 
допущение, что в одно и то же время в самых различных 
участках земного шара среднее направление тех или 
иных явлений будет приблизительно одним и тем же 
(заболеваемость, смертность, нервно-психическая возбу-
димость и т. д.).
  В 1915 г. я впервые поставил вопрос и стал его 
изучать. Ход исследований был крайне затруднен из-
за многих обстоятельств. Все же мне выпало счастье обна-
   

JO	Плана I
ружить целый ряд замечательных явлений соответ-
ствия между разными феноменами в больших массах 
и космическими факторами. Статистические исследова-
ния с несомненностью показали, что в те годы, в те 
месяцы, в те недели, когда электромагнитная и радио-
активная2 деятельность Солнца увеличивается, на Земле, 
на разных ее материках, в различных странах, увеличи-
вается также число массовых феноменов, например за-
болевания, смертность от разных причин и многое 
другое. Обнаруживается замечательное соответствие 
между солнечными и земными феноменами.
   В то же время мы знаем, что периодическая дея-
тельность Солнца - процесс не вполне самостоятель-
ный. Есть веские основания думать, что он находится 
в определенной зависимости от размещения планет сол-
нечный системы в пространстве, от их констелляций по 
отношению друг к другу и к Солнцу. Уже много лет 
назад астрономы предположили, что Солнце представ-
ляет собой тончайший инструмент, который учитывает 
все влияние планет соответственными изменениями. Та-
ким образом, и земные явления, зависящие от перио-
дической деятельности Солнца, стоят, так сказать, под 
контролем планет, которые могут быть во много раз 
более удалены от нас, чем Солнце. Исследования, про-
изведенные с целью выяснения влияния планет на дея-
тельность Солнца, дали вполне положительные резуль-
таты: в периодах солнечной активности обнаруживаются 
периоды планетных движений3.
  Но и это еще не предел возможных догадок. Вся 
солнечная система является частью системы звезд нашей 
звездной галактики. Быть может, и эруптивная деятель-
ность на Солнце, и биологические явления на Земле суть 
соэффекты одной общей причины - великой электро-
магнитной жизни Вселенной. Эта жизнь имеет свой 
пульс, свои периоды и ритмы. Наука будущего должна 
будет решить вопрос, где зарождаются и откуда исходят 
эти ритмы.
  Статистически мною было установлено, что солнеч-
ные пертурбации оказывают непосредственное влияние 
на сердечно-сосудистую, нервную и другие системы 
человека, а также на микроорганизмы. Но можем ли мы 
ограничивать данную область явлений только теми за-
кономерностями, которые были обнаружены? Отнюдь
   

Koлыбель жизни и  пульсы   Вселенной	31
не можем. Мы должны постараться углубить наши 
исследования по изучению космических явлений. В науке 
всегда случается так, что вначале обнаруживаются са-
мые грубые явления, прямо бьющие в глаза. К катего-
рии таких грубых явлений и следует причислить явления, 
обнаруженные нами. Но это только начало науки, ее 
первые шаги,- первая попытка. Мы еще очень далеки от 
вскрытия тонких деталей, которые, несомненно, сущест-
вуют в сложном комплексе влияния космической среды 
на человека. В этой области мы еще ничего не знаем. 
Более того, вряд ли мы можем сейчас что-либо верно 
предсказать или верно предвидеть. Делая такие попыт-
ки, мы всегда рискуем очутиться на ложном пути.
  В нас должна быть лишь уверенность в том, что 
процесс развития органического мира не является про-
цессом самостоятельным, автохтонным, замкнутым в 
самом себе, а представляет собой результат действия 
земных и космических факторов, из которых вторые 
являются главнейшими, так как они обусловливают со-
стояние земной среды. В каждый данный момент ор-
ганический мир находится под влиянием космической 
среды и самым чутким образом отражает в себе, в своих 
функциях перемены или колебания, имеющие место в 
космической среде. Мы легко можем себе представить 
эту зависимость, если вспомним, что даже небольшое 
изменение в температуре нашего Солнца должно было 
бы повлечь самые сказочные, невероятные изменения во 
всем органическом мире. А таких важных факторов, как 
температурный, очень много: космическая среда несет 
к нам сотни различных, постоянно изменяющихся и 
колеблющихся.время от времени сил. Одни электромаг-
нитные радиации, идущие от Солнца и звезд, могут 
быть разделены на очень большое число категорий, 
отличающихся одна от другой длиною волны, количест-
вом энергии, степенью проницаемости и многочислен-
ными другими свойствами. Корпускулярные, радиоак-
тивные радиации, космическая пыль, газовые молекулы, 
которыми наполнено все пространство мира, являются 
также могущественными создателями земной жизни и 
вершителями ее судеб. Изменение некоторых качеств 
космической или проникающей радиации могло бы 
мгновенно уничтожить всякую жизнь на Земле или до 
неузнаваемости изменить ее формы. Ультрафиолетовые
   

32	Глава I
лучи Солнца с короткой длиной волны могли бы губи-
тельно повлиять на всю биосферу, если бы она не 
задерживалась ничтожной толщины слоем озона в верх-
них областях атмосферы. Изменение в количестве при-
текающих к Земле электронов или космической пыли 
должно было бы так отразиться на метеорологических 
явлениях, что вызвало бы самые непредвиденные пертур-
бации в растительном, животном и человеческом мире.
  Мы в качестве примеров берем крайние возможно-
сти, вероятность осуществления которых невелика. Все-
ленная находится в динамическом равновесии, и приток 
тех или иных энергетических факторов совершается по-
стоянно: одни постепенно увеличиваются или уменьша-
ются в своем количестве, другие испытывают периоди-
ческие или апериодические вибрации. Земная органиче-
ская жизнь испытывает на себе все эти изменения в 
энергетических функциях космической среды, так как 
живое существо по своим физиологическим свойствам 
является наиболее чувствительным резонатором. Поток 
электронов и протонов, вылетевший из жерла солнеч-
ного пятна4 и пролетающий мимо Земли, вызывает 
огромные возмущения во всем физическом и органиче-
ском мире планеты: вспыхивают огни полярных сияний, 
Землю охватывают магнитные бури, резко увеличива-
ется число внезапных смертей, заболеваний, случаев 
сумасшествия, эпилептических припадков, несчастных 
случаев вследствие шока в нервной системе и т.д.
  Чрезвычайно велика роль и электромагнитных коле-
баний, излучаемых пятнами или протуберанцами и до-
стигающих поверхности Земли. Совершенно особое зна-
чение следует придать электромагнитным колебаниям 
с короткой длиной волны. Эти колебания могут порож-
даться на поверхности Солнца в области пятен и про-
туберанцев и достигать поверхности Земли благодаря 
своей большой проницаемости. Как показали исследо-
вания последних лет над биологическим действием ра-
диации с короткой волной, эти радиации обладают 
мощным биологическим и физиологическим действием, 
а следовательно, оказываются особо сильными агентами 
внешней среды. Если возмущенные места на Солнце 
продуцируют во внешнее пространство короткие элек-
тромагнитные волны, достигающие поверхности Зем-
ли5, то, несомненно, эти волны и являются одним из
   

Ko.ihive.ib  жизни и пу.1ьсы  Все leuntni	33
тех мощных биологических деятелей, которыми так 
богата солнечная радиация. Различные клетки живых 
организмов и различные одноклеточные организмы по-
разному настроены для приема энергии коротковолно-
вого излучения Солнца5.
  Итак, мы окружены со всех сторон потоками кос-
мической энергии, которая притекает к нам от далеких 
туманностей, звезд, метеорных потоков и Солнца. Было 
бы совершенно неверным считать только энергию Солнца 
единственным созидателем земной жизни в ее орга-
ническом и неорганическом плане. Следует думать, что 
в течение очень долгого времени развития живой мате-
рии энергия далеких космических тел, таких, как звезды 
и туманности, оказала на эволюцию живого вещества 
огромное воздействие6. Развиваясь под непрерывными 
потоками космических радиации, живое вещество дол-
жно было согласовать с ними свое развитие и вырабо-
тать соответствующие приемники, которые бы утили-
зировали эту радиацию, или защитные приспособления, 
которые бы охраняли живую клетку от влияния косми-
ческих сил. Но несомненно лишь одно: живая клетка 
представляет собой результат космического, солярного 
и теллурического воздействий и является тем объектом, 
который был создан напряжением творческих способно-
стей всей Вселенной. И кто знает, быть может, мы, 
"дети Солнца", представляем собой лишь слабый отзвук 
тех вибраций стихийных сил космоса, которые, проходя 
окрест Земли, слегка коснулись ее, настроив в унисон 
дотоле дремавшие в ней возможности.
  Мы привыкли придерживаться грубого и узкого ан-
тифилософского взгляда на жизнь как на результат 
случайной игры только земных сил. Это, конечно, не-
верно. Жизнь же, как мы видим, в значительно большей 
степени есть явление космическое, чем земное. Она 
создана воздействием творческой динамики космоса на 
инертный материал Земли. Она живет динамикой этих 
сил, и каждое биение органического пульса согласовано 
с биением космического сердца - этой грандиозной со-
вокупности туманностей, звезд, Солнца и планет.
  За огромный промежуток времени воздействия кос-
мических сил на Землю утвердились определенные цик-
лы явлений, правильно и периодически повторяющиеся 
как в пространстве, так и во времени.  Начиная с кру-
3-105


34	Глава I
говорота атмосферы, углекислоты, океанов, суточной, 
годовой и многолетней периодичности в физико-хими-
ческой жизни Земли и кончая сопутствующими этим 
процессам изменениями в органическом мире, мы всюду 
находим циклические процессы, являющиеся результа-
том воздействия космических сил. Если бы мы попы-
тались графически представить картину многообразия 
этой цикличности, мы получили бы ряд синусоид, на-
кладывающихся одна на другую или пересекающихся 
одна с другой. Все эти синусоиды в свою очередь 
оказались бы изрытыми мелкими зубцами, которые 
также представляли бы зигзагообразную линию и т. д. 
В этом бесконечном числе разной величины подъемов 
и падений сказывается биение общемирового пульса, 
великая динамика природы, различные части которой 
созвучно резонируют одна с другой.
  Если бы мы продолжали наш анализ далее, то 
увидели бы, что максимумы и минимумы космических 
и геофизических явлений согласно совпадают с макси-
мумами и минимумами тех или иных явлений в орга-
ническом мире. Мы увидели бы, что один цикл биоло-
гических явлений по времени наступления максимумов 
или минимумов его хорошо совпадает с часами макси-
мальных или минимальных напряжений в ходе тех или 
других космических или геофизических элементов. Мак-
симумы и минимумы другого биологического цикла 
совпадают с максимумами и минимумами того или 
иного космического или геофизического явления7. И вот, 
при виде всех этих дружно вздымающихся и дружно 
падающих кривых наше воображение представляет себе 
животрепещущую динамику космо-теллурической среды 
в виде безграничного океана, покрытого рядами нара-
стающих и рушащихся волн, среди которых жизнь и 
поведение отдельного организма уподобляются незамет-
ной и безвольной щепке, повинующейся в своем пове-
дении, как и в настоящем океане, всем капризам окру-
жающей его физической стихии.
  Перед взорами естествоиспытателей в огромном оке-
ане земной жизни открывается картина грандиозных и 
бурных волнений, среди которых отдельный индивид 
исчезает бесследно. Плавая на утлом челноке по этому 
морю и преодолевая напор каждой набегающей волны, 
пловец погружен в шум и смятение бушующей стихии,
   




Колыбел
ь жизни 
и пульсы  
Вселенно
й	35
и 
гори
зонт 
его 
огра
ниче
н 
ближ
айше
ю 
гром
адой 
волн. 
Мор
е 
пред
ставл
яется 
ему 
хаот
ичес
ким 
и 
безза
конн
ым 
суще
ство
м. 
Но 
стои
т ему 
подн
яться 
высо
ко 
над 
бурн
ой 
пове
рхно
стью
, как 
карт
ина, 
обоз
рева
емая 
им, 
сове
ршен
но 
изме
няет
ся. 
Шум 
и 
смят
ение 
уже 
боль
ше 
не 
трев
ожат 
его, 
и с 
высо
ты 
он 
види
т, 
как 
вели
чест
венн
о и 
мерн
о 
дви
жутс
я 
гром
ады 
волн
, то 
под
ыма
ясь, 
то 
опус
каяс
ь, и 
в 
дви
жен
ии 
этом 
он 
отме
чает 
стро
гую 
гарм
они
ю.
  Х
аоти
ческа
я 
стру
ктур
а тех 
или 
иных 
явле
ний в 
его 
дина
миче
ских 
форм
ах с 
пере
менн
ой 
точк
и 
зрен
ия 
пре-
терп
евает 
то 
же 
изме
нени
е и 
прев
раща
ется 
в 
.гарм
они-
ческ
ое 
движ
ение, 
образ
уя 
ряды 
прав
ильн
ых 
сину
соид
ных 
коле
бани
й, 
подч
инен
ных 
в 
свое
м 
движ
ении 
во 
врем
ени 
неод
олим
ым 
сило
вым 
коле
бани
ям 
косм
ичес
кой 
или 
сол-
нечн
ой 
энерг
ии.
  В
смат
рива
ясь в 
эту 
нову
ю 
разв
ерну
вшу
юся 
пере
д 
нами 
карт
ину, 
мы 
нево
льно 
пора
жаем
ся 
тому 
стро
гому 
мате
мати
ческ
ому 
сове
ршен
ству, 
кото
рое, 
несо
мнен
но, 
проя
вляе
тся в 
коле
бани
ях 
движ
ения 
указа
нных 
явле
ний 
во 
врем
ени, 
казав
шихс
я 
ране
е нам 
прои
зволь
ным
и и 
слу-
чайн
ыми.
  М
ы 
види
м, 
как 
стро
жай
шие 
каче
стве
нные 
и 
коли
чест-
венн
ые 
зако
ны 
упра
вляю
т их 
тече
нием
, и 
мы 
начи
наем 
ощу
щать 
всю 
сво
ю 
слаб
ость 
пере
д 
этой 
стих
ийно
й 
жизн
ью, 
подч
инен
ной 
непр
еодо
лим
ым 
сила
м, 
упра
вляю
щим 
ими 
изну
три 
и 
извн
е.
  С
реди 
вели
кого 
разн
ообр
азия 
масс
овых 
явле
ний 
в 
разн
ые 
врем
ена 
пере
д 
нами 
все 
ясне
й и 
ясне
й 
обна
ру-
жива
ется 
стих
ийн
ый 
ритм 
в их 
жизн
и, 
одно
врем
енно
сть в 
биен
ии 
их 
пуль
са, 
одно
врем
енн
ые 
смен
ы 
мощ
ных 
подъ
емов 
и 
глуб
оких 
паде
ний8.
  Н
о не 
буде
м 
огра
ничи
вать 
наше 
иссл
едов
ание 
пре-
дела
ми 
солн
ечно
й 
систе
мы и 
приз
наем
ся в 
том, 
что в 
форм
иров
ании 
масс
овых 
явле
ний 
во 
всех 
их 
план
ах не 
могу
т не 
учас
твов
ать и 
друг
ие 
силы 
косм
оса, 
пока 
еще 
скры
тые 
от 
нас 
наш
им 
неве
дени
ем. 
Мед
ленн
ыми, 
но 
верн
ыми 
шага
ми 
наук
а 
подх
одит 
к 
разо
блач
ению 
осно
вных 
исто
чник
ов 
жизн
и, 
скры
ваю
щихс
я в 
отда
ленн
ейши
х 
недр
ах 
Всел
енно
й. И 
пере
д 
наши
ми 
изум
ленн
ыми 
взо-
рами 
разве
ртыв
ается 
карт
ина 
вели
коле
пног
о 
здан
ия 
ми-
ра, 
отде
льны
е 
част
и 
кото
рого 
связа
ны 
друг 
с 
друг
ом 
креп
чайш
ими 
узам
и 
родс
тва, 
о 
кото
ром 
смут
но 
грези
ли 
вели
кие 
фило
софы 
древ
ност
и.
   

36	Г.шеи I
   В свете этого воззрения мы видим, как из инертного 
и аморфного вещества Земли возникают сложнейшие си-
стемы, части которых находятся в тончайшем резонансе 
с различными областями мира. И невольно приходит на 
ум та древняя идея, что и наше познание явлений при-
роды есть не что иное, как воспринятый нашими орга-
нами познания отзвук истинных процессов, происходя-
щих во Вселенной.
  На все суждения и выводы естествоиспытателей до 
недавнего времени ложился определенный отпечаток 
суждений об автономности жизни биологических объек-
тов, об их независимости от внешних сил мира, об 
особых путях, по которым движется органический мир. 
Этот отпечаток систематически тормозил свободное 
изучение вопроса, и все, что стояло в противоречии с 
ним, считалось еретичеством или бредом, и этому вся-
чески противодействовали. Наука должна вступить на 
новый, не зависящий от предвзятых представлений путь 
исследования и вести бой с косными традициями во имя 
свободного изучения природы, приближающего нас к 
истине.
  Но с другой стороны, мы должны подчеркнуть и 
великое значение науки, изучающей явления природы. 
Несомненно, человек овладевает силами окружающего 
нас мира, учится управлять ими, заставляя их работать 
в свою пользу, или научается защищаться от них, если 
они несут ему разрушительные или вредные влияния. 
В покорении природы и победе над ней заключается 
конечный итог, конечное торжество человеческого 
знания.
  Но для того чтобы уметь победить природу, надо 
ее изучить, и притом изучить до возможной глубины. 
Без этого глубокого изучения победа над природой 
невозможна и попытки бороться с ней бессмысленны.
  Мои статистические и экспериментальные работы 
показали громадную роль внеземных, солнечных, спе-
цифических радиации - электромагнитных и корпуску-- 
лярных - в возникновении и развитии эпидемических 
заболеваний, человеческой патологии и смертности. Едва-
едва астрономия и физика открыли те или иные явления, 
как оказалось, что биосфера Земли стоит в известной 
зависимости от них: человек, животные, микроорганизмы, 
растения испытывают на себе их действие.
   

Колыбель   жизни и пульсы  Вселенной	37
   Эпидемиологи отворачивались от изучения этих яв-
лений, как будто это их не могло интересовать. Кос-
мическое и солярное излучение, корпускулярное и ко-
ротковолновое, электрические и магнитные явления в 
земной атмосфере и ее коре, влияющие на жизнь био-
сферы, стоят вне поля зрения медицины. Как отстала она 
от современной астрономии, астрофизики, геофизики 
и т. д.! Древние врачи отличались большей широтой и 
терпимостью.
  Существует тенденция свести основные явления эпи-
демиологии только к социальным факторам. Несмотря 
на могущество последних, что доказано с абсолютной 
точностью, нельзя пренебрегать изучением и других 
факторов, которые в какой-то мере могут оказывать 
свое влияние на ход и развитие эпидемического заболе-
вания. Нужно полагать, что дальнейшие исследования 
покажут, какое место в ряду социально-экономических 
и биологических факторов надлежит занимать влияниям 
физико-химической среды вообще, радиациям солярным 
и космическим и атмосферному электричеству и земному 
магнетизму в частности. И каково бы это место ни 
было, ему в общем динамическом комплексе факторов, 
обусловливающих эпидемии, наукой должно быть уде-
лено свое внимание.
  Однако уже в настоящее время можно сказать, что 
в отношении целого ряда инфекционных заболеваний 
влияние социально-экономических условий не имеет ос-
новного значения. Так, например, гриппозные эпидемии 
в противоположность холере, дизентерии, тифу возни-
кают весьма часто вне какой-либо определенной зави-
симости от социально-экономических условий и охва-
тывают все слои населения. В развитии ряда эпидемий 
мы видим чрезвычайно разнообразную игру вируса, 
весьма прихотливую его изменчивость на протяжении 
целых десятилетий, все попытки объяснения которой в 
общем потерпели фиаско, оставаясь до настоящего вре-
мени неразгаданными.
  Будем надеяться, что благодаря дружным усилиям 
и международной солидарности ученых науке удастся 
научиться бороться с эпидемиями, побеждать их и тем 
самым удлинять жизнь человека до возможно большего 
предела.
   

Глава II    ФАНТАЗИИ
И ПРОВИДЕНИЯ 
ДРЕВНИХ
Еще в глубокой древности было замечено, что выпадают 
эпохи, когда ничто не нарушает мирного течения жизни, 
чему способствует не только человек, но и сама природа. 
Но бывают времена, когда и мир природы, и мир 
человеческий приходят в волнение: стихийные катастро-
фы, наводнения или засухи, землетрясения или извер-
жения вулканов, массовые налеты вредных насекомых, 
повальные болезни среди животных и людей потрясают 
целые страны. В такие времена пытливому взору на-
блюдателя представляется несомненным существование 
связи между организмом и окружающей его средой. Эта 
мысль о связи живых организмов и внешней природы 
проходит красной нитью по всему огромному истори-
ческому опыту человечества: ее мы встречаем и в области 
донаучного мышления, и в трудах естествоиспытателей. 
По-видимому, идея о связи между человеком и 
силами внешней природы возникла на заре человеческого 
существования. На фундаменте этой идеи родилась и 
пышно расцвела древнейшая из наук - астрология, ко-
торая (если отбросить все ее мистические заблуждения) 
учила о связи всех вещей и всех явлений. Одна из ветвей 
астрологического знания - астрологическая медицина - 
утверждала, что болезненные процессы, протекающие 
в живом организме, находятся под непосредственным 
воздействием космических сил благодаря их могучему 
и таинственному "влиянию". Это "влияние" - influ-
entia, как говорили римляне,- обусловливает собою 
состояние организма как во время здоровья, так и при 
болезни. И в современном медицинском термине "ин-
флуэнца" слышится еще отголосок магической связи 
между явлениями природы и человеческим организмом. 
На той же плодотворной почве было взращено зерно 
антропогеографии, которая начиная со времени Геродота 
(485-425 гг. до н. э.) и Фукидида (род. ок. 460 г. 
до н. э.) неизменно подтверждала зависимость живого 
организма и его проявлений от окружающей его физи-
ческой стихии.


Фантазии и провидения древни У	jg
   Первые попытки обнаружить соотношение между 
атмосферными явлениями и заболеваемостью привлекли 
к констатированию связи, которую древние врачи назы-
вали "constitutio anniversaria" и "constitutio temporis"1. 
В современных языках мы имеем различные слова для 
обозначения этой связи: Witterungskrankheiten, Saison-
krankheiten, maladies saisonnaires2 и т. д. Наконец, в 
русском летописном термине "поветрие" слышится отго-
лосок бессознательной веры в стихийные силы природы, 
способствующие возникновению эпидемий.
  Уже древние врачи, выводя из своих наблюдений 
существование зависимости между человеком, живот-
ным и окружающей средой, стремились объяснить не-
которые болезненные явления в человеческом организме 
влиянием этой среды. Описывая повальную болезнь 
жителей острова Эгины, римский поэт Овидий (43 г. 
до н. э. - 17 г. н. э.) указывал, что болезнь охватила 
не только животных и человека, но и растения. О том 
же говорил и другой римский поэт - Лукреций* (98- 
55 гг. до н. э.) - при описании мора в Аттике. Еще 
ранее Софокл (496-405 гг. до н. э.) в "Царе Эдипе" 
указывал на то, как болезнь переходила с полевых 
посевов на животных и утробных младенцев.
  Из сообщений Фукидида известно, что эпидемия, 
свирепствовавшая в Аттике между 436 и 427 гг. до 
н. э., сопровождалась сильными землетрясениями, мор-
скими наводнениями, засухами и неурожаями. Фукидид 
упоминает: во время аттической болезни против чело-
века соединились все силы внешнего мира, что, по 
народным поверьям, обычно сопровождает появление мо-
ровых язв. Греческий историк делает определенные ука-
зания на то, что усиление мора в 427 г. сопровождалось 
особенно грозными явлениями во внешней природе: вул-
каны Липарских островов находились в периоде чрезвы-
чайной деятельности; Эвбея, Оробия, остров Аталанта 
и другие места были залиты водою вследствие сильных 
землетрясений; в Афинах колебания почвы разрушили 
Пританей и другие здания. Греческий историк Диодор 
Сицилийский в I в. до н. э. приписывает главное влияние 
на мор в Афинах атмосферным влияниям: температуре 
воздуха, испарениям и отсутствию этезийских ветров.
  Дио Кассий (II в.), Иероним (340-420 гг.) и Орозий 
(IVB. ) в своих творениях делают одинаковые указания на
   

40


Глава II
то, что 
голод 
в 5 г. 
н. э. и 
сильне
йшие 
землет
рясени
я в 
Италии 
имели 
место 
одновр
еменно
. В 
правле
ние 
Клав-
дия, в 
51-
52 гг. 
н. э., 
Греци
я и 
Итали
я 
страда
ли 
также 
одновр
еменно 
от 
голода 
и 
землет
рясени
й. В то 
же 
время 
голода
ла и 
Палест
ина; в 
Иеруса
лиме 
голод 
достиг 
ужаса
ющих 
размер
ов. 
Через 
10 лет, 
в 
царств
ование 
Нерон
а (54 
- 68 
гг.), 
повтор
ились 
землет
рясени
я и го-
лод. 
После 
знамен
итого 
изверж
ения 
Везуви
я при 
импе-
раторе 
Тите 
(79-
81 гг.), 
в 97 г., 
послед
овала 
сильне
йшая 
морова
я  язва, 
"какие 
бываю
т не 
часто" 
(Свето
ний).
   В 
различ
ных 
описан
иях 
морово
й язвы 
Антон
ина 
(или 
Гелена
) даны 
опреде
ленны
е 
указан
ия на 
то, что 
эта 
жесток
ая 
поваль
ная 
болезн
ь в 
период 
165 - 
180 гг. 
н.э. 
сопров
ождала
сь 
грозны
ми 
явлени
ями 
природ
ы: 
земле-
трясен
иями, 
наводн
ениями
, 
налета
ми 
полчи
щ 
саранч
и, 
засуха
ми и т. 
д.
   При
мером 
общег
о 
возбу
ждени
я в 
приро
де 
может 
служит
ь 
период 
времен
и с 251 
по 266 
г. - 
эпоха 
морово
й язвы 
Кипри
ана. 
Сильне
йшие 
колеба
ния 
земли 
были в 
Корну
олле, 
Риме, 
Африк
е и 
Азии, 
имело 
место 
извер-
жение 
Этны.
  В. 
Зейбел
ь (W. 
Seibel) 
тщател
ьно 
собрал 
сведен
ия, 
касаю
щиеся 
многоч
исленн
ых 
мощны
х 
явлени
й в 
приро-
де, 
предш
ествов
авших 
и 
сопров
ождав
ших 
эпоху 
чум-
ной 
эпидем
ии 
580-
581 гг. 
н. э., 
или 
чумы 
Юстин
иана. 
Соглас
но этой 
подроб
ной 
работе, 
с 513 г. 
началс
я ряд 
необыч
ных 
явлени
й в 
природ
е, 
которы
е 
кончил
ись 
лишь в 
570 г. 
Зейбел
ь 
делит 
этот 
перио
д на 
три 
части:
   I. 
512-
533 гг. 
В 526 
г.- 
сильне
йшее 
развит
ие всех 
явлени
й в 
природ
е. II. 
533 - 
547 гг. 
То же 
усилен
ие 
было в 
544 г. 
III.  
547-
570 гг.
  Пер
вая 
группа 
явлени
й, 
соглас
но 
Зейбел
ю, 
имела 
место 
еще до 
наступ
ления 
велико
й 
чумы, 
вторая 
совпа-
дает с 
ее 
первы
м, 
главны
м 
появле
нием, 
третья 
частью 
предш
ествуе
т, 
частью 
сопров
ождает 
второе 
сильно
е 
развит
ие 
чумы.
  С 
513 
года - 
года 
изверж
ения 
Везуви
я - 
началс
я 
период 
опусто
шитель
ных 
землет
рясени
й, 
достиг
ший 
своего 
сильне
йшего 
развит
ия в 
знамен
итом 
Антиох
ий-
ском 
землет
рясени
и, 
когда 
погибл
о 250 
тыс. 
челове
к и 
город 
Антиох
ия был 
разруш
ен и 
сожжен 
дотла. 
В 542 г. 
чума 
появил
ась в 
Конста
нтиноп
оле, в 
543 г. 
землет
ря-
сения 
потряса
ли 
период
ически 
всю 
Европу
, в 544 
г. 
имело
   

Фантазии и провидения древних
	A
I
место страшное наводнение на фракийском берегу; 
в 545-547 гг. колебания почвы и наводнения наблюда-
лись в странах Европы.
  Начиная с 551 г. открылся новый цикл стихийных 
катастроф с сильнейшего землетрясения во всех странах 
древнего мира по берегам Средиземного моря. Землет-
рясения длились с несколько меньшим напряжением, чем 
вначале, вплоть до 557 г. С этого момента общее волне-
ние природы вместе с чумой стало подвигаться с востока 
на запад.
   В.   Зейбель,   ссылаясь  на   свидетельства   Прокопия 
(Procopius), Феофана (Pheophanus) и Кедрена (Cedrenus), 
упоминает также, что в 526 г. случилось настолько зна-
чительное  уменьшение  и  потускнение солнечного  света, 
что оно потеряло свой блеск и стало походить на Луну,   
оставаясь  без   сияния   в   течение   целого   года. "По   
большей   части, - говорит   Прокопий, - Солнце 
казалось таким, каким оно бывает во время затмения; 
свет его был не чистый и не такой, как всегда. С той поры 
война, голод и другие бедствия не переставали губить 
людей".   Зейбель   полагает,   что   потускнение   Солнца 
зависело от заражения воздуха теми посторонними испа-
рениями, которые часто сопровождают сильнейшие эпи-
демические болезни.
  Летописцы того времени упоминают также об ог-
ненном метеоре, о разрушительных грозах 556 г., о 
засухах 562-563 гг., о появлении трех комет в период 
сильной чумы, о движении саранчи в последнюю эпоху 
эпидемии, о необычном размножении рыб и о целом 
ряде необычайных явлений в растительном и животном 
мире. Свидетель эпидемии Евагрий (Ewagrius, VI в.) 
говорит, что усиление и ослабление чумы совершались 
периодически, причем на каждый период приходится 
около 15 лет. Он отмечает также и то, что в каждом 
таком периоде развитие чумы было всего сильнее на 
втором году3.
   Современники чумной эпидемии XIV в., одной из са-
мых страшных эпидемий, которые когда-либо знало че-
ловечество, и известной под именем "черная смерть" 
("mors nigra"), оставили очень большое количество 
подробных описаний этой болезни, опустошившей Европу 
и Азию в течение нескольких лет - с 1348 по 1351 г. 
Почти   во   всех   описаниях   мы   замечаем   стремление
   

                                                               Глава II 
42
сопоставить появление чумной эпидемии со стихийными 
явлениями природы и объяснить этими сопоставления-
ми ее возникновение в том или ином месте. Особенного 
внимания заслуживают описания, данные Ковино (Covi-
по), Мюсси (Mussis), императором Кантакузеном (Кап-
takuzen), Боккаччио (Boccaccio), Петраркой (Petrarca), 
К. Мегенбергом (К. Megenberg), Машо (Mascho), Колле 
(Colle), Шольяком (Chauliac) и несколькими испанскими 
врачами. Все они отмечают, что среди явлений природы 
главную роль играют как космические, так и геофизиче-
ские факторы: положение Солнца, звезд, Луны, землетря-
сения, туманы и вредные испарения в атмосфере. Ввиду 
того что сведения эти, записанные в различных странах, 
часто указывают на явления, аналогичные или сходные 
между собою, они заслуживают того, чтобы быть 
рассмотренными.
  Один из важнейших документов, относящийся к на-
чальному периоду эпидемии, принадлежит Мюсси. Этот 
автор повествует о том, что на далеком Востоке, в 
Китае, были страшные знамения, предшествовавшие 
эпидемии "черной смерти": шел дождь из змей и жаб, 
которые, заползая в жилища людей, умерщвляли их 
своими ядовитыми укусами. В Индии землетрясение 
разрушило многие города, после чего с неба сошло 
пламя и сожгло их дотла вместе с людьми и животны-
ми. Во многих местах "с неба текли потоки крови и 
падали камни".
   Конечно, нельзя серьезно отнестись ко всем этим 
описаниям, однако следует заметить, что крупнейшие 
возмущения в природе ранее всего были отмечены в 
дальневосточной Азии. Китайские летописцы рассказы-
вают, что уже в 1333 г. обнаружились многие ненор-
мальные явления в природе. В том году имели место 
жары и засухи, вызвавшие голод, затем непрерывно шли 
дожди, затопившие целые округа и погубившие до 
полумиллиона людей. В следующем году опять отме-
.чены засухи и повальные болезни, уничтожившие до 
пяти миллионов человек. Особенного напряжения сти-
хийная жизнь природы на Востоке достигла к 1337 г., 
когда землетрясения, наводнения, голод, опустошающие 
налеты саранчи, страшные эпидемии не переставали 
уничтожать жителей Востока. Те же явления повто-
рились снова с не меньшею силой и в период  1345 -
   

Фантазии  и провидения  древних	43
1348 гг., и лишь после 1348 г. несколько стихло бушевание 
стихийных элементов. Некоторые современники, по сло-
вам Г. Гезера (Haeser), утверждают, что одновременно 
и в других частях света подобные события предшество-
вали распространению черной смерти.
  Мегенберг описывает главным образом землетрясе-
ния, предшествовавшие и сопутствовавшие эпидемии. 
Так, в 1348 г., в год наибольшего распространения черной 
смерти, по Европе, с юга на север и с востока на запад, 
прокатилось несколько сильнейших землетрясений, при-
чем были разрушены десятки цветущих городов и сотни 
замков, горели обширные территории лесов и реки 
выходили из своих берегов. Люди обезумели, не знали, 
что делать, куда скрываться. Десятки тысяч человек 
скитались по дорогам, мучимые голодом и жаждою, 
и наконец падали в изнеможении и умирали.
  Винарио, Ковино и другие современники черной смер-
ти рассказывают о различных отклонениях в ходе ме-
теорологических факторов, бывших в период черной 
смерти. Они упоминают о нечистом воздухе, тяжелых 
испарениях, густых облаках, закрывающих небо, и о 
неприятном жаре, утомлявшем тело и стеснявшем ды-
хание. Необычайные зловония и испарения, поднявшиеся 
с земли, отмечены были в самых разных местах: в 
Египте, Греции, Далмации, Германии. В Италии в 
1347 г. людей приводили в ужас "таинственные пары" 
("ingens vapor"), направлявшиеся с севера на юг. Мюсси, 
между прочим, упоминает о влиянии новолуний на обо-
стрение эпидемий4.
   Астрологи того времени, как и следовало ожидать, 
уверяли, что причиною всех бедствий, постигших чело-
вечество, является грозное сочетание планет Юпитера 
и Сатурна. Ковино в своем стихотворении "De convivio 
Solis in domo Saturni" в 1132 строфах излагает астро-
логические воззрения на влияние созвездий на судь-
бы человечества и объясняет чумную эпидемию соеди-
нением Юпитера с Сатурном. Наконец, Гезер, основы-
ваясь на своих всесторонних исследованиях, признает, 
что "черная смерть была болезнью пандемической. Про-
исхождение ее находилось в весьма тесной связи с 
необыкновенными потрясениями в природе, вследствие 
которых она распространилась по всем странам, извес-
тным в XIVв.".  Отметим здесь еще следующие чрез-
   

44	Г шеи II
вычайно любопытные для нас указания, данные тем же 
Винарио в его труде о чуме. Он отмечает ряд последо-
вательных вспышек чумы и постепенное ослабление ее 
с периодом около 11 лет (см.  табл. 1).
Таблица 1

Год
Заболеваемость
Выздоровление
1348 
1361 
1371 
1382
2/3   населения 
1/2          " 1/10        
" 1/20        "
Почти никто 
Очень немногие 
Многие Очень 
многие
  Во время этой страшной чумной пандемии было 
отмечено, что и в животном мире свирепствовали по-
вальные болезни. У Кампи (Campi) встречаются указа-
ния, что болезнь не щадила и животных. В Африке 
трупы павших животных тотчас же чернели; птицы, 
нападавшие на трупы людей, заболевали и издыхали. 
В Далмации черная смерть охватила предварительно 
животных: рогатый скот, лошади и другие домашние 
животные заболевали чесоткой, покрывались струпьями 
и лишаями, шерсть на спине вылезала, они худели, 
слабели и умирали по прошествии нескольких дней. 
Аналогичные явления наблюдались и в Англии. Расска-
зывают, что будто бы птицы улетали из пораженных 
болезнью мест, рыбы исчезали из морских заливов.
   Эпидемическое распространение сифилиса в конце 
XV в. , представляющее собою выдающийся и един-
ственный пример в истории этой болезни, сопровож-
далось также целым -рядом необыкновенных явлений 
природы, отмеченных образованными современниками. 
Астрологи и поэты в своих сочинениях выразили суе-
верный взгляд того времени на это массовое заболевание, 
приняв опять-таки неблагоприятное сочетание планет 
за основную причину эпидемий (Theodorici Ulseni Frisii 
Seb, Brant). Кроме этой почти всеобщей веры в действие 
неблагоприятных сочетаний планет виновниками эпиде-
мий считают необыкновенные грозы, проливные дожди 
и наводнения, которые с особенною силой проявили себя 
в  последние десятилетия  XV   в.   Под  влиянием  этих
   

Фантазии и провидения древних	4^
возмущений в природе произошло общее изменение ха-
рактера болезни: сифилис развился в новых, ранее не-
известных формах; впервые появился сыпной тиф в 
Испании и потовые горячки в Англии, а также ряд 
вспышек чумной эпидемии во многих странах Европы. По 
мнению Фракасторо (Fracastoro), автора того времени, 
эпидемия сифилиса распространилась главным образом 
вследствие "эпидемической конституции организмов", 
возникшей под влиянием внешних причин, а по прекра-
щении этого влияния - путем непосредственного зара-
жения от больного. Действительно, стремление связать 
всеобщее распространение сифилиса в конце XV в. с 
видоизменениями "эпидемической конституции" можно 
встретить и у многих других наблюдателей. Даже в 
указаниях на влияние опасных сочетаний созвездий есть 
лишь мистическое выражение этого общего мнения. 
Мы находим свидетельства также о том, что многие 
современники и позднейшие исследователи эпидемии "по-
товой горячки" в Англии находили, что болезнь эта 
своим повальным распространением обязана ряду ме-
теорологических явлений. Важнейшим из этих явлений 
признается совершенно необычайная влажность воздуха, 
которою отличаются периоды этих эпидемий, а именно: 
1486, 1507, 1518, 1529 и 1551 гг. Тем же обстоятельством 
объясняют, что Англия обычно служила местом воз-
никновения и наибольшего развития данной эпидемии, 
так как общее годовое количество осадков над ее тер-
риторией очень велико.
  В XVI в. ученые стараются объяснить различные 
эпидемии воздействием созвездий. Благодаря воскресше-
му платонизму, а в Германии неоплатоническому уче-
нию отца фармацевтической химии Теофраста Бомбаста 
из Гогенгейма, более известного под именем Парацельса 
(Paracelcus, 1493-1541 гг."), "неприязненные созвездия" 
снова приобретают силу. Те же идеи преподавал Кардан 
(Kardanus, 1501-1586 гг.), который, будучи явным при-
верженцем астрологии, соединил свои знания с алхи-
мией, математикой и медициной. Нострадамус (Nost-
radamus. 1503- 1566 гг.) был также великим медиком 
своего времени и знаменитым астрологом.
  Даже крупнейшие врачи того времени боятся смер-
тоносной власти Сатурна. Эпидемию чумы 1478 г. объ-
ясняют тем,   что  год  этот   был  високосный.   В  Ни-
   

46	Глава II
дерландах к тяжелому игу испанской тирании присое-
динились разрушительные явления в природе и смерто-
носные эпидемии, а также "эпидемии" военного харак-
тера. "Казалось,- пишет Курте (Curths),- будто бы 
природа  сговорилась  с человеком погубить страну".
  Распространение эпидемии "болотно-миазматиче-
ских" заболеваний во второй половине XVII в. на 
основании целого ряда достоверных источников стояло 
в прямой связи с метеорологическими явлениями, причем 
сообразно с колебаниями последних наблюдались явс-
твенные колебания в развитии и течении самих эпиде-
мий. Б. Рамаццини (Ramazzini), тщательно наблюдав-
ший колебания эпидемии болотной лихорадки в 1693 г., 
отмечает, что эпидемия эта усиливалась каждый раз при 
новолунии. Новолуние же усиливало и другие заболе-
вания, имевшие место одновременно: дизентерию и сып-
ной тиф. Воздействие атмосферических влияний на чум-
ную инфекцию в том же веке отмечает и П. Кастро 
(P. Castro).
   Многими врачами XVIII в. также была замечена 
связь, существовавшая между явлениями природы и раз-
витием тех или иных болезней. В начале века замечена 
связь относительно землетрясений, вулканических извер-
жений, северных сияний и других явлений (Baglevi). 
Конечно, в констатировании этих связей огромную роль 
играли суеверные воззрения данной эпохи. Гораздо более 
ценны указания на соотношения между состоянием по-
годы и распространением эпифитий и эпизоотии (Раи-
!et, Laubender, Heisinger, Lorinser, Konold, Ramazzini). 
Имеются указания, что успокоения в общем строе при-
роды совпадают с резким сокращением эпидемических 
заболеваний (W. Hillary, I. Rutty, J. Huxhami). Но уже 
со второй половины XVIII в. начинается новый период 
сильнейших эпидемических болезней и крупных событий 
в природе, связь между которыми считалась вполне 
несомненной (Janisch). Было отмечено, что состояние 
погоды оказывает решительное влияние на усиление и 
ослабление эпидемий лихорадки: после сильных дождей 
постоянно следовало послабление ее, а за высоким 
состоянием барометра - усиление. Аналогичная связь 
была также отмечена между увеличением случаев ди-
зентерии и резкими колебаниями метеорологических эле-
ментов  (Васег).  Период 1770-1775 гг.   отмечен злопо-
   




Фантози
и и 
провиден
ия 
древних	47
лучн
ым 
разв
итие
м 
стих
ийн
ых 
бедс
твий, 
эпид
емич
ески
х 
забо
лева
ний. 
В 
след
ующ
ем 
деся
тиле
тии 
разр
азил
ся 
ряд 
эпиз
ооти
и, из 
кото
рых 
след
ует 
отме
тить 
чуму 
рога
того 
скот
а, 
про
шед
шую 
по 
всей 
Евро
пе. 
Эти
м 
забо
лева
ниям 
сопу
тств
овал
и 
силь
ней
шие 
потр
ясен
ия в 
стро
е 
прир
оды: 
земл
етря
сени
я, 
бури
, 
гроз
ы, 
сухи
е 
тума
ны и 
т. д. 
XVII
I век 
отме
чен 
тем, 
что в 
нем 
впер
вые 
к 
изуч
ени
ю 
соот-
ноше
ния 
меж
ду 
естес
твен
ным
и 
явле
ниям
и и 
эпид
емия
ми 
был
и 
прим
енен
ы 
мете
орол
огич
ески
е 
приб
оры.
  В 
XIX 
стол
етии 
эти 
набл
юде
ния 
были 
пред
мето
м 
вним
ания 
мног
их 
извес
тных 
врач
ей и 
мето
дика 
их 
была 
дове
дена 
до 
высо
кого 
сове
рше
нств
а. 
Одна
ко 
благ
одар
я 
незн
ани
ю, а 
такж
е 
игно
риро
вани
ю 
мног
их 
факт
оров 
окру
жаю
щей 
сред
ы 
ника
ких 
пост
оянн
ых 
зако
номе
рно-
стей 
меж
ду 
двум
я 
ряда
ми 
явле
ний 
обна
руже
но 
не 
было
.
  П
амят
ники 
древ
ней 
пись
менн
ости, 
лето
писи 
всех 
на-
родо
в и 
всех 
врем
ен, 
наро
дный 
эпос, 
пред
ания, 
увек
о-
вече
нные 
в 
лето
пися
х, 
полн
ы 
сопо
став
лени
й 
межд
у яв-
лени
ями 
в 
физи
ческ
ом 
мире 
и 
явле
ниям
и в 
орга
ниче
ской 
прир
оде 
Земл
и 
или 
сред
и 
чело
вече
ства. 
Стре
млен
ие 
со-
пост
авля
ть 
эти 
явле
ния 
имее
т 
базу 
как в 
астр
олог
иче-
ских 
веро
вани
ях, 
так и 
в 
собы
тиях 
повс
едне
вной 
жиз-
ни, 
неиз
менн
о 
подт
верж
даю
щей 
и 
укре
пляю
щей 
это 
стре
млен
ие.
   Р
азли
чные 
небе
сные 
явле
ния 
люд
и 
счит
али 
пред
вест
ника
ми 
гроз
ных 
или 
важн
ых 
собы
тий 
в 
чело
вече-
ском 
мире
, 
счит
али 
их 
знак
ами 
или 
знам
ения
ми, 
кото
рым
и 
прир
ода 
якоб
ы 
пред
упре
ждае
т 
чело
века 
об 
этих 
собы
тиях 
на 
свое
м 
язык
е, 
гово
ря 
"буд
ь 
гото
в". 
Стра
нная 
окра
ска 
небе
сног
о 
свод
а, 
стре
льча
тые 
обла
ка, 
лучи, 
стол
бы и 
веер
ы 
поля
рных 
сиян
ий, 
круг
и 
вокр
уг 
Солн
ца и 
Лун
ы, 
стра
шны
е 
гроз
ы, 
знак
и на 
Солн
це, 
под 
кото
рым
и 
древ
ние 
разу
мели 
пятн
а, 
види
мые 
нево
оруж
енны
м 
глазо
м, 
шум
ы, 
сопр
овож
даю
щие 
севе
рные 
сиян
ия 
или 
гроз
овые 
разр
яды 
- 
эти 
"гол
оса 
прор
ицан
ия", 
или 
раз-
личн
ые 
сигн
алы, 
прои
схож
дени
е 
кото
рых 
было 
неиз
вес-
тно, 
коле
бани
я 
почв
ы, 
нако
нец, 
затм
ение 
Сол
нца 
и 
Лун
ы 
или 
появ
лени
е 
коме
ты 
- 
все 
эти 
крас
ивей
шие 
и 
стра
шны
е 
явле
ния 
прир
оды 
чело
век 
счит
ал 
вест
ника
ми 
гряд
ущи
х 
бурь, 
вест
ника
ми 
пова
льны
х 
моро
вых 
пове
трий 
- 
одни
м 
слов
ом, 
знак
ами. 
Впол
не 
поня
тно, 
что в 
свои
х 
закл
ючен
иях 
древ
ние 
знач
ител
ьно 
преу
вели
чива
ли 
роль 
и 
смы
сл  
небе
сны
х  
знам
ений 
и 
даже 
впад
али 
в
   

48	Глава II
грубые ошибки, увлекаясь поэзией сравнений. Несом-
ненно лишь то, что древние далеко превосходили нас 
остротой в искусстве наблюдений за явлениями природы 
и изысканным мастерством логических выводов.
  Далеко' не каждый год бывают крупные геофизиче-
ские и метеорологические явления, как, например, по-
лярные сияния, видимые в средней Европе, или стихий-
ные катастрофы вроде разрушительных землетрясений 
или опустошительных наводнений. Если бы эти явления 
бывали каждый год, то их не ставили бы в связь с 
теми или иными эпидемиями или другими массовыми 
событиями, как не ставятся в связь с эпидемиями другие 
периодические явления в природе.
. Есть еше одно замечательное подтверждение спра-
ведливости того мнения, что подмеченная древними 
связь между знамениями и массовыми общественными 
событиями вроде эпидемических болезней не есть игра 
фантазии, а итог многовековых наблюдений над упорно 
повторяющейся закономерностью соотношения. Под-
тверждение мы находим в том удивительном факте, что 
система предзнаменований у всех народов и во все 
времена была тождественна в смысле объектов, знаме-
нующих события. Несмотря на то что система эта 
покоилась на религиозной почве, она всегда имела объ-
ектом общественную сторону жизни древних. Для ки-
тайца и для русского летописца, для галла и монгола 
луч полярного сияния или круг около Солнца знамено-
вали одно и .то же - грозную беду от морового повет-
рия или других несчастий. Таким образом, на протяже-
нии всей многовековой истории повальных заболеваний 
видно стремление подчеркнуть определенное влияние 
природы на человека.
  Однако, несмотря на то что уже с XVII в. благодаря 
изобретению Галилеем и Торичелли первых измеритель-
ных метеорологических инструментов ведутся наблюде-
ния над выяснением данного влияния, следует признать, 
что еще до настоящего времени ни один из кардиналь-
ных вопросов в данном направлении не разрешен. Выяс-
нены лишь некоторые общие черты.
   Но есть одна область медицины, которая с большим 
вниманием следила и следит за влиянием внешней физи-
ческой среды на наш организм. Это психиатрия. Тот факт, 
что физико-химические явления внешнего мира влияют на
   

Фантазии и провидения  древни\	49
душевные отправления и зачастую обусловливают наше 
поведение, был известен еще в древности. Корни его 
опять-таки уходят в астрологию и в древнюю антропо-
географию. К настоящему времени в психиатрии нако-
пился большой материал наблюдений, который ждет 
своего Коперника. К чести русских врачей, необходимо 
отметить, что они неизменно принимали участие в изу-
чении данной проблемы (Грейзенберг, М. И. Нижегород-
цева, П. И. Ковалевский и др.), так же как и иностран-
ные исследователи (Faissac, Turell Eyselein, Lombroso, 
Krypiakieviez, Crothers, Abercromby, Hellpach, Lehmann, 
Pederson, Dexter и др.).
   Итак, было бы крайне несправедливо полагать, что 
исследования соотношений между различными эпиде-
миями и одновременно происходящими крупными по-
трясениями во внешней природе не дают ничего поучи-
тельного и являются плодом донаучного мышления. 
Наоборот, мы находим в мемуарах врачей - современ-
ников тех или иных эпидемий - богатый материал для 
интереснейших выводов. Подобно тому как летописцы 
в своих хрониках отмечали соотношения между явле-
ниями общественными и космическими, или геофизиче-
скими, так и врачи, описывая течение тех или иных 
эпидемий, сопоставляли их с различными явлениями 
природы. И эти соотношения не простая случайность, 
а та тонкая и неуловимая связь, около вскрытия кото-
рой бродит современная нам наука6. "Ужаснейшие кон-
вульсии природы, - писал знаменитый историк П. Ни-
бур (P. Niebuhr, 1776-1831 гг.) в своей "Римской исто-
рии" ("Romische Geschichte"), - часто сопровождались 
и совпадали во времени с различными эпидемиями и дру-
гими катастрофами".
  Если наблюдения историков и ученых всех времен 
и всех народов верны, если действительно эпохи сти-
хийно-катастрофических явлений в природе, сопровож-
дающихся появлением различных "знамений", совпада-
ют с развитием тех или иных эпидемических заболева-
ний, то прежде всего надлежит выяснить несколько во-
просов:
   1.	Что следует разуметь под "эпохами стихийных ка 
тастроф"?
  2.	Локализируются ли стихийно-катастрофические яв 
ления природы в каком-либо одном участке Земли или
4-105


50	Глава 11
же в некоторый промежуток времени охватывают всю 
Землю?
   3.	Повторяются  ли  таковые  эпохи  периодически  и 
выяснен ли их период?
   4.	Если существует периодичность, то как она объ 
ясняется, а также были ли сделаны попытки поставить 
эту периодичность в связь с ходом каких-либо косми 
ческих явлений?
  Посмотрим, как приближалась наука к ответам  на 
поставленные вопросы в новейшее время.
   

Глава III   ПОИСКИ
ЗАГАДОЧНЫХ 
СВЯЗЕЙ
В конце XVII в. выдающийся итальянский врач, "отец 
профессиональной гигиены", Б. Рамаццини (1633 - 
1714 гг.) в своих эпидемиологических работах делал серь-
езные общие метеорологические выводы.
   Начиная со времени Рамаццини мы встречаем целую 
плеяду исследователей, посвятивших свои работы выяс-
нению связи между заболеваемостью и метеорологиче-
скими явлениями. Среди них мы видим Т. Сиденгэма 
(Th. Sydenham, 1624-1689 г.), Виллиса (Willis, 1621 - 
1675 гг.), Мортона (Morton, 1835-1903 гг.), Вильяма 
Гранта (W. Grant), Столла (Stoll), Мертенса (Mertens). 
Следует особо отметить имена Сиденгэма и Столла, при-
ложивших большой труд для выяснения вопросов о влия-
нии на заболеваемость времен года1 .
   В Германии одним из первых Ф. Гоффман (F. Hoff-
man, 1660-1742 гг.) вел совместные наблюдения за 
погодой и заболеваемостью. Начиная с середины XVIII в. 
в редком сочинении по частной патологии не указыва-
лась связь между волнениями в фазах развития той или 
иной болезни и необычайными комбинациями в свойст-
вах атмосферы. Наконец, в истекшем столетии появилось 
немало обстоятельных исследований об этих соотношени-
ях и связях. В первой половине столетия вопрос о влия-
нии внешних факторов на болезни особенно тщательно 
изучался во Франции медицинской школой в Монпелье. 
Из нее вышел ряд отличных исследований, как, например, 
замечательные работы Р. д'Амадора (R. d'Amador) и Фю-
стера (Fuster), а также Дельпеша (Delpech), Алькье (А1-
quie), Руше (Roucher) и др. Ш. Сарда (Ch. Sarda) в свое 
время подвел итоги всем этим работам в своей статье.
   Из позднейших исследователей Кнёвенагель (Knove-
nagel) настаивал на том, что колебания метеорологиче-
ских элементов должны вредно или благоприятно влиять 
на состояние общественного здоровья. А. Магельсен 
(A. Magelssen) писал, что в больших городах всегда 
имеются налицо всякого рода патогенные бактерии; 
особенно же ядовитыми они являются только по вре-
4*


52	Глава III
менам; это позволяет сделать допущение о влиянии 
внешних условий. По его мнению, одним существованием 
бактерий нельзя объяснить колебания заболеваемости 
и смертности. Говоря о важном значении самого орга-
низма, его конституции в каждый данный момент, 
указанный автор дает следующее сравнение: совокуп-
ность самых ядовитых бактерий безвредна для нас, как 
и горсть дроби. Последняя становится опасной только 
тогда, когда имеется порох, пистон, ружье и стрелок. 
Этими побочными факторами в случае эпидемии и 
являются внешние причины. "Хорошо было бы знать,- 
пишет Магельсен,- зависит ли большая или меньшая 
степень ядовитости бактерий от одновременно совер-
шающихся перемен в атмосфере, или же эта последняя 
обусловливает большую или меньшую восприимчивость 
к бактериям как в одном организме, так и в целом 
населении".
  Т. Альтшуль (Т. Altschul), восставая подобно Кнё-
венагелю против учения об исключительном значении 
бактерий для развития тех или иных заболеваний, ука-
зывал на ощущаемую, но не исследованную периодич-
ность всех эпидемий как на основной показатель того, 
что не контагиозность, а какие-то другие факторы 
обусловливают эту периодичность. В самом деле, спра-
шивает он, почему в один год дифтерия или другая 
болезнь проходят незаметными, а в другой - сильно 
развиваются и поражают население тысячами?
  Ф. Хюппе (F. Huppe) полагал, что микроорганизмы 
суть только возбудители, только рычаг, толчок, в то 
время как подлинные причины заболевания лежат в 
самом организме, в его тканях, в его веществах. Этим 
самым успех толчка обусловлен теми факторами, кото-
рые влияют на организм, меняя способности его и 
создавая условия для предрасположения и невосприим-
чивости.
  Действительно, вопрос о действии погоды на чело-
века может быть рассмотрен с двух точек зрения: с 
одной стороны, можно предполагать, что "погода", 
т. е. совокупность всех метеорологических, геофизиче-
ских и космических факторов, непосредствен-
н о или косвенно влияет на человека, вызывая заболе-
вания; с другой - можно думать, что погода распо-
лагает микроорганизмы    к    проявлению    большей
   

Поиски загадочных связей	-j
или меньшей жизнедеятельности. Как бы то ни было, 
колебания погоды по отношению к заболеванию следу-
ет признать как существенный вспомога-
тельный момент2.
   На основании этих соображений возникла в свое время 
теория М. Петтенкофера, который утверждал, что хотя 
холера и распространяется при посредстве человеческих 
сношений, но зародыши ее становятся деятельными и 
опасными только по временам под влиянием места 
и времени, т.е. под воздействием некоторых фи-
зических и химических свойств окружающей среды, пред-
ставляющих собой величину переменную. Свои исследо-
вания Петтенкофер обратил главным образом на физико-
химические свойства почвы, служащей, по его мнению, 
вместилищем заразного начала. Для созревания холер-
ного зародыша требуются средняя степень влажности 
почвы, известное содержание органических отбросов, 
известный уровень почвенных вод и т. д.
  Однако, несмотря на то что совпадение такого фак-
тора, как колебания уровня почвенной воды, с появле-
нием холеры в какой-либо местности наблюдалось не-
однократно, существует целый ряд данных, безусловно 
достоверных, которые, однако, не находят себе объяс-
нения в теории Петтенкофера, а, наоборот, прямо про-
тиворечат ей.
  Таким образом, эпидемиологами давно замечено, что 
многие эпидемии в своем возникновении и течении про-
являют странности, не поддающиеся точному и полному 
объяснению. Так, например, вопрос о распределении 
холерных эпидемий по отношению ко времени и месту 
после тщательных изысканий, произведенных в свое 
время Петтенкофером, Р. Кохом (R. Koch, 1843-1910 гг.) 
и др., все же считается открытым. Почему в одни годы 
эпидемическая вспышка болезни в течение нескольких 
месяцев охватывает огромные территории, распростра-
няясь на все части света и унося миллионы жертв. В 
другие годы при всех прочих равных условиях она не 
появляется вовсе или локализуется: в строго ограничен-
ном районе. В ходе развития некоторых эпидемий, 
например эпидемий гриппа, можно отметить чуть ли 
не одновременное возникновение или резкое усиление 
заболеваемости во многих удаленных один от другого 
пунктах сразу. Когда в 1847 г.  грипп поразил Англию,
   

jj	Г шва HI
Данию, Бельгию, Францию и Швейцарию, у многих 
создалось впечатление, что грипп во всех странах возник 
в один и тот же день. С другой стороны, врачами было 
замечено не только, так сказать, стихийное возникнове-
ние эпидемий, но и стихийное их прекращение. Так, в 
отчете о чумной эпидемии в Ветлянке Страховский 
пишет: "Видимо, в окружающей среде что-то произо-
шло, что внезапно прекратило эпидемию в Астраханской 
губернии еще до прибытия противочумной комиссии".
  Установлено также, что степень жестокости эпидемии 
по временам меняется: в некоторые периоды она то 
усиливается, то ослабевает, и колебания эти не всегда 
бывает возможно объяснить свойствами вируса или 
влиянием известных климатических, сезонных или ме-
теорологических факторов. Усиление многих эпидемий 
может происходить и зимой и летом, а потому никаких 
закономерных зависимостей с указанными факторами 
для многих эпидемических болезней установлено не бы-
ло, несмотря на точные наблюдения и массовые изме-
рения.
  С давних пор существует мнение, что в этиологии 
гриппа важную роль играют такие Метеорологические 
агенты, как колебания температуры, степень влажности 
воздуха и пр. Однако еще в XVI в. была высказана 
мысль, которая сохраняет свою силу и теперь, что 
эпидемия гриппа может возникнуть в любое время при 
наличии разнообразных метеорологических факторов. Из 
подсчетов Гирша (Hirch) видно, что большинство эпи-
демий началось в период декабрь - февраль, но этот же 
автор обращает внимание на то, что многие эпидемии, 
начавшись зимой, продолжаются затем и весну и лето, 
захватывая, таким образом, другие времена года, когда 
перестают действовать факторы, имевшие место зимой. 
То же следует сказать о холерных эпидемиях. Как в 
Германии, так и в некоторых местах России холера 
иногда появлялась и усиливалась в самые суровые зимы, 
когда, казалось бы, прекращали свое влияние факторы, 
которые, как это принято думать, благоприятствуют 
развитию холеры. Совершенно не выяснено сакже, по-
чему в некоторые времена происходит превращение спо-
радической или эндемической формы болезни в эпиде-
мию или, наконец, пандемию. Такого рода явление было 
особенно ясно выражено  в  эпоху эпидемии  гриппа  в
   

Поиски загадочных связей	^5
1918 - 1919 гг. в Австралии, окруженной карантинным 
кордоном. Известны случаи так называемых "корабель-
ных эпидемий", т. е. эпидемий, возникающих вдруг на 
корабле, находящемся долгое время в открытом море.
  Следовательно, в отношении эпидемий ко времени 
могут быть поставлены вопросы: 1. Увеличивается ли 
в некоторые эпохи жизнедеятельность тех или иных 
бактерий? 2. Уменьшается ли в те же эпохи сопротивляе-
мость организма? 3. Происходит ли одновременно и по-
всеместно (в случае эпидемии или пандемии) то и другое 
вместе?
  С другой стороны, установлено, что эпидемический 
поток, двигаясь широкою полосою, иногда щадит неко-
торые местности, обходя их. Если же в конце концов 
эпидемия и проникает в эти местности, то развивается 
в них весьма замедленным темпом. Спрашивается, чем 
обусловливается это странное явление, имеющее иногда 
место, несмотря на общение жителей с соседними рай-
онами, охваченными сильной формой эпидемии? Особы-
ми свойствами в организмах жителей или же геофизи-
ческими факторами, так или иначе препятствующими 
развитию бактерий именно в данной местности?
   Таким образом, эпидемия может возникнуть, а мо-
жет и не возникнуть. Время ее возникновения медицине 
неизвестно, неизвестен и ее конец. Эпидемия может 
остановиться на одном незначительном участке, может 
распространиться на всю страну, материк, переброситься 
через океан. Она может при наличии самых совер-
шенных санитарных условий поглотить немало жертв 
и при отсутствии какого-либо представления о санита-
рии протекать вполне благополучно. Эпидемия может 
свирепствовать, не устраняемая мощными оборонитель-
ными средствами, проникать сквозь самые тщательные 
кордоны и вдруг, как бы ни с того ни с сего, сделав 
несколько постепенно затухающих колебаний, прекра-
титься совершенно.
  Возникающие, таким образом, вопросы следует счи-
тать вполне открытыми, во всяком случае по отноше-
нию к большинству эпидемических заболеваний. Решение 
их, по-видимому," выходит далеко за пределы той об-
ласти, в которой компетентна современная медицина.
  Действительно, очень часто случается, что вопреки 
мнению врачей бактериологов и эпидемиологов болезнь
   

55	Глава III
вспыхивает, когда захочет, и ослабевает совершенно 
неожиданно для всех. Резкие скачки в ходе заболевае-
мости и смертности, то исчезновение, то снова появле-
ние эпидемии, то исчезновение, то появление микроор-
ганизмов во внешней среде, то значительные колебания 
в вирулентности микроорганизмов всегда заставляли 
думать, что сами патогенные микробы представляют 
собой взрывчатый материал, готовый вспыхнуть от 
ничтожной искры. И многие наиболее прозорливые вра-
чи неминуемо приходили к мысли о роли неизвестных 
космических  сил  в  темном эпидемическом процессе.
   Таким образом, с давних пор одной из наиболее 
ярких черт эпидемического механизма был признан сти-
хийно-катастрофический характер появления эпидемий.
  Вплоть до сего времени эпидемиология не имеет 
точных представлений ни о периодичности многих эпи-
демических заболеваний, ни о причинах периодичности, 
если последняя и была обнаружена. Исключение состав-
ляют лишь те случаи периодических сезонных явлений, 
которые были известны еще во времена Гиппократа. 
Пожалуй, мы не ошибемся, если скажем, что эпидемио-
логии известны лишь очень немногие постоянные (во 
времени и в пространстве) закономерности, характери-
зующие собой ход той или иной эпидемии. Так, можно 
утверждать, что социальные бедствия вроде войны, 
голода сопровождаются развитием тифозных эпидемий. 
В пределах подобных трюизмов обычно и заканчиваются 
наши знания о связи между ходом эпидемии и явлениями 
в геофизической, биологической или социальной среде.
  Лишь очень медленно наука приобретает представ-
ление о некоторых устойчивых закономерностях в ходе 
и развитии эпидемических заболеваний.
  Закономерности эти чаще всего не попадают в поле 
зрения специалистов-эпидемиологов, так как они скорее 
должны быть отнесены к порядку физических, а не 
биологических явлений, поскольку за явлениями биоло-
гическими мы признаем значительную долю автоном-
ности. Именно в ходе эпидемий мы очень часто стал-
киваемся с явлениями, не поддающимися объяснению с 
биологической точки зрения, как, например, внезапными 
и резкими взрывами, вспышками, обострениями забо-
леваний или, наоборот, внезапными ослаблениями и 
прекращениями  при   полной   сохранности  всех   прочих
   

Поиски загадочных связей	57
биологических и социальных условий. Попытки объяс-
нить эти существенные явления самостоятельными из-
менениями в жизненных свойствах болезнетворного на-
чала, как известно, успехом не увенчались. В то же 
время из глубины веков росло убеждение в могучих 
влияниях физико-химической среды на всю эту каприз-
ную и причудливую игру вируса.
  В самом деле, целый ряд геофизических явлений был 
принят во внимание при изучении связи между внешни-
ми факторами и эпидемическими заболеваниями. Тща-
тельно изучая вопрос о влиянии на них давления атмос-
феры, степени ее влажности, термических колебаний, 
изменения высоты уровня почвенных вод и т. п., уда-
лось, однако, лишь в редких случаях отыскать такого 
рода закономерности, которые постоянно и повсеместно 
сохраняли свою силу. В большинстве же случаев имело 
место следующее: в то время как в одном месте было 
замечено, что вслед за падением барометрического дав-
ления число заболеваний от той или другой эпидемии 
увеличивалось, в другом месте такого же рода эффект 
получался за увеличением давления. В одном пункте 
чрезмерная сухость воздуха оказывала такое же влияние, 
какое в другом - полная его насыщенность водяными 
парами. Болезнь часто распространяется и прогрессиру-
ет как при низкой, так и при высокой температуре. 
Словом, что касается перечисленных выше геофизиче-
ских явлений, то все они в общем в этиологии болезни 
исключают самих себя. Правда, можно возразить, что 
резкие изменения в ходе любого из этих метеорологи-
ческих факторов могут нарушить устойчивое физико-
химическое равновесие организма и этим самым, вре-
менно ослабляя его, создать почву для более легкого 
проникновения в организм болезнетворного начала. Дей-
ствительно, такого рода явления наблюдаются сплошь 
и рядом, что и дало повод неоднократно заключать о 
связи атмосферного давления, влажности, температуры 
и т. д. с резкими скачками в количестве заболеваний или 
смертных случаев.
  Несомненно, что резкие изменения любого из метео-
рологических элементов могут оказать губительное дей-
ствие на организм, нарушая устойчивое равновесие фи-
зико-химических процессов и тем самым помогая ослаб-
лению резистентных сил организма и способствуя ин-
   

58	Глава III
вазии. Несомненно, что для человека представляется 
наиболее опасным лишь момент, следующий непосред-
ственно за внезапным изменением в ходе того или иного 
метеорологического элемента. В дальнейшем организм 
начинает приспособляться к создавшейся физической об-
становке и восстанавливает нарушенное динамическое 
равновесие. Можно думать, что виновниками такого 
рода физических потрясений организма являются не сами 
по себе метеорологические факторы, постепенно усили-
вающиеся или уменьшающиеся в своем напряжении или 
действии, а величина скачка, величина перехода от одной 
степени к другой.
  Таким образом, заключая о влиянии данных метео-
рологических феноменов на заболеваемость, мы, может 
быть, делаем грубую ошибку, приписывая им столь 
исключительное влияние. Это влияние есть лишь второй 
решительный для некоторых организмов импульс. Пер-
вый же момент таится не в них. Есть некоторые 
метеорологические, геофизические и космические факто-
ры, точно еще нам не известные, которые являются 
основным рычагом, приводящим в движение эпидеми-
ческий механизм и вызывающим все те эффекты, кото-
рые ставят в тупик эпидемиологов.
  Еще Д. Араго (D. Arago, 1786 - 1853 гг. ) была пред-
ложена теория влияния химических агентов воздушной 
среды на появление холерных эпидемий. Затем М. Фа-
радей (М. Faraday. 1791-1867 гг.) защищал мысль о 
влиянии на холерные заболевания известного состояния 
атмосферного электричества, вызывающего образование 
озона. Влияние атмосферного озона на заболевания 
было специально изучено в Монпелье еще в период 
1857-1858 гг. Герапат (Herapath) пытался обосновать 
ту мысль, что усиление отрицательного знака электри-
ческого поля атмосферы предрасполагает к холере. На-
оборот, Кэтеле (Quetelet), ставя атмосферное электри-
чество в связь с холерными заболеваниями, полагал, что 
число их увеличивается при малом напряжении атмос-
ферного электричества.
  Во время холерной эпидемии 1837- 1838 гг. многие 
врачи причиною холеры считали изменения в "электри-
честве и магнетизме земли и воздуха". Наиболее полно 
впервые еще в 1848 г. русский врач Гивартовский поста-
вил  проблему связи между холерными  заболеваниями
   

Поиски загадочных связей


59


и электричеством атмосферы на основании своих личных 
наблюдений. Гирш указывает, что точные наблюдения 
Ф. Шульце (F. Schultze. 1840-1921 гг.), Вольтолини 
(Voltolini),  Ветте (Wette) и других  показали,   что  озон
 
Лис. 1. Напряжение электрического поля атмосферы в различных 
участках земного шара (кривые 2-5), солнцедечтельностъ (кривая I) 
и земной магнетизм (кривая 6) i no Л. Бауэру)


60	Глава 111
принимает невыясненное участие в возникновении холе-
ры. Бекель (Boekel) в Страсбурге и Сенпьер (Saintpierre) 
в Монпелье в середине прошлого века сделали попыт-
ку выяснить вопрос о влиянии озона путем наблюдений. 
Здесь можно указать, что Фово де Курмель (Fovau de Cour-
melles) указывал на отсутствие некоторых заболе-
ваний на юге, ставя это обстоятельство в зависимость 
не столько от жаркого климата, сколько от напряжения 
атмосферного электричества и присутствия озона3. По-
следний, по его мнению, должен играть громадную роль 
при заболевании легких как сильное антисептическое 
средство. Наконец, Ламон в Мюнхене еще в 60-х годах 
прошлого века один из первых указал на возможную 
связь между эпидемиями и пертурбациями в электриче-
ском и магнитном поле Земли, зависящем в свою оче-
редь от влияния космического фактора.
   После жестоких эпидемий, имевших место в середине 
прошлого века, многие русские и иностранные врачи 
пришли к тому выводу, что во время холерных эпиде-
мий заряд атмосферного электричества имел преимущес-
твенно униполярный характер отрицательного знака. 
Останавливаясь на этом явлении, Ф. Иноземцев писал: 
"Всякий раз с появлением атмосферических гроз мы 
видели, что число доставляемых в госпитали холерных 
больных вдруг значительно возрастало, а равно и число 
умиравших было более, нежели до появления грозы. 
Общий дневной вывод заболеваемости и смертности 
показывает то же самое в дни грозы, ибо везде число 
вновь заболевших и умерших было явно непропорцио-
нально с ходом эпидемии - увеличено". Другой русский 
исследователь, Н. Скаловский, в 1908 г. выступал с 
докладами о роли метеорологических явлений, и в част-
ности атмосферного электричества, на ход холерной 
эпидемии. Наконец, у Б. Мура (В. Мооге), в издании 
1886 г., находим ссылку на солнечные пятна, которые, 
как это писал Мур, по мнению некоторых исследовате-
лей, могут оказывать известное влияние на состояние 
окружающей среды, способствуя развитию эпидемии. 
Эта ссылка, по-видимому, является одним из первых 
указаний на возможность зависимости развития эпидемий 
от состояния солнцедеятельности.
   Заслуживает  внимания также и  то обстоятельство, 
замеченное неоднократно, что во время холерных пан-
   

Поиски загадочных свчзей


61


демий даже в тех странах, которые холера пощадила, 
одновременно развиваются массовые острые гастриче-
ские заболевания. Получается такое впечатление, будто 
бы некий общий для всей Земли физический или хими-
ческий фактор способствует повсеместному изменению 
некоторых конституциональных особенностей человека, 
предрасполагая его к заболеваниям определенного типа. 
Подобные мысли, высказанные уже давно. рядом 
исследователей, находят себе подтверждение в трудах
 
Рис. 2. Одинаковый ход радиоактивных эманации в воздухе в двух проти-
воположных точках земного шара. Верхняя кривая - колебания количест-
ва радиоактивных эманации в Маниле. Нижняя кривая - то же явление 
в Линденбурге. Разница по широте Манила - Линденбург - 37° (по Бон-
гардсу)


62	Глава III
современных врачей эпидемиологов и бактериологов. 
Так, например, А. Крафт (A. Craft, Чикаго, 1919 г.) 
видит сходство между гриппом и кессонной болезнью 
и полагает, что первичное повреждение 
наносится организму каким-либо химическим факто-
ром, который прокладывает путь самой инфекции. Еще 
более определенное суждение высказал К. Рихтер 
(С. Richter, Сан-Франциско, 1921 г.). По его мнению, 
этим химическим агентом является озон. Наличие и 
уменьшение количества озона Рихтер связывает с цик-
лонами и антициклонами. Идея Рихтера является отго-
лоском высказывания о природе гриппа Шёнбейна 
(Schonbein), сделанного еще в начале прошлого века. 
В то время как перечисленные выше метеорологические 
факторы, как-то: температура, давление, влажность и 
т. д. - претерпевают постепенные колебания и дают 
даже в двух близко лежащих пунктах различные 
показания вследствие сложности общей системы движе-
ния воздушных масс, есть небольшая группа явлений, 
которые одновременно охватывают огромные простран-
ства или в течение продолжительного времени сохра-
няют свое постоянство на больших территориях. При-
мером первых могут служить пертурбации земного 
магнитного поля, которые, как известно, одновременно 
могут наблюдаться во многих участках Земли. Записи 
магнитных бурь, полученные в различных обсерватори-
ях, в основных своих деталях вполне сходны. Примером 
вторых служит состояние поля атмосферного электри-
чества. Рассмотрение кривых вариаций атмосферного 
электричества, полученных в различных местах, пока-
зывает, что однородные вариации наступают почти 
одновременно во многих удаленных один от другого 
пунктах. Можно с полным основанием смотреть на ход 
атмосферного электричества в каком-либо пункте Евро-
пы как на типический для всего Европейского континента 
за данный период.
  Г. Бонгардс (Н. Bongards) произвел одновременные 
наблюдения над количеством радиоактивных эманации 
в Линденбурге и в Маниле, причем получил для этих 
удаленных одно от другого мест совершенно одинако-
вую периодичность, равную 27-28 дням. Сравнивая 
данные, полученные в указанных двух пунктах, со спек-
трогелиограммами  кальциевых   облаков  Солнца,   Бон-
   

Поиски загадочных связей	^
гарде вывел заключение, что источником эманации, об-
наруженных в атмосфере Земли, является солнцедея-
тельность4.
  Современный биолог имесг веские мотивы утвер-
ждать, что жизнедеятельность растительных и живот-
ных организмов стоит в известной зависимости от 
разных метеорологических явлений, одно из первых мест 
среди которых современная наука отводит электриче-
ским феноменам, поскольку же электрические, магнит-
ные и электромагнитные явления в земной коре и ее 
атмосфере стоят в теснейшей зависимости от явлений 
космических, и главным образом от влияния Солнца, то 
прежде всего надлежит исследовать вопрос о том, в 
каком соотношении с солнцедеятельностью стоят те или 
другие эпидемические заболевания.
  Такого рода направление исследования объясняется 
тем, что изменения и периоды этих изменений в солнце-
деятельности изучены несравненно лучше и за несрав-
ненно больший промежуток времени, чем какие-либо 
изменения в магнитном поле Земли или в электрическом 
поле атмосферы.
   

Глава IV    ВИХРИ
СОЛНЕЧНЫХ 
БУРЬ
Перед тем как обратиться к рассмотрению вопросов 
о соотношении между эпидемиями и солнцедеятельнос-
тью, необходимо сосредоточить наше внимание на про-
исхождении и природе периодической деятельностиСолн-
ца. Без этого рассмотрения нам останутся непонятны-
ми все те явления, что разыгрываются под влиянием 
Солнца в электрическом и магнитном поле нашей ат-
мосферы - том именно месте, где живем мы. Уж слиш-
ком велика связь органических существ с космо-теллу-
рической средой, чтобы можно было обойти молчанием 
величайший генератор энергии - Солнце со всеми его 
основными особенностями.
  Несмотря на то что еще в глубокой древности 
человек интуитивно постиг главенствующую роль Солн-
ца в жизни нашего мира, назвал его своим богом, 
создал о нем лучшие мифы, легенды, сказки и саги и 
посвятил ему наиболее прекрасные храмы, несмотря на 
то что еще в доисторические времена в умах ученых 
и философов, начиная от ионийских мыслителей, воз-
никло верное по своему существу учение о Солнце как 
причине всего существующего, наука о Солнце нача-
лась лишь с того времени, как европейскими учеными 
Фабрицием (Fabricius), Шейнером (Scheiner), Галилеем 
(Galileo) и Гарриотом (Harriot) в 1610-1611 гг. незави-
симо друг от друга были начаты исследования пятен на 
поверхности светила.
  После ряда споров, носивших скорее теологический, 
чем научный характер, существование пятен было 
признано несомненным и за ними были установлены 
систематические наблюдения. Эти наблюдения и поло-
жили начало физике Солнца. Уже через два года, исходя 
из данных о движении пятен, Галилей, а с ним одновре-
менно Фабриций и Шейнер открыли скорость обращения 
солнечного тела вокруг своей оси, определив полное 
время обращения в 26-27 дней.
  С этого времени непрерывно в течение трех столетий 
сотни выдающихся астрономов устремляли свои взоры 
к солнечным пятнам, дабы выяснить их природу.
   

Вихри солнечных бурь
	,
,
   Пятна представляют собой грандиозные образова-
ния, которые в известные периоды становятся видными 
невооруженным глазом, что еще в глубокой древности 
позволяло китайским летописцам отмечать пятна и 
строить различные предположения относительно их. 
Группы пятен достигают иногда колоссальных линейных 
размеров, равных 250 тыс. км, и покрывают площади 
в сотни миллионов квадратных километров. Так, напри-
мер, февральское пятно 1917 г. - около 250 тыс. км.
   Сроки существования пятен также различны и при-
хотливы, как и их размеры. Очень часто наблюдаются 
пятна, живущие лишь несколько дней, чтобы исчезнуть 
бесследно, но бывают пятна, которые держатся в тече-
ние трех или четырех оборотов Солнца, т. е. почти 
три месяца. Как известно, одно обращение Солнца вок-
руг оси занимает приблизительно 27 суток (синодическое 
время обращения). Следовательно, сохраняющее свою 
жизнедеятельность пятно в течение'13,5 суток проходит 
по солнечному диску, чтобы затем на такой же срок 
исчезнуть с глаз наблюдателя. С момента же появления 
пятна из-за края Солнца до вступления его в плоскость 
центрального солнечного меридиана проходит около не-
дели. Впрочем, эти сроки не вполне точны, ибо Солнце 
вращается не так, как вращается твердое тело, все части 
которого движутся вместе. Пятно, находящееся в эква-
ториальной зоне, при условии его длительного сущест-
вования делает полный оборот ..вместе с Солнцем в 
течение 25 суток, в то время как пятно, возникшее на 
широте 45°, совершает свой полный оборот в 27,5 суток. 
Ближе к полюсам период вращения Солнца еще длиннее.
  Замечательно то обстоятельство, что пятна образу-
ются не на всех широтах. Они рождаются главным 
образом в двух поясах, расположенных по сторонам 
экватора,- именно между 10° и 30° широты (это так 
называемые "королевские широты"). На самом экваторе 
пятна бывают очень редко, еще реже они появляются 
за 35° широты. Увеличение числа пятен влечет за собой 
расширение  поясов,  в которых пятна наблюдаются.
  Уже давно замечено, что число пятен очень измен-
чиво: бывают годы, когда по солнечному диску все 
время, одно за другим, проходят пятна больших раз-
меров, и, наоборот, иногда в течение месяца наблюда-
телю удается отметить лишь несколько маленьких то-5-
105
   

66

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь