ВЫСШИЕ АРХЕТИПЫ: ОПЫТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ :: 3. Ч а с т ь 2 — ДИАДИЧЕСКИЙ АРХЕТИП Часть 5

0
228
Речь
В зависимости от того, под влиянием какого архетипа находится человек, сильно 
меняется его речь, как письменная, так и устная. Мы, однако, ограничим свое 
рассмотрение устной речью.
Для устной речи, в отличие от письменной, характерны сильные логические 
ударения, которые отличают особо значимые для человека слова и понятия. 
Известное из грамматики деление предложения на подлежащее, сказуемое и прямое 
дополнение, или действие, субъект действия, объект действия, легко переводится 
на язык инь и ян, а именно: к янской модальности относятся субъект действия - 
кто, и глагол - что делает; к иньской модальности относятся объект воздействия 
и его характеристики. Например, во фразе: “Никанор внимательно осмотрел 
незнакомую ему комнату”, - к янскому архетипу относится субъект, то есть 
“Никанор”, то, что он делает “осмотрел” и характеристика этого глагола, то есть 
“внимательно”, а к иньскому архетипу относится объект глагола, то есть 
“комната” и ее характеристики (комната какая? – “незнакомая ему”). Таким 
образом, “Никанор внимательно осмотрел”, - это янская составляющая фразы, 
“незнакомую ему комнату” - иньская.
Не в каждой фразе имеется янская или иньская составляющие. Во-первых, бывают 
фразы, особенно в устной речи, где нет никакого объекта. “Я пошел”, - чисто 
янское высказывание. Наоборот: “Мне пора” - чисто иньская, она описывает 
состояние человека, так же, как и неопределенные фразы типа “светает”, 
“смеркалось”, “вечерело” - это назывные предложения. Однако и в полном 
предложении не всегда можно вычленить иньские и янские составляющие. Например 
во фразе: “В этой небольшой по размеру комнате расположилось одновременно 
несколько человек, удивительно различавшихся между собой как по внешнему облику,
 так и по манере поведения”, - янского элемента практически нет. Глагол 
“расположиться”, так же как и “находиться”, “быть” и некоторые другие, не 
содержит в себе никакого янского элемента, и в целом эта фраза является чисто 
описательной и потому находится под иньским архетипом. 
	Однако не только формальный синтаксический анализ указывает на модальность. 
Находясь под преимущественным влиянием иньского или янского архетипа, человек в 
устной речи отчетливо проявляет этот архетип, акцентируя в речи слова, 
относящиеся к иньской или янской модальности - другими словами, он делает на 
них логическое ударение. Слова же, относящиеся к противоположной модальности, 
он нередко просто опускает (это называется эллипсис), или произносит невнятно, 
нечленораздельно, неразборчиво, или более тихим голосом, как бы показывая, что 
они не имеют существенного значения. Как, например, может жена определить, в 
каком настроении, в какой модальности выходит из дома муж? Достаточно спросить 
его: ”Куда ты собрался?” - и внимательно выслушать ответ, обращая внимание не 
только на его прямой смысл, но и на тонкости: логическое ударение, интонацию и 
внятность и отчетливость произносимых слов. “Я иду…бр-бр-бр….” Что скрывается 
за этим неразборчивым “бр-бр-бр” - можно переспросить или догадаться: выпить 
пива, заглянуть к Толику, покопаться в гараже. Конечно, возможно, что муж 
лукавит, прикрывая самую существенную цель своего похода скороговоркой, но если 
считать, что он ведет себя искренне и ничего намеренно не искажает, то ясно, 
что основная цель его похода волнует его меньше, чем сам факт действия: “Я иду”.
 Может быть, лишь выйдя он точно определит направление и цель, для него в 
данный момент важнее всего действие, то есть выход из дома. Если же в ответ 
звучит фраза: ”Загляну к Толику”, где субъект - местоимение “я” - опущен, а 
логическое ударение стоит на последнем слове (это понятно, впрочем и по смыслу 
фразы, поскольку глагол “заглянуть” редко имеет на себе основную семантическую 
нагрузку), то это означает, что выход осуществляется в иньской модальности. Но 
если далее следует продолжение с отчетливо янской модальностью, например: “Мне 
надо ему кое-что сообщить”, - с логическим ударением на слове “сообщить”, то 
модальность выхода надо все-таки рассматривать как янскую. 
Вообще, в отношении модальностей, действует правило: “Второе слово дороже 
первого”, то есть если человек произносит несколько фраз в иньской модальности, 
но завершающая идет в янской, значит, предшествующие фразы были не более чем 
подготовкой, и общий смысл его сообщения - янский. Впрочем, возможно, что 
вполне янская конструкция фразы означает вполне иньские намерения человека - 
здесь нужно смотреть по существу. Фраза: “Я иду прогуляться, побродить, 
подышать, поглядеть вокруг”, - с филологической точки зрения явно янская; с 
другой стороны, она описывает вполне иньское поведение, то есть 
пассивно-созерцательное настроение человека, выраженное, однако, в янской форме.
 Насколько это существенно? Как мы знаем, просто так ничего не бывает. Может 
быть, этот человек хочет показать, что хотя бы вот в такой ситуации, когда он 
ни от кого не зависим, он имеет право на самостоятельные действия. 
Если у человека есть тенденция включения иньского архетипа, то она может 
выразиться в интонации, которая в устной речи чрезвычайно важна и которая также 
довольно ясно различает иньские и янские фразы. В принципе, иньская интонация 
более мягкая, в ней меньше нажима, больше созерцательности, как бы принятия 
человеком реальности. Наоборот, в янской интонации звучит отчетливое намерение, 
действие, возможно, являющееся или чреватое агрессией, разрушением, прямым 
вмешательством. Просто жесткая интонация, таким образом, является всегда янской,
 даже если по смыслу и по лексическому содержанию фраза звучит иньским образом. 
“Мне холодно”, - фраза по смыслу и по синтаксису иньская, однако, сказанная с 
большим нажимом, она приобретает отчетливый янский оттенок, подразумевающий, 
что окружающим надо вмешаться и каким-то образом помочь человеку, например, 
предложить ему теплый плед или горячего чая, а может быть, и ночлег.
	Для иньской речи характерна особая неопределенная модальность, промежуточная 
между утверждением и вопросом: “Мне пора домой”. Если эта фраза звучит с 
отчетливо вопросительной интонацией, она звучит в янской модальности, поскольку 
предполагает от собеседника недвусмысленного ответа. Если она звучит в 
отчетливо утвердительной модальности, то ее модальность иньская, во-первых, 
потому что она описывает состояние человека, а во-вторых, потому что логическое 
ударение идет на последнем слове, на объекте. Если, однако, эта фраза сказана с 
характерной неопределенной интонацией полувопроса-полуутверждения, то она 
говорится ровно, на одном дыхании, без логического ударения на каком-либо из 
слов и в конце ее ощущается как бы многоточие, то есть человек как бы не уверен 
в себе и предлагает партнеру выбрать модальность и самой фразы и ответа на нее, 
и в зависимости от модальности ответа он и будет далее себя вести. Здесь хозяин 
может подловить поднадоевшего ему гостя, который явно напрашивается на ответ: 
“Нет, что вы, что вы, еще совсем рано, а нам так интересно с вами 
разговаривать”, - ответ, подразумевающий вопросительную модальность вопроса, то 
есть янскую его модальность. Вместо этого хозяин может ответить: “Ну, что ж, 
пора так пора, было очень приятно с вами поговорить”, - имея в виду, что фраза 
была сказана в утвердительном тоне, в иньской модальности, и он отвечает 
синтонно, то есть также в иньской. 
Вообще, вопрос о комплементарности иньской и янской модальностей стоит довольно 
остро, и разные люди понимают ее совершенно по-разному. В принципе, по идее, 
комплементарным к яну является инь; и наоборот; в жизни, однако, люди 
придерживаются подсознательного мнения, что комплементарным поведением является 
синтонное, в частности, что на ян следует отвечать в стиле ян, а на инь – в 
стиле инь, и во многих случаях (но не всегда) такого рода поведение будет 
комплементарным,.
	К психологической культуре поведения относится умение человека достаточно 
четко обозначать модальности своего поведения и своих реплик. Наоборот, 
подчеркнуто многозначным или неопределенным в смысле своих модальностей 
поведением часто отличаются профессиональные манипуляторы, обманщики, люди, 
которые достигают своих целей, намеренно искажая смысл своих слов и смысл 
своего поведения и тем самым вводя своего партнера или оппонента в ложное 
понимание, так что впоследствии можно сказать: ”Ну, ты же неправильно меня 
понял. Я имел в виду нечто совершенно другое”, - в ситуации, когда будет уже 
поздно. Такого рода поведение называется экивок. Это прием, когда человек, 
произнося одни слова, производит с помощью специальных выразительных средств у 
своего партнера впечатление, что он хочет сказать нечто совершенно другое, и 
партнер следует этому другому смыслу, а человек впоследствии скажет: ”Но я же 
говорил тебе совершенно иное, ты сам виноват, что неправильно меня понял”. 
Экивоки, связанные с намеренным искажением модальностей, пожалуй, самые 
распространенные из всех. Жена говорит мужу: “Ты знаешь, я сегодня вечером 
чувствую себя такой несчастной”. Муж соболезнует: ”Ну хочешь, давай сегодня 
вечером развлечемся? Поедем на прогулку или зайдем к друзьям…” Жена: “Я тебя об 
этом не просила, но если ты уже так настаиваешь, то давай. Я, кстати, купила 
сегодня необыкновенно красивую шляпку, и мне хочется узнать твое мнение, идет 
ли она мне”. Читатель, возможно, скажет: “Ну, что же в этом такого плохого. 
Обычные маленькие женские хитрости, к тому же они оба прекрасно понимают, о чем 
идет речь и что на самом деле происходит”. В данном случае, вероятно, да. 
Однако и в семьях, и в служебных взаимодействиях весьма распространен тип 
поведения, когда человек систематически искажает модальности, говоря на словах 
одно, а интонационно другое, и пользуется этим в корыстных целях, а люди, 
страдающие от этого, ничего не могут сделать, поскольку не существует 
социального понятия, клеймящего человека за искажение модальностей, особенно 
намеренное. Вы можете сказать о другогом: ”Он меня обманул”, - и общество его 
осудит. Но вы не можете сказать: ”Он создал у меня ложное впечатление”, - 
общество пожмет плечами и скажет: “Ну ты же сам виноват, дорогой, какое 
впечатление ты у себя создаешь о людях и ситуации”. Хотя, в действительности, 
создание ложного впечатления и злоупотребление модальностями - грех ничуть не 
меньший, чем прямой обман. 
	Возвращаемся к теме модальностей речи. В принципе, каждое высказывание 
содержит в себе три уровня: психологический смысл, то есть то, что человек 
имеет в виду, социальное содержание или значение, то есть смысл, который имеют 
в его круге общения произнесенные им слова, и третий уровень - это интонация. 
Каждый из этих трех уровней имеет свою модальность, причем они могут сочетаться 
самым причудливым образом.
Рассмотрим, например, самую простую ситуацию: человек прощается с гостем и 
хочет высказать ему пожелание, чтобы тот приходил еще. Внутренний смысл может 
быть янским, а именно содержать намерение передать гостю повеление, чтобы тот 
приходил, или иньским, то есть сообщением гостю о том, что человек без него 
скучает. Однако, фраза, которая произносится, и интонация, с которой она 
произносится, могут иметь как янское, так и иньское звучание. Янская фраза 
звучит так: ”Приходи в гости”. Иньская: “Без тебя я скучаю”. Здесь мы пока не 
обращали внимания на интонацию, и фраза была сказана каждая в совершенно 
отчетливой модальности: первая - в янской, вторая - в иньской. Теперь 
рассмотрим поведение человека, которое включает еще и такой фактор, как 
интонация.
Фраза, произнесенная в модальности ян-ян, или прямого приказа, звучит так: 
”Приходи завтра, тебе говорю”. (Произносится с сильным нажимом.)
Фраза в модальности ян-инь - прямая просьба или приглашение: ”Приходи завтра, 
если тебе удобно”. Здесь интонация мягкая, вежливая, в особенности во второй 
части фразы.
Приглашение в модальности инь-ян: активная жалоба, навязывание партнеру своего 
состояния. “Мне так хочется, чтобы ты завтра пришел”. (Произносится с нажимом.) 
На социальном уровне человек передает свое состояние, но сами по себе слова, 
которые усиливают, подчеркивают состояние “так хочется” - не просто “хочется”, 
а “так хочется” - и интенсивная, напряженная, настоятельная интонация создают 
янский обертон.
И, наконец, фраза в модальности инь-инь - косвенная просьба, косвенное 
приглашение. Произносится в мягкой, может быть, чуть жалобной манере. “Если у 
тебя будет настроение зайти, я буду очень рада” . При этом “у тебя” и “я” чаще 
всего опускаются, так что остается чисто иньская составляющая самой фразы: 
“Если будет настроение зайти, буду очень рада”.
	Вопросы к читателю. Продумайте последнюю разобранную ситуацию - приглашение в 
гости - применительно к себе. Какая из четырех описанных выше модальностей 
(ян-ян, ян-инь, инь-ян или инь-инь) для вас органична или естественна? Какую вы 
категорически не приемлете для себя? Какую вам труднее всего было бы разыграть 
в актерском этюде? Теперь поставьте себя в положение гостя. На какое 
приглашение из четырех описанных типов вы откликнитесь вероятнее всего? Какое, 
наоборот, резко вас оттолкнет, и вы больше не придете в гости? Подумайте о 
причинах таких своих реакций. За ними, наверняка, стоят совершенно определенные 
жизненные установки, которые, возможно, имеет смысл пересмотреть, расширить или 
дополнить. На какие слова вы обращаете максимальное внимание, слушая других 
людей? Находящиеся в иньской или янской части произносимых ими фраз? Какую 
часть текстов, которую вы слышите, вы лучше запоминаете - иньскую или янскую? 
Обратите внимание на свои эллипсисы, то есть опущения. Что вы чаще опускаете - 
подлежащее, сказуемое или дополнение? Любите ли вы цветистые описания или 
предпочитаете акцентировать в своей речи деятелей и действия? Тот же вопрос по 
отношению к книгам, которые вы читаете. На что вы обращаете больше внимания - 
на активные действия или на статичные описания? Какого рода упреки вы тяжелее 
воспринимаете - относящиеся к тому, что вы сделали что-то не так, или имеющие 
смысл, что вы являетесь каким-то не таким? Обратите внимание, как вы сами 
критикуете окружающих, в частности, своих детей - в иньской или в янской 
модальности: предъявляя им претензии по поводу их действий или их состояний? 
Умеете ли вы мягко, вежливо, в иньской модальности, произносить янские слова? 
Умеете ли вы нажимать интонацией, описывая свои состояния? Например, сказать: 
“Мне плохо” - таким тоном, чтобы вся семья запрыгала вокруг вас?
Обаяние
	У каждого человека свои представления о том, что такое обаяние, каково его 
собственное личное обаяние, и какое обаяние привлекает его лично. Оценка 
модальности своего и чужого обаяния позволяет многое понять и о себе, и о 
других. В частности, большинство людей свое собственное личное обаяние склонны 
очень сужать, проявляя его во вполне определенных обстоятельствах, связанных с 
инициацией вполне определенных модальностей, в то время как любому сочетанию 
модальностей соответствует свой тип обаяния, которым можно овладеть и успешно 
использовать.
	Обаяние инь - это обаяние нежной приглашающей улыбки, мягкости, уступчивости, 
понятливости, тактичности, молчаливости, услужливости, глубины и тонкости 
восприятия. Не нужно думать, что такого рода обаянием наделены лишь отдельные 
члены человеческого рода. Реально все эти качества проявляет совершенно любой 
человек в определенных обстоятельствах, с определенным партнером, возможно, 
очень редко, но это не значит, что, работая над собой, нельзя выработать в себе 
иньское обаяние. Чаще всего, человек просто не считает это нужным или задает 
резонный для себя, но неубедительный для партнера вопрос: “А зачем это нужно?” 
Впрочем, автор надеется, что читатель, дочитавший до этой страницы книги, таким 
вопросом не задается.
	Янское обаяние - это обаяние чистоты намерений, продуманности планов, 
адекватной энергичности, доброй силы, царского величия, могущества, истинного 
авторитета, ответственности за то, что человек планирует делать и делает.
	Вопросы к читателю. Какой тип обаяния вам больше нравится у ваших знакомых? У 
родственников? На экране телевизора? В книгах? Какой тип обаяния, как вы 
считаете, свойственен лично вам? Способны ли вы проявить обаяние в 
противоположной модальности? Считаете ли вы нужным это делать? Если нет, то 
почему? Считаете ли вы обаяние важной частью вашей жизни? Много ли в вашей 
жизни ситуаций, когда его отчетливо не хватает, но какая-то сила не дает вам 
его включить или вы просто не умеете это сделать? Подумайте о модальности этих 
ситуаций и о том, в какой модальности вы в них выступаете.
Принятие подарков
	По тому, как люди дарят и принимают подарки, можно многое понять о 
модальностях, управляющих их поведением и во многих других ситуациях. Как 
правило, даря и принимая подарки, люди сравнительно расслаблены, даже если это 
происходит в официальной ситуации, и здесь архетипы, ведущие психику, 
проявляются иногда более чем откровенно.
	У многих людей есть совершенно точное представление о том, как следует дарить 
подарки, как их следует правильно принимать, и что должен делать человек, 
получающий подарок. Если поведение даримого не соответствует тому, каким оно 
должно быть по мнению дарящего, возникает нередко весьма неприятная натянутая 
сцена. Для того, чтобы ее избежать, рассмотрим этот вопрос с точки зрения 
модальностей диадического архетипа.
Янский взгляд на процесс дарения заключается в том, что это именно процесс, это 
действие. Человек, который получает подарок, является объектом воздействия, и 
он должен отреагировать вполне определенным образом. Прежде всего, он должен 
быть открыт процессу дарения. Это означает, например, что его внимание должно 
быть привлечено, в первую очередь, не к подарку, а к тому человеку, который 
этот подарок дарит, к его сопровождающим словам, эмоциям, другими словами, 
ведомый янским архетипом человек говорит: “ВОТ Я ДАРЮ ТЕБЕ подарок”, - и 
логическое ударение стоит на первых четырех словах, а сам по себе подарок может 
играть существенно меньшую роль. 
Принимая подарок под янским архетипом, человек считает основной своей 
обязанностью выразить свою благодарность и радость по поводу получения подарка, 
так сказать, вернуть энергию, затраченную дарящим, обратно в виде благодарности,
 слов восхищения и т.п. При этом подарку может опять-таки быть уделено 
незначительное внимание.
Наоборот, иньский подход к подарку со стороны человека, который его получил, 
заключается в том, что подарок нужно ассимилировать, например, этот человек 
может, не обращая никакого внимания на дарителя, схватить подарок и, даже не 
разворачивая, быстро-быстро его унести - с тем, чтобы потом, когда гости 
разойдутся, внимательно его рассмотреть и оприходовать, то есть определить ему 
место в своей жизни. Ведомый иньским архетипом человек, получив подарок, может 
его развернуть, но после этого как бы сольется с ним воедино: прижмет его к 
сердцу, на его лице появится радостная улыбка и у него видимым образом 
изменится психологическое состояние; однако совершенно не факт, что он сочтет 
нужным как-то проявиться вовне, например, поблагодарить дарящего сколько-нибудь 
внятным образом. С его точки зрения важно, что ему подарок понравился и 
благодарность может быть написана на его лице, но ее нужно прочитать, она 
выражена косвенно, например, довольным изгибом губ или мимолетным, но 
многозначительным взглядом.
Очень интересно наблюдать за человеком, который дарит подарок, находясь под 
иньским архетипом. В этот момент он сам как бы является продолжением этого 
подарка, то есть он вносит вместе с подарком некоторое состояние, которое 
старается передать даримому. Так обычно дарят цветы и другие символические 
подарки, несущие определенную энергию самого дарителя. Иньские подарки часто не 
имеют целью прямого воздействия на даримого, и он может распоряжаться ими по 
своему усмотрению, например, это могут быть объекты, которыми он будет украшать 
свою квартиру по своему вкусу, кулинарные приправы, которые он будет 
использовать, приготавливая различные блюда и т.п. Янские же подарки сами по 
себе гораздо более определенные и целенаправленные. Если это букет цветов, то 
за ним угадывается цель поразить даримого, склонить его к тому или иному типу 
поведения, и если это не получается, то дарящий оказывается сам для себя в 
состоянии, похожим на проигрыш в схватке: он старался, он имел в виду 
выполнение своих определенных целей, однако его подарок, его оружие, его 
инструмент для исполнения его замысла не сработал.
При иньском подходе ничего такого нет и не подразумевается. Здесь человек не 
планирует какого-то определенного результата от того, что он вручит этот 
подарок, и ждет реакции по типу понравилось - не понравилось, вполне ею 
удовлетворяясь. Вообще, в этой ситуации достаточно ярко проявляется 
комплементарность инь и ян, то есть человек, дарящий подарок под янским 
архетипом, обычно ждет иньской реакции даримого и наоборот. Как правило, 
синтонное поведение, то есть по типу ян на ян, инь на инь в этой ситуации не 
является комплементарным.
	Вопросы к читателю. Любите ли вы получать благодарности за свои подарки или 
для вас главное, чтобы подарок произвел впечатление на даримого? По какому типу 
реагируете вы на подарки - инь или ян? Стремитесь ли вы сразу приспособить 
подарок к себе или к своей квартире? Обращаете ли вы специальное внимание на 
выражение благодарности дарителю? Какого типа подарки вы любите: янские, 
воздействующие на вас прямо, или иньские, воздействующие на среду вашего 
обитания и воздействующие на вас лишь косвенно? Любите ли вы, чтобы подарок 
имел однозначно определенный способ употребления, или предпочитаете, чтобы у 
вас был выбор в отношении того, как его использовать? Может ли для вас быть 
ценен недорогой подарок? Часто ли в вашей жизни вы получаете такие подарки?
ЭМОЦИИ
	Эмоции по своему типу довольно четко делятся на две категории - иньские и 
янские, имеющие целью воздействовать на человека и ситуацию, и, наоборот, 
подлежащие релаксированию внутри самого человека. Однако и здесь, как говорится,
 возможны варианты, и следует всегда помнить, что в рамках модальности 
существуют еще и субмодальности. Кроме того, часто под одним и тем же словом, 
обозначающим эмоцию, разные люди понимают совершенно разные вещи, и для того, 
чтобы лучше понимать друг друга, следует обращать особое внимание на 
используемые или подразумевающиеся ими модальности.
	Люди в принципе довольно терпимо относятся к эмоциональному состоянию друг 
друга, то есть они разрешают и себе и своим окружающим широкий спектр эмоций. 
Однако эта терпимость немедленно пропадает, как только речь идет о выражении 
своих и чужих эмоций. Большинство людей склонны разрешать себе или другим 
выражение эмоций во вполне определенных модальностях, которые часто не 
согласованы с модальностями самих эмоций; другими словами, мы склонны 
воспринимать и считать адекватными выражение эмоций в одних формах и совершенно 
не принимать их в других. Почему это так - вопрос особый, однако, осознав это 
обстоятельство, человек иногда делается существенно мягче и терпимее.
Любовь
	Любовь - это одно из самых сложных понятий, с которым сталкивается человек, и 
видимость его простоты, доступность даже и ребенку вводит в заблуждение людей, 
когда они общаются друг с другом и употребляют это слово, придавая ему 
совершенно разный смысл. Здесь различие в модальностях его понимания совершенно 
принципиально. Любовь - это состояние или занятие, фон или содержание, бытие 
или цель?
	Иньский взгляд на любовь понимает ее как определенное состояние, своего рода 
озаренность Божественными лучами, особого рода благодать, которая опускается на 
человека и проникает во все его существо. Бывают также и внешние ситуации, в 
которых царит любовь, и в них же ощущается мягкое, благожелательное 
Божественное присутствие. Любовь в ее иньском понимании можно как-то заслужить, 
как-то ее заработать, можно ее дождаться; некоторые считают, что она является 
актом Божьей милости и никак не связана с человеческим поведением, другие 
полагают, что определенное внутреннее самоочищение, выработка добродетелей, 
искоренение пороков увеличивают шансы человека на эту благодать, другие же 
приписывают основную роль вере, но, опять-таки, вере в иньском понимании, 
заработать которое путем целенаправленных усилий очень трудно, если возможно в 
принципе.
	Янский взгляд на любовь это нечто совершенно другое. Любовь - это особый 
энтузиазм, особая вдохновляющая окраска действий, которые совершает человек. 
Причиной этой окраски может быть личный фактор, или может быть непонятно, 
откуда она берется, или источником вдохновения может быть объект любви, но в 
любом случае, в основе, в фокусе внимания человека лежит определенное действие, 
направленное на внешний по отношению к нему объект. Это может быть объект любви,
 а может быть какой-то совершенно иной объект, который в последнем случае 
озаряется любовью человека в процессе работы или иного взаимодействия с ним. 
Однако, сама эта работа, это взаимодействие к любви прямого отношения не имеют, 
они лишь освещаются ею. Так, мужчина, влюбленный по янскому типу, может 
посвятить своей возлюбленной стокилометровый забег, и для него это будет 
совершенно адекватное выражение его любви к ней, он пробежит эти сто километров 
с ее именем на устах, и тот факт, что она будет находиться в этот момент в 
другом городе, нисколько его не смутит.
Ян может понимать любовь как состояние, но для него это состояние, которое 
обязательно должно проявиться в действии, а иначе человек расписывается в его 
ложности или своей несостоятельности. Например, в иньском понимании слова 
мужчины: “Я люблю свою семью,” - вполне могут означать просто то обстоятельство,
 что он любит в ней находиться. Он любит прийти, окунуться в атмосферу семьи, 
поиграть с детьми, поесть за общим столом, может даже что-нибудь приготовить 
или соорудить полочку, но последние действия для него совершенно нетипичны, 
главное, что они существуют в рамках общего фона его состояния. Для мужчины, 
который любит свою семью по янскому типу, его состояние в тот момент, когда он 
находится в семье, не имеет принципиального значения. Он понимает любовь как 
особое чувство, которое вдохновляет его на то, чтобы этой семьей заниматься - в 
ее собственных рамках (например, воспитывать детей, обучая их тем или иным 
умениям, одевать жену, выстраивать с ней отношения), или поддерживая 
существование семьи во внешнем мире, зарабатывая деньги на новый дом, 
автомобиль, путешествия и т.д. При этом любовь по янскому и по иньскому типу 
могут отнюдь не сопровождать друг друга, то есть, например, мужчина может 
любить свою семью по янскому типу, находя в этом большое самовыражение и 
удовлетворение, и делая это с радостью, но находясь при этом вне семьи. 
Ситуации, когда он, по идее, мог бы воспользоваться результатами своих трудов и 
ощутить благотворный для себя климат семьи, его почему-то не привлекают и не 
доставляют ему никакой радости, то есть любви по иньскому типу он совершенно не 
ощущает. (Как выглядит противоположная ситуация, читатель может представить 
себе сам.)
Аналогично, любовь к музыке может пониматься в иньской и янской модальности, и 
это совершенно разные вещи. Для любителя-меломана любовь к музыке есть как раз 
стремление к ее восприятию, то есть стремление к обитанию в среде, где звучит 
любимая им музыка. Ему от этого хорошо, и больше ничего не нужно. При этом 
мысль о том, чтобы произвести самому какую-то мелодию - голосом или на 
инструменте - ему даже не приходит в голову, и он не считает это для себя 
важным или нужным. Наоборот, чисто янская любовь к музыке свойственна 
профессиональным музыкантам, которые ставят себе целью овладеть в совершенстве 
музыкальным инструментом, исполнять на нем любимые произведения таким образом, 
каким они еще никогда не звучали, и если у них это получается и достигнутое 
звучание их устраивает - это и есть высшее проявление его любви. При этом 
музыкант-профессионал может любить очень ограниченный спектр исполнителей, 
считая остальных дилетантами или просто придавая в своей жизни не особенное 
значение состоянию слушания музыки как таковому, и хотя, безусловно, он 
способен воспринять чужую музыку, но вполне вероятно, что по-настоящему его 
устраивает только своя, и не та, которую он воспроизводит на инструменте, а та, 
которую он слушает внутренним слухом. Иногда ему кажется, что он один знает, 
как по-настоящему должна прозвучать эта музыка, и главное его счастье - это 
воспроизведение ее в реальности собственными руками или губами.
	Конечно, любовь-действие и любовь-состояние неразделимы; однако у каждого 
человека есть их определенная акцентуация, иногда очень сильная, и для него 
слово любовь приобретает отчетливо иньский или отчетливо янский оттенок. В 
разных областях жизни этот оттенок может меняться, и, наблюдая за его 
изменением, можно многое понять о своих внутренних особенностях и проблемах.
	Вопросы к читателю. Когда вы любите человека, ощущаете ли вы острую 
необходимость что-либо для него сделать? Боитесь ли вы любви без взаимности: а) 
своей собственной, б) к себе? Верите ли вы в бескорыстную любовь? Близка ли вам 
точка зрения, что Бог не только любит человека, но и учит его, и в этом тоже 
проявляется Его любовь? Считаете ли вы отношения с людьми, не окрашенные 
любовью, пустыми? Как вы считаете, можно ли эффективно работать, не испытывая 
любви к своей работе? Вспомните людей, чья любовь вам совершенно непонятна. 
Подумайте, в какой модальности они ее переживают? Подумайте, в какой 
модальности обращена к вам любовь ваших близких, и попробуйте уговорить их 
сменить модальность инь - на ян, а ян - на инь. Какие будут результаты? Как вы 
считаете, любовь предполагает заботу? Совместимы ли любовь и страх?
Гнев
	По идее, гнев имеет сам по себе отчетливо янскую модальность, то есть он 
предполагает объект и процесс, в ходе которого я выражаю негодование этим 
объектом. Нередко этот объект оказывается в моем внутреннем мире, тогда одна 
моя часть, с которой я в данный момент идентифицируюсь, негодует по поводу 
другой части, которую я временно считаю как бы чужой, и с ней разотождествляюсь.
 Существуют, однако, модификации гнева, такие, которые обращены внутрь человека 
и при этом он никак себя не делит на части, это, например, бессильный гнев, или 
иньский вариант гнева, чувство раздражения, то есть ощущение саморазрушения под 
действием какой-либо патологической или вредоносной для психики причины. На 
практике, однако встречается иньский вариант гнева, когда он воспринимается 
именно как состояние, не связанное с каким-либо действием. Тогда говорится, что 
он слепит глаза человеку, и тот уже не выбирает ни объекта гнева, ни способа 
выражения этого гнева, а полностью порабощен эмоцией, которая перекрывает ему 
все связи с окружающим миром. Умение переводить гнев из иньской модальности в 
янскую - важное искусство, которому, жаль, не обучают в современных школах. 
Ничуть не менее важно, впрочем, найти адекватные формы выражения гнева вовне, 
как в иньской, так и в янской его ипостасях.
Культурный вариант иньского гнева - это сдерживаемый, потенциальный гнев, когда 
видно, что человек находится в состоянии гнева, но он сдерживает себя и пока 
что еще не выбрал способа реализации этой эмоции. Он, в принципе, в этом 
свободен, может быть, он поборет свой гнев и тем или иным способом растворит в 
своей психике, может быть, он его вытеснит, создав там глубинную бомбу, а может 
быть, и реализует, но в формах, которые выберет сам, и в момент, который также 
определит сам.
Наоборот, актуальный, янский гнев может быть выражен самыми разнообразными 
способами, начиная от символических. Так, например, слово опала произошло от 
обычая, принятого у русских царей, которые неугодным им боярам вручали 
драгоценный камень опал, и это символизировало недовольство и повеление на 
некоторое время скрыться с государевых глаз долой. Нередко гнев выражают в 
словесной форме, употребляя различного рода ругательные и угрожающие эпитеты, а 
также в виде жестикуляции, причем по характеру фраз и телодвижений человека 
нередко можно видеть, что истинная модальность гнева совсем не та, которую 
человек пытается имитировать и которая необходима по ситуации. Если 
синтаксический анализ гневного текста отчетливо указывает на иньский архетип, 
это означает, что в действительности человек не сумел реализовать свой гнев, 
перевести его из иньской модальности в янскую, и эмоция по-прежнему остается 
внутри него, а человек в общем-то не планирует его реализовывать. Особенно 
четко видна модальность по жестикуляции. Если телодвижения, движения рук и 
головы человека направлены вперед, он как бы наносит удары, то это указание на 
янскую модальность гнева. Если же его жесты, скорее, отделяют его от партнера и 
направлены на самого себя, то это указывает на иньскую модальность гнева, 
сравнительную его безобидность для адресата.
Вопросы к читателю. Какой тип гнева свойственен вам? Бывает ли, что вы плачете 
в гневе? Знакомо ли вам ощущение бессильного гнева? Боятся ли окружающие вашего 
гнева? Является ли он для вас инструментом воздействия на них? Есть ли в вашем 
окружении люди, гнева которых вы опасаетесь? Люди, гнев которых по неясной 
причине вас никак не затрагивает? Оцените модальности их гневных проявлений. 
Какие проявления гнева или ярости вы считаете приемлемыми для себя? Для 
окружающих? Подумайте об их модальностях. Попробуйте в стандартной для вас 
ситуации гнева изменить его модальность на противоположную. Если она была 
янской, изобразите окружающим свое состояние гнева, никак не указывая на 
адресата, если она была иньской, наоборот произнесите парочку нелестных слов и 
угроз в адрес человека, вызвавшего ваш гнев. Тщательно отследите его реакцию и 
ее модальность.	
Любопытство и интерес
	Любопытство отличается от интереса своей модальностью. Любопытство - это 
преимущественно состояние человека, то есть оно относится к архетипу инь. Здесь 
объект интереса существует, но занимает в воображении человека весьма 
абстрактное место, то есть человек никак не стремится специфицировать своего 
интереса к этому объекту. Он ему интересен, как кажется человеку, в любом своем 
виде, ракурсе, в любых своих проявлениях. Посмотрим, а дальше видно будет - 
такова позиция любопытства. Напротив того, интерес, в особенности устойчивый, 
глубокий интерес, больше окрашен архетипом ян. Это эмоция, направленная на 
объект, но человек представляет его гораздо лучше и существенно точнее знает, 
что именно его интересует. Более того, он отчетливо и активно направляет свою 
энергию, свою деятельность на интересующий его объект. Он к нему идет, он к 
нему подходит с нужной стороны, он пробирается внутрь, он его исследует, его 
исследования окрашены эмоцией интереса. Популярный артист, выходя на сцену 
авторского вечера, очень четко отличает праздное любопытство публики или 
журналиста, который берет интервью, от содержательного, целенаправленного, 
активного интереса, который выражается, в частности, в умных и интересных для 
него самого вопросах. Наоборот, любопытство отличается поверхностным 
рассматриванием и задаванием вопросов стандартного порядка, на которые нет 
возможности интересно и содержательно ответить, и которые задаются, так сказать,
 для проформы, то есть, задающий вопрос не интересуется ответом на него, но 
вопрос является лишь поводом для того, чтобы заставить объект любопытства 
как-то проявляться, а как именно - любопытствующему не важно.
	Можно, таким образом, сказать, что иньское любопытство является фазой, 
предшествующей целенаправленному янскому интересу. И хотя оно производит иногда 
неприятное впечатление, но, по-видимому, без него не обойтись. Важно лишь 
вовремя понять, что пришла смена фаз, смена модальностей.
Вопросы к читателю. Как вы относитесь к праздно шатающимся гулякам на улице? 
Охотно ли вы вливаетесь в их число? Считаете ли вы, что праздное любопытство - 
нормальное состояние человека, или вы считаете, что ему всегда лучше уступить 
место целенаправленному интересу? Насколько широк круг ваших непрофессиональных 
интересов? Часто ли вы задаете вопросы, ответы на которые вас не интересуют? 
Кто из ваших знакомых досаждает вам тем, что задает вопросы и не слушает 
ответов на них?
Беспокойство и тревога
	В принципе, обе эмоции - иньские, то есть они характеризуют состояние человека,
 однако здесь важны субмодальности.
Иньское беспокойство и тревога не связаны с каким-либо внешним объектом. Они 
суть состояния человека, с которыми тот вынужден так или иначе справляться, не 
выясняя их причин. Он может их внутри себя утишать, балансировать, вытеснять 
или трансформировать в иные состояния. Янское понимание беспокойства и тревоги 
совершенно иное. Это эмоции, которые окрашивают ту или иную деятельность 
человека: “В тревоге он метался из одной стороны комнаты в другую, бегал от 
окна к телефону, ни на секунду не мог найти себе места". Внутренняя тревога 
может сопровождать поиски источника напряжения и способа преодолеть опасную или 
неприятную будущую ситуацию. Эти поиски могут производиться как во внешнем мире,
 так и во внутреннем, но в последнем случае человек обязательно делится как бы 
на две части, одна из которых работает, производит поиск, анализ причин, 
возможных путей решения ситуации, а другая является источником опасности и 
тревоги, и этот источник нужно найти и обезвредить или каким-то образом понять 
и трансформировать. Человек говорит: “Меня тревожит моя безалаберность”. Эту 
фразу можно понимать двояко: например, что он испытывает по поводу своей 
безалаберности легкое беспокойство и ничего не собирается с этим делать - это 
иньский подход; янский подход заключается в том, что его тревожит его 
безалаберность, и в связи с этим он собирается или, может быть, уже 
предпринимает ряд конкретных действий по усилению внутренней и внешней 
дисциплины. Эти действия будут окрашены его беспокойством по поводу его 
несовершенства. Однако, как и раньше, по-видимому, первой проявляется эмоция, 
окрашенная иньским архетипом, и лишь через некоторое время, если она 
оказывается достаточно сильной, идет переключение на янский.
Вопросы к читателю. Подумайте о протекании эмоций беспокойства и тревоги в 
вашей жизни по поводу незначительных и существенных ее обстоятельств - внешних 
и внутренних. Какую вы замечаете смену модальностей? Какова модальность тревоги 
и беспокойства, выражаемой вашими родственниками ежедневно, в критических 
ситуациях? На какие модальности вы реагируете особенно остро, в какой 
модальности вы реагируете?
Радость
Эта эмоция особенно важна, поскольку без нее человеческая жизнь совершенно 
неполноценна. Однако многие люди испытывают и переживают радость совершенно 
по-разному и не так, как этого от них ожидают окружающие, что приводит к 
большим огорчениям и взаимонепониманию и сильному ухудшению отношений между 
людьми в целом, особенно близкими.
	Радость иньского типа это, в первую очередь, состояние. Человеку хорошо, он 
радуется, он переживает свою радость и совершенно не думает о том, что ее нужно 
как-то транслировать наружу, как-то выражать, что-то с ней делать. Глаза его 
сияют, на его лице - улыбка, слышится его смех, он чувствует себя легко и 
непринужденно. Скорее всего, он не думает о том, что он что-то кому-то должен, 
чем-то обязан и ему нужно как-то регулировать свое внешнее поведение. 
Янский акцент на радости означает, что человек как-то озабочен ее адекватным 
выражением вовне. Радость его, как говорится, переполняет, ему хочется 
поделиться с ней окружающими, он хочет ее как-то выразить или произвести 
какие-то действия, которые будут наполнены, окрашены его радостью, будут ее 
материализацией во внешнем мире. Тогда он заразительно смеется, адресуя свой 
смех окружающим, начинает им что-то радостно рассказывать, поздравлять, дарить 
подарки, стремится улучшить также и их настроение. 
	В жизни, конечно, не всегда можно с такой точностью провести линию между 
иньской и янской радостью. У обычного человека они смешаны вместе, и, тем не 
менее, у многих людей имеется настолько сильная акцентуация на иньской или 
янской составляющей радости, что это даже в лучшие моменты их жизни существенно 
осложняет их жизнь и жизнь окружающих. Радость янского типа, идущая вовне, но 
не подогретая внутренним состоянием, смотрится нарочито и искусственно. 
Наоборот, радость чисто иньского типа, когда человек переполнен своими 
ощущениями и не замечает окружающего мира, также производит тяжелое впечатление,
 и во многих случаях этого недостаточно, то есть окружающие ждут от человека, 
что он поделится своей радостью, однако ему даже не приходит в голову, что это 
возможно и необходимо. Наоборот, есть люди, которые совершенно не склонны 
как-то переживать свою радость, например, они считают это неэтичным или 
неугодным Богу, или влекущим за собой в самом ближайшем будущем тяжелые 
последствия, поэтому они стремятся либо сразу выразить ее вовне, не пережив ее 
сами, либо вообще это свое состояние проигнорировать, потушить, облить ведром 
холодной воды.
Вопросы к читателю. Чья радость для вас важней - собственная или ваших близких? 
Какую радость от них вы предпочитаете: иньского или янского типа, то есть когда 
они ее переживают сами или когда они обращают ее к вам? Склонны ли вы 
радоваться жизни сами по себе? Склонны ли вы делиться своей радостью? Был ли у 
вас отрицательный опыт, когда вы пытались делиться своей радостью с близкими 
или посторонними людьми, а их реакция была непониманием или негативом? Считаете 
ли вы для себя нормальным переживать радость, делиться ею с другими?
Жалость и сострадание
С этими эмоциями также могут быть связаны две модальности, которые окрашивают 
их совершенно по-разному. Вообще, жалость, это, в первую очередь, состояние 
души человека, то есть она находится под архетипом инь. С другой стороны, 
жалость всегда есть жалость к кому-то, и даже если человек жалеет сам себя, то 
он внутренне разделяет субъект, который жалеет, и объект, на который направлена 
его жалость. Поэтому янский элемент или субмодальность, в жалости также имеется,
 и то же относится к состраданию. Здесь, как обычно, важны акценты.
	Иньская жалость может быть охарактеризована как тотальное состояние человека, 
когда его внимание отвлекается от объекта жалости, и человек полностью 
сосредотачивается на своем состоянии: ему жалко. Он уже забыл, кого или что он 
жалеет, он сосредоточен на переживании этого чувства. Жалость, как и ярость, 
может полностью застлать глаза. Некоторое время все силы человека пойдут на то, 
чтобы справиться с этим переживанием или окончательно нырнуть в его волны. 
Однако с чем человек вынырнет из этих волн, это еще вопрос.
	Янская жалость не есть тотальное эмоциональное переживание. Это эмоция, 
которая окрашивает то или иное действие. Тогда человек обычно говорит: “Я 
сделал это из жалости. Я пожалел тонущую женщину и вытащил ее из реки. Я 
пожалел своего сына и разрешил ему лечь на полчаса позже обычного, дав ему 
посмотреть любимую передачу”. Аналогично, сострадание по янскому типу - это 
активное действие, направленное на объект сострадания.
Вопросы к читателю. Какая жалость вам более свойственна – активная или 
пассивная? Замечаете ли вы переходы жалости от модальности инь к модальности ян 
и обратно у себя, у своих окружающих? Какое чувство приходит к вам первым, 
меняет ли оно впоследствии свой характер? Ждете ли вы от окружающих жалости и 
сострадания, и если да, то в какой модальности? Жалость в какой модальности 
является для вас неприемлемой? Почему? Попытайтесь вспомнить свои первые 
переживания острой жалости и сострадания - ваши собственные и направленные к 
вам. Оцените их модальность.
Печаль и траур
	Печаль – это состояние, то есть по своей природе находится под архетипом инь. 
Это состояние человека, не подразумевающее никакой внешней активности, 
пассивное, возможно, подсознательное сожаление, тихое огорчение, уныние, 
выражающееся в своеобразном облаке, окружающем человека и наполняющем 
значительную часть его жизни, если не всю ее. На действия человека печаль 
бросает темноватый отсвет, во внутренней жизни это может быть основной ее 
фактор, пропитывающий ее целиком. Печаль может длиться некоторое время, но если 
она не тает сама по себе, она начинает отравлять психику, и средством для ее 
избывания является более янски окрашенный траур, то есть ориентированное на 
конкретные действия состояние души. Эти действия, с одной стороны, внешние, 
например, ношение одежды соответствующих тонов или определенные ограничения 
активности человека, но главной целью траура является работа скорби, то есть 
определенная работа во внутреннем пространстве, целью которой является закрытие 
прежних сюжетов и восстановление психики для будущей жизни. Когда человек 
говорит: “Я скорблю”, - имеется в виду, что он не просто находится в печали, но 
и совершает определенные активные действия, например, отдает дань уважения, 
признательности и любви тем людям и обстоятельствам, которую он не успел отдать 
тогда, когда это было еще возможным. Скорбь, таким образом, имеет янский 
оттенок, янскую субмодальность, хотя по основному своему смыслу это состояние 
человека, то есть она находится под иньским архетипом.
Вопросы к читателю. Как вы ведете себя в печали? Предпочитаете ли вы, чтобы вас 
оставили в покое или стремитесь распространить свое состояние на окружающих, 
продемонстрировать им, до какой степени вам плохо? Имеет ли для вас смысл 
выражение “работа скорби”? Считаете ли вы, что после траура возможно обновление 
человека и появление в его жизни новых сюжетов? Верите ли вы, что работая над 
собой или во внешнем мире, человек может уменьшить свою печаль, сократить сроки 
душевного траура?
	
ФИЗИЧЕСКОЕ ТЕЛО И ЕГО ВОСПРИЯТИЕ
Телесные ощущения
	Под архетипом инь идут всевозможные телесные ощущения человека, воспринимаемые 
им как таковые. Где-то у него кольнуло, где-то сжало, где-то расслабилось, 
возникла судорога, разошлась теплая волна, возникла вибрация. Если человек не 
имеет цели управлять своим телом и как-то модифицировать эти телесные ощущения, 
а лишь пассивно к ним прислушивается, стараясь к ним приспособиться, если в 
случае, когда у него что-то болит, он ищет положение, при котором боль 
минимизируется и т.п., то он целиком находится под влиянием иньского архетипа. 
То же относится и к ощущениям, идущим из внешнего мира, когда человек пассивно 
к ним приспосабливается: терпит боль от ударов, идет, стараясь не наталкиваться 
на препятствия и приспосабливая свою походку к рельефу окружающей среды, 
карабкается на дерево, не ставя это себе специальной целью, но как бы в порядке 
самопроизвольной игры, так, как это делают дети, - все это происходит под 
иньским архетипом. 
Янский архетип предполагает определенную идею, определенные целенаправленные 
усилия, например, когда человек не терпит боль, приспосабливаясь к ней, а 
противопоставляет ей свои психические ресурсы, как бы сражается с нею, говорит 
ей: “Ах, ты хочешь меня сломать? Нет, я не сдамся! Я тебе не поддамся!” Когда 
человек, подобно йогам, начинает управлять своими внутренними ощущениями, 
например, занимается гимнастикой, работает с тренажерами, целенаправленно 
воздействует на те или иные группы мышц, тянет связки, словом, воздействует на 
свое тело так, как будто он им не является, а оно является по отношению к нему 
чем-то внешним, то есть объектом приложения усилий, - тогда им управляет янский 
архетип.
Вопросы к читателю. Предпочитаете ли вы активный или пассивный отдых? Что вы 
больше любите - загорать на пляже или ходить в туристический поход? Что вам 
нужно для расслабления - должная концентрация внимания, отсутствие внешних 
раздражителей, соответствующая музыка, запахи и т.п. или интенсивное напряжение,
 преодоление тяжелых препятствий, нагрузка, которая внезапно оканчивается, 
оставляя вас наедине со своим телом на короткое время, и возобновляется снова? 
Ощущаете ли вы порой свое тело как обладающее независимо от вас волей и 
сознанием? Различаете ли вы части вашего тела по уровню управляемости ими вашей 
волей? Любите ли вы, когда вас гладят, массируют, ходят по вам ногами? Умеете 
ли вы адаптироваться к некоторым видам боли, трансформировать их переживание 
внутри себя? Верите ли вы, что к холодной воде, например, к купанию в проруби, 
можно привыкнуть и не испытывать при этом отрицательных чувств?
Еда
	По привычкам еды и вообще всей культуре, окружающей ее, можно много понять об 
акцентуации архетипов в подсознании человека. Вероятно, любая психологическая 
проблема так или иначе искажает пищевые склонности и диету человека, поэтому, в 
частности, проблемы коррекции фигуры и веса человека совершенно невозможно 
решить без тонкого и подробного психологического анализа и изменения психологии,
 этики и мировосприятия человека. Говорят, что внутри толстого человека живет 
тонкий и плачет, - но почему он плачет? Ответ на этот вопрос не так очевиден, 
как может показаться. Йоги говорят, что еду надо пить, а жидкости надо есть 
(имеется в виду, что пережевывать пищу надо до такой степени, чтобы она, 
смешиваясь со слюной, становилась практически жидкой, а воду надо пить мелкими 
глотками, как бы откусывая по небольшому кусочку). Почему такие, на первый 
взгляд, странные указания? Очевидно, здесь проявляется стремление к балансу инь 
и ян. Дело в том, что по основной идее, пережевывание - это процесс янский. У 
него есть определенная цель, которая заключается в трансформации пищи в том 
виде, как она лежит на тарелке, и превращение ее в вид, приемлемый для желудка. 
Что же касается процесса питья, то он носит отчетливо иньский оттенок, то есть 
человек, когда пьет, как бы сливается с напитком, и у него меняется все его 
состояние, по крайней мере, трансформативной цели здесь нет. Другими словами, 
когда человек пьет, он принимает объект внутрь себя и начинает его 
ассимилировать. Пережевывание же - это процесс подготовки к ассимиляции 
организмом. 
Не будем, однако, столь физиологичны, обратимся к более романтичному вопросу. 
Как человек воспринимает процесс еды? Чисто психологически разные люди 
относятся к нему совершенно по-разному. Для одних еда - не более чем инструмент,
 средство для поддержания организма в энергичном состоянии, и для них процесс 
еды не более романтичен и эмоционально окрашен, чем заправка автомобиля 
бензином, даже, может быть, гораздо менее романтичен, если говорить об 
автолюбителях. Таким образом, янский взгляд на еду - это ее представление как 
целенаправленного процесса с совершенно определенной целью насыщения, 
определенными средствами кулинарной подготовки, пережевыванием, перевариванием 
и т.д.
	Иньская точка зрения на еду заключается в том, что это процесс, ритуал, 
который захватывает человека целиком. Это ритуал, который начинается с началом 
приготовления пищи или даже раньше и не заканчивается практически никогда, 
потому что, когда пища съедена, начинается приготовление следующей. С иньской 
точки зрения, еда - это особая церемония, в которой человек проходит 
определенные фазы: он готовит пищу, он ставит ее на стол, он сам садится за 
стол или приглашает своих друзей, он входит в интимный контакт с блюдами, когда 
они еще лежат на тарелках, он их осматривает, обнюхивает, объединяется с ними 
сначала визуально, потом превращает их из групповой собственности в личную, 
перекладывая их к себе на тарелку, потом еще более их интериоризует, соединяясь 
с ними в экстатическом порыве поглощения, и, наконец, пища ложится к нему в 
желудок, и он начинает переживать процесс ее переваривания и постепенно 
приходящей сытости и утоления жажды. При этом, находясь в иньской модальности, 
человек совершенно не воспринимает происходящее как целенаправленный процесс, 
требующий его усилий, он воспринимает еду как некоторую часть жизни, которая 
имеет естественное течение и к которой он лучше ли, хуже ли должен 
приспосабливаться, например, садясь поближе ко вкусному пирогу или комбинируя 
приправы таким образом, чтобы пища лучше переваривалась, но его 
целенаправленные усилия являются лишь незначительными деталями, а основное его 
состояние - это погруженность в сам процесс питания.
Вопросы к читателю. Любите ли вы готовить пищу? Чувствуете ли вы, как процесс 
готовки вовлекает вас в себя целиком, подчиняя себе вашу волю, или вы вполне 
управляете им своей волей? Какую пищу вы предпочитаете - однородную, или 
состоящую из кусочков, которые можно различить на вкус? Верите ли вы в то, что 
правильным питанием можно существенно влиять на свое здоровье?
Следуете ли вы принципам правильного питания? Помогают ли они вам реально? 
Чувствуете ли вы, что определенные виды пищи причиняют вред вашему здоровью? 
Пытаетесь ли вы избегать такой пищи? Удается ли это вам? Когда вы едите пищу, 
приготовленную не вами, смущает ли вас незнание ее рецепта, незнакомство с 
поваром? Умеете ли вы с помощью пищи управлять настроением и волей ваших 
близких?
Физическое тело и его движение
	Иньский подход к телу заключается в том, что человек его переживает. Он ничего 
с ним не делает и не ставит это своей целью, но, например, в негативном 
варианте огорчается по поводу кривизны ног, толщины или худобы живота, 
неправильной формы и расположения грудей и т.п. Янский подход, напротив, 
воспринимает тело как объект для приложения усилий, как форму, которую 
необходимо совершенствовать и приводить к желаемому виду. Ведомый янским 
архетипом человек идет в тренажерный зал, к косметологу, к массажисту, иногда 
даже к хирургу, садится на жестокую диету, ест полезную еду и т.д. 
Иньский взгляд на тело воспринимает его как источник наслаждений. Такой человек 
предпочтет понежиться на пляже, позагорать в солярии, уютно устроиться на 
диване, будет обращать большое внимание на простыни, на которых он спит, и на 
удобство одежды, в которой он ходит. Наоборот, янский взгляд на тело 
рассматривает его как инструмент существования человека в мире. С помощью тела 
можно делать многое. Например, ноги могут перенести вас в другое место 
пространства, руками можно взяться за ручку двери и открыть ее, ими же можно 
дать в зубы своему врагу и обнять любимую женщину. Ведомый иньским архетипом 
человек больше обращает внимание на ощущения в своем теле и на тело как 
таковое; ведомый янским архетипом, он обращает внимание на работу, которую 
исполняет тело, - тащит рюкзак - и результаты этой работы. 
	Тонкий вопрос - это проявление архетипов инь и ян в самом физическом теле. 
Традиционный взгляд делит тело на переднюю и заднюю части. Лицом, грудью, 
животом и передней стороной бедер управляет ян, задней частью - затылком, шеей, 
спиной, ягодицами, задней частью ног управляет инь. С точки зрения внутреннего 
устройства, ян шествует над органами, которые управляют процессами в организме: 
головным мозгом, железами внутренней секреции, выделяющими гормоны, 
поперечно-полосатой мускулатурой (той, которая позволяет человеку двигаться в 
окружающем пространстве). Инь управляет тканями как таковыми, подчиняющимися 
воздействию гормонов и нервных сигналов. Нервы, как известно, делятся на 
эфферентные и афферентные, то есть передающие управляющее воздействие мозга - 
головного и спинного - и воспринимающие внешние раздражители и передающие 
соответствующие сигналы в мозг. Первые относятся к архетипу ян, вторые - к инь. 
Во рту, в желудке и в толстом кишечнике идет интенсивная трансформация пищи, 
поэтому эти органы относятся к янскому архетипу, а в тонком кишечнике идет 
всасывание и ассимиляция желудочного сока, поэтому они могут быть отнесены к 
иньскому архетипу. Кровь сама по себе относится к архетипу инь, но различные 
путешествующие по ней активные агенты - гормоны, лимфоциты, лейкоциты - им 
покровительствует ян. Лимфа и жир сами по себе относятся к инь, но 
лимфатические узлы - к ян. Читатель, знакомый с анатомией и физиологией, может 
продолжить это описание самостоятельно, возможно, уточнив и скорректировав 
дилетантские суждения автора по этому вопросу.
Движения тела также довольно четко делятся на иньские и янские. Иньские 
движения как бы ограничивают тело определенным кругом, например, когда человек 
защищается, он скрещивает руки на груди - типично иньский жест, сводит колени 
вместе - тоже типично иньская позиция. Наоборот, открытые движения, 
раскрывающие грудь человека, поднятие головы, жесты, направленные вперед и 
вверх, имеют отчетливый янский характер. Когда человек закрывает или прикрывает 
глаза, он отчетливо активизирует архетип инь; наоборот, когда глаза у него 
раскрываются и, как говорится, зажигаются огнем, когда голова выдвигается 
вперед, а жесты направляются в сторону собеседника, очевидно активен ян. 
Активность иньского или янского архетипа видна по положению ладоней: если кисти 
расслаблены и повернуты к предплечьям под углом девяносто градусов - это, 
скорее всего, означает активность инь. Если кисти, наоборот, напряжены и 
являются продолжением предплечий, активен ян.
И в заключение, коснемся темы одежды. Иньская одежда свободная, ниспадающая, 
ненатянутая, в которой человеку комфортно находиться и, может быть, не особенно 
удобно работать. Это длинные платья, свободные восточные халаты с широкими 
длинными рукавами, вообще изобилующая складками ткань. Иньская одежда может 
быть очень красива, ей можно долго любоваться, она представляет собой вместе с 
человеком, ее носящим, некоторую единую картину, которая кажется завершенной, 
заключенной иногда даже в рамку, так что мысль о том, что она может начать 
действовать, не приходит человеку даже в голову. 
Наоборот, янская одежда обычно более экономна, более облегает тело и 
предполагает его готовность к определенным действиям. Она менее красива, зато 
более функциональна. Если в качестве примера взять средневекового рыцаря, то 
кольчуга и щит относятся к инь, а меч относится к ян. Одежда иньского плана 
формирует некоторую защиту, некоторую границу физического тела, отделяющую его 
от окружающей среды, и в пределах этой границы телу хорошо и удобно находиться. 
Янская одежда, наоборот, функциональна, она не предполагает, что на нее будут 
любоваться, но она должна осуществлять вполне определенную функцию, помогать 
человеку реализовывать его планы. Такова одежда профессиональных социальных 
работников и, конечно, звезды эстрады, одежда которой, находясь в гармонии с 
декорациями сцены, помогает певице произвести должное впечатление на публику, 
работая вместе с ее голосом, подчеркивая ее движения и смысл песни.
Вопросы к читателю. Нравится ли вам ваше физическое тело? Склонны ли вы 
восхищаться им или его частями? Есть ли люди, которым оно нравится? Верите ли 
вы им? Насколько выразительны его движения? Пользуетесь ли вы им сознательно, 
чтобы произвести впечатление на ваших друзей и партнеров? Обращаете ли вы 
внимание на движения и мимику окружающих людей? Производят ли они на вас 
какое-либо впечатление? Считаете ли вы мимику важной частью коммуникации, 
общения? Любите ли вы натянутые улыбки на лицах ваших друзей? Насколько вы 
зависите от одежды в ненапряженных ситуациях? В ответственных ситуациях? 
Критических ситуациях? Ощущаете ли вы свою одежду как украшение или она для вас 
- инструмент воздействия на людей? Считаете ли вы, что мода существенно 
воздействует на общественное подсознание?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь