ВЫСШИЕ АРХЕТИПЫ: ОПЫТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ :: 4. Ч а с т ь 3 — ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ АРХЕТИП Часть 4

0
214
Основные ценности
Основные ценности человека, так же, как и его оценка происходящего, существенно 
меняются при смене модальности времени. При этом он сам того часто не замечает 
и становится неожиданно непоследовательным в своем поведении глазами окружающих.
 Сам он также вряд ли сможет объяснить столь кардинальную смену своих оценок, 
если не обратит внимание на смену соответствующих модальностей.
При смене модальностей меняются также и отрицательные ценности, то есть то, 
чего человек всеми силами старается избежать, считает негативным, отрицательным,
 недопустимым и т.п.
Для фазы творения характерны такие ценности как новизна, свежесть, изобилие, 
которое не нужно поддерживать, но которое само сваливается на голову человека 
или идет к нему в руки. Находясь в этой фазе, человек любит чувствовать себя 
или свое дело в центре внимания окружающего мира, и отсутствие этого внимания, 
безусловно, отнесет к отрицательным ценностям. Для него важно, чтобы его 
потребности быстро и без особых усилий с его стороны удовлетворялись. В себе он 
ценит широту натуры, доброту, бескорыстие, способность поделиться, правда, 
обычно, тем, что не особенно ему нужно или есть в избытке. Добродетели этой 
фазы - это бескорыстная и неограниченная любовь, широта воззрений, щедрость, 
изобилие, дающее возможность каждому жить так, как ему нравится. Негативные 
ценности здесь - скука, нищета, однообразие, пессимизм, отсутствие 
альтернативных возможностей, невозможность изменить существующее положение 
вещей.
К числу ценностей фазы осуществления относятся устойчивость, стабильность, 
определенность ситуации человека в мире, наличие должного количества ресурсов, 
качество его работы, устойчивость бытия в мире, предсказуемость сюжетов, 
возможность ими управлять в некоторых пределах, обеспечивающих стабильность, 
возможность исполнять те обязательства, которые человек на себя берет, 
отсутствие хаоса и подчиненность происходящего разумным целям, сбалансированные 
отношения с миром, понимание мира и способность выразить себя так, чтобы 
окружающий мир адекватно воспринял человека, ответственность за то, что человек 
делает сейчас, то есть на небольшом промежутке времени. К негативным ценностям 
на этой фазе относятся: необходимость расхлебывать кашу, заваренную чужими 
руками, неопределенность ситуации, невозможность ее контролировать, ею 
управлять, необходимость резко менять курс и вести его на кардинальные 
изменения или сворачивать программу, ломка привычных ритуалов, нечеткость и 
безответственность внешнего мира и своя собственная, легкомыслие, розовые очки, 
пессимизм, не имеющий под собой серьезных оснований (так сказать, легковесный 
пессимизм).
Основные ценности человека фазы растворения обычно имеют более высокий порядок, 
они более тонкие, нежели ценности той же ситуации, но рассматриваемой в фазе 
осуществления. Одна из ценностей растворения - это аккуратное и правильное 
фактическое уничтожение того, что должно быть уничтожено, чья карма уже подошла 
к концу.
На высоком уровне человек делает это аккуратно, точно, экологично; на низком 
уровне - радуясь самому факту разрушения и не думая о том вреде, который он 
приносит миру. Здесь актуальны также ценности тонкого видения, глубокого 
понимания, символического осмысления. Это, во многом, ценностная система 
искусства, преодолевающего жизнь и завершающего ее сюжеты на символическом 
уровне. Негативные ценности здесь - это розовые очки фазы творения, упертость и 
ограниченность видения фазы осуществления, мертвая ритуальность, поддерживающая 
уже отживший и давно сданный на слом объект, грубость работы, понимаемая, 
однако, не так, как на фазе осуществления. Здесь важно уметь вылить из ванночки 
грязную воду, но не повредить при этом находящегося в ней ребенка. Ценности на 
фазе растворения часто относятся к жизни других людей, других ситуаций, ради 
которых человек бескорыстно работает, разрушаясь сам, то есть жертвуя собой 
ради чего-то иного, высшего по отношению к своей жизни, как он ее воспринимает. 
Если на фазе творения одна из основных ценностей - это непосредственное бытие 
человека, а на фазе осуществления - его работа, то на фазе растворения основная 
ценность - это жертвенность, то есть жизнь ради чего-то еще, жизнь, которая 
себя не поддерживает, но, разрушаясь, служит чему-то более высокому, чем она 
сама.
Вопросы к читателю. Что вы больше цените в людях - творчество или 
предсказуемость? Надежность или способность к изменениям? Способны ли вы 
дружить с человеком, который остается неизменным в течение многих лет? Считаете 
ли вы, что если какая-то черта вашего характера начинает противоречить всей 
вашей жизни, вам нужно предпринимать специальные усилия для ее искоренения или 
трансформации, или вы оставляете процесс на самотек? Является ли постоянное 
ощущение новизны критичным для ваших отношений с другими людьми? Долго ли вы 
можете терпеть человека, который вам решительно надоел? Что вы больше цените в 
людях - изобретательность или последовательность?
Ответственность
Как вы понимаете ответственность? Как вы понимаете ответственность ваших 
знакомых? В каком случае на них можно положиться, а в каком нельзя? Очень 
многое зависит от того, какими модальностями вы и они пользуетесь в определении 
этого понятия.
Для фазы творения характерна ответственность условная, пониженная и отсроченная,
 то есть человек имеет в виду, что он, может быть, и будет отвечать за то, что 
от сейчас говорит и делает, но не сразу, а когда-то далеко в будущем. Такого 
рода вещи обычно не произносятся вслух, но подразумеваются и демонстрируются 
косвенно, например, легкой интонацией, с которой человек говорит о том или 
другом, игровыми манерами, ужимками, прыжками, скачками темы обсуждения. 
Встретившись с ним на следующий день и упрекая его, вы ему скажете: “Ну, ты же 
говорил…” Он посмотрит на вас усталым взором - так, как будто вы его очень 
сильно утомляете, заставляя объяснять очевидное, и ответит что-нибудь в таком 
роде: “Ну, да, я, конечно же говорил, но я же не говорил этого всерьез, я это 
так, вообще сказал, может быть, в виде предположения”. Что стоит за этими 
словами? Отчетливый намек на то, что он находился в модальности творения и 
поэтому вообще никакой ответственности ни за свое поведение, ни за свои слова 
не несет, и вы могли бы и сами это понимать. Нет, не могли? Значит, вы его 
неправильно поняли. Вы были в фазе осуществления. 
В фазе осуществления действительность - действительна, ответственность - это 
нечто конкретное, узко понимаемое, ограниченное, но безусловное. Вот если я 
вчера обещал позвонить тебе сегодня, то я звоню тебе сегодня в назначенное 
время, а если я этого не сделал, то я перед тобой виноват и всерьез приму упрек,
 который ты мне предъявишь, и постараюсь искупить свою вину. Если на фазе 
творения ответственность вообще не предполагает никакого искупления в случае, 
когда она нарушается, то на фазе осуществления ответственность обычно 
предполагает совершенно определенное наказание за ее нарушение, как, например, 
это оговаривается в уголовном или административном кодексе. При этом если 
человека спросить: “Ну, вообще-то ты отвечаешь за то, что ты делаешь в целом", 
- он вас может просто не понять. Он отвечает за свои конкретные действия, его 
ответственность ограниченная и непреложная. Более широкой, размытой, 
абстрактной ответственности он просто не понимает, - зато она понимается и 
хорошо понимается на фазе растворения. 
На фазе растворения человек отвечает целиком и полностью и не только за то, что 
было вчера, но и за то, что было позавчера, и три дня назад, и в прошлом 
воплощении. Он расхлебывает длинную и трудную кашу, расхлебывает ее до конца, 
потом вытирает корочкой смирения остатки еды, даже пригоревшее дно кастрюли, и 
ест все это, может быть, страдая, но не ропща, а внутренне смиряясь со своей 
участью. С другой стороны, ответственность на фазе растворения не является 
расширением ответственности фазы осуществления. Это совершенно иной тип 
ответственности, когда человек не рассматривает никакие частные конкретные 
нарушения, и они тонут и становятся практически незаметными при глобальном 
рассмотрении объекта, всей его истории и тонкого внутреннего ее смысла, который,
 собственно, единственно и волнует человека и за который он отвечает. 
Ответственность, например, за адекватное взаимодействие объекта с миром на фазе 
растворения вообще не рассматривается. Конечно же, объект с миром неравновесны, 
важно, чтобы миссия объекта была выполнена в целом и в самом главном, в самом 
тонком своем значении и звучании - за это человек отвечает. Часто он отвечает 
за чужую вину, но, опять-таки, не так, как отвечал бы этот другой человек, 
который совершил ту или иную ошибку. Например, он может извиниться перед 
кредиторами умершего, принести им свои искренние сожаления, и те, понимая, что 
ничего лучшего они не получат, с благодарностью, хотя, может быть, и со скрытым 
неудовольством, выслушают его слова и поставят точку на длинной и неприятной 
для себя истории. Похожим образом президент страны может извиниться перед 
родственниками своих граждан, погибших в результате несчастного случая, 
например, падения самолета. Конечно, сам лично президент не виноват, что 
самолет упал, но он как бы в некотором символическом смысле берет на себя 
ответственность и извиняется перед родственниками погибших, выплачивает им 
денежное вознаграждение, назначает пенсию и т.п. Все это не компенсирует их 
утрату в жизненном понимании, но ставит точку в соответствующем сюжете.
Вопросы к читателю. Какого рода ответственность вы чаще всего ощущаете в себе и 
берете на себя - абстрактную, конкретную, глобальную? Часто ли вы берете на 
себя ответственность за действия других людей? Склонны ли вы брать на себя 
ответственность за дело, которое еще только начинается? Как вы относитесь к 
мелкой безответственности окружающих, когда они нарушают свои частные обещания 
и обязательства? Подумайте, есть ли разница между вашим социальным поведением в 
этих случаях и тем, что вы переживаете внутри себя? Считаете ли вы 
ответственность общего порядка пустословием, или она имеет для вас какой-то 
смысл?
Жизненные программы
Жизненные программы и сюжеты человека разворачиваются не только во времени. Они 
в каждый момент времени так или иначе представлены в его внутреннем мире, в его 
восприятии, и от модальности его восприятия существенно зависит то, как он 
видит эту программу, как он на нее реагирует, какие ресурсы при этом у него 
активизируются или, наоборот, пропадают. Не следует думать, что объективно 
существующее положение вещей однозначно определяет восприятие их человеком. В 
действительности, разные люди к одному и тому же повороту объективно 
существующего сюжета могут относиться и реагировать по-разному, и поэтому 
методы воздействия на одних людей, которые кажутся весьма эффективными, 
приводят к совершенно противоположным результатам, будучи применены к другим, и 
причина этого, в первую очередь, - разница в их отношениях к тому или другому 
частному архетипу в пределах универсального.
В рамках архетипа творения жизненная программа воспринимается как расширяющаяся,
 разворачивающаяся, создающаяся, открываются границы на вход, берутся 
длительные кредиты и долгосрочные обязательства с весьма смутными 
представлениями о том, как все это будет реализовываться. Человек испытывает 
определенный энтузиазм, отправляясь словно в дальнюю дорогу. Не следует думать, 
что эта фаза вызывает у всех людей однозначно положительное отношение. 
Во-первых, для многих людей фаза творения означает фазу, когда грядут 
неприятности, к которым никак не подготовишься, потому что они придут с самой 
неожиданной стороны. Во-вторых, энтузиазм, который сопровождает фазу творения, 
часто воспринимается как ложный, немотивированный, необоснованный, и к самой 
ситуации творения, создания новой жизненной программы люди, ведомые другими 
архетипами, относятся априорно негативно. Они считают, что сейчас ни о чем 
говорить, загадывать не следует, вот придет фаза осуществления или, еще лучше, 
фаза растворения, тогда мы посмотрим. Но тогда, строго говоря, смотреть уже 
поздно. “Цыплят по осени считают” - это безусловно, но насиживание яиц и жизнь 
только что родившихся птичек все-таки требует особого внимания и обладает 
особым обаянием, которое совершенно отсутствует по осени, сулящей, правда, 
обаяние куриного супа. Итак, изобилие, неограниченность ресурсов, свойственные 
фазе творения, одними людьми воспринимаются как вечно действующий фактор, 
который не изменится никогда, другими же - как изобилие неожиданных 
неприятностей, трудных поворотов судьбы и т.п. Мало кто относится к фазе 
творения нейтрально, подавляющее большинство людей имеют к ней или отчетливо 
положительное, или отчетливо отрицательное отношение.
Наоборот, фаза осуществления жизненных программ сама по себе вызывает более 
трезвую, более спокойную оценку: большинству людей совершенно ясно, что это 
совершенно необходимая часть жизни. Кому-то она кажется скучной, кому-то, 
наоборот, в ее спокойном течении, сбалансированности, справедливости и 
равновесии человека и его программы с окружающей средой видится истинный смысл 
существования. Здесь ресурсы ограничены, но имеются в достаточном количестве, 
если потребности человека и его программы разумны. Он стремится к тому, чтобы 
они были разумны, а если иногда он входит в долги, то старается со временем их 
возвращать. Здесь возникает если не статическое, то динамическое или 
циклическое равновесие с окружающей средой, которое, кажется, может 
поддерживаться неограниченно долго. Отношение человека к такого рода ситуациям 
может быть различно: кому-то они скучны - каждый день подметать один и тот же 
пол, вытирать носы одним и тем же детям, стелить и убирать одни и те же кровати,
 зная, что завтра повторится то же самое; готовить пищу, которая будет съедена, 
а посуда снова станет грязной. Однако восточная философия с чрезвычайным 
вниманием относится к такого рода циклическим обязанностям человека, почитая их 
высшими и ассоциирующимися с циклом рождения, осуществления и разрушения 
Вселенной. Важно понимать, что жизненные программы - это не только такие 
программы, которые ясны и очевидны с социальной точки зрения, например, 
обучение в учебном заведении, работа в определенной фирме и т.п. Есть и иные 
программы, которые подчиняются определенным законам, например, программа 
развития отношений с другим человеком, с партнером. Это может быть партнер на 
работе, или друг, или возлюбленный, или супруг, или ребенок - в любом случае в 
отношениях с партнером человек обязательно в какие-то моменты времени попадает 
в фазу творения, когда в отношениях появляются качественно новые черты и 
обстоятельства, фазу осуществления, когда отношения идут заведенным ранее 
способом и прорабатывается та или иная тема, и фазу разрушения, когда что-то из 
отношений уходит безвозвратно и навсегда или же они оканчиваются целиком. 
Эффекты, сопутствующие фазе творения в сюжете отношений, обычно весьма яркие. 
Некоторые привязываются к ним и ценят только их, забывая о том, что кажущиеся 
неисчерпаемыми ресурсы взаимного приятия, доброты, радости и любви в какой-то 
момент, когда фаза отношений переходит на осуществление, делаются ограниченными,
 и тогда выясняется, что у данной пары есть определенный сюжет внешней 
деятельности, к которой она может быть лучше или хуже приспособленной, и этот 
сюжет потребует определенного баланса с окружающей средой, то есть пара получит 
от окружающей среды любви не больше, чем она даст окружающему миру. Многие люди 
совершенно этого не понимают, а когда отношения переходят из фазы творения в 
фазу осуществления, воспринимают ее как свою крупную неудачу или несправедливый 
рок, по непонятной причине охлаждающий пылкие чувства между ними.
Аналогичный эффект наблюдается при переходе из фазы осуществления в фазу 
растворения, где взаимные ресурсы резко оскудевают, пара лишается необходимого, 
отношения напрягаются там, где они раньше текли спокойно и гладко, окружающая 
среда, кажется, вносит все новые и новые причины для разлада, и наступает время 
посмотреть друг на друга совершенно иными глазами, оценить проведенное вместе 
время, понять, чего не хватало в отношениях, сделать выводы и разойтись в 
стороны, иногда уступая свое место в жизни партнера кому-то еще. Одни люди 
делают это добровольно, мудро рассудив, что нехорошо занимать чужое место и 
такова судьба, другие отчаянно борются, разрушая остатки того доброго, что было 
создано на фазах творения и осуществления. Однако, в любом случае, понимание 
того, что психология человека и его партнера существенно меняются в зависимости 
от того, какая фаза времени в данный момент активна, помогает существенно лучше 
понять и себя, и партнера, и ситуацию, и адекватно сориентироваться в ней.
Вопросы к читателю. Какой момент встречи с друзьями вы любите больше всего: 
встречу, само общение или расставание? Какой из этих моментов вам кажется 
наименее приятным? Как обычно вы расстаетесь с людьми - оставляя возможность 
дальнейшего общения или ее отсекая? Прекращая любовные отношения с партнером, 
остаетесь ли вы с ним друзьями, отдаленными партнерами, лютыми врагами, просто 
никем? Знакомясь с новым человеком, стремитесь ли вы сразу определить, в какой 
роли будет он выступать в вашей жизни, как следует строить с ним отношения? О 
чем вы подумали, когда вам в первый раз в жизни объяснились в любви? Оцените 
модальность ваших мыслей с точки зрения диалектического архетипа.
Этика
Как и все прочее, этика человека существенно зависит от модальности архетипа, 
который его ведет в данный момент. При этом меняются не только общие основы 
этики, но и ее существо, ее содержание. Людей, у которых этика была бы чем-то 
единым, в действительности очень немного. Поэтому, продумывая вопрос о своей 
этической системе или этике другого человека, всегда следует задаваться таким 
вопросом: как модифицируется моя (чужая) этика при сильном включении того или 
иного частного архетипа в пределах универсального?
Этика фазы творения принципиально гедонистическая, или можно сказать, что ее 
нет вовсе. Она звучит так: “Хорошо то, что хорошо для меня, что радует меня в 
данный момент. То, что в следующий момент это будет что-то другое - не играет 
роли. Каждый может сам о себе позаботиться”. Такого рода этическая система, 
мягко говоря, не учитывает окружающий мир, но человек как бы и не ставит это 
своей целью. Он находится в центре этого мира.
Этика фазы осуществления звучит приблизительно так (общий ее принцип): “Живи и 
давай жить другим. Регулируй свои отношения с реальностью, чтобы это было 
взаимовыгодно и взаимоудобно”. Здесь этика существует, но она вторична по 
отношению к реальности. Она пытается нащупать основные законы существования 
мира и человека в нем и, сформулировав их, найти оптимальные правила поведения. 
Основной принцип, которым руководствуется при этом человек, заключается в том, 
что оптимальное для себя поведение является также оптимальным и для окружающей 
среды. Вообще, этот принцип, сомнительный и даже совершенно неверный в 
остальных временных фазах, является определенным приближением к истине фазы 
осуществления, если понимать его разумно. 
На фазе растворения этика радикально меняется. Ее основной принцип: “Хорошо то, 
что хорошо для мира. Если при этом я разрушаюсь, то я должен выбрать 
оптимальный способ этого разрушения, но ни в коем случае себя не сохранять. 
Хорошо самопожертвование, хороша жертва, хорошо процветание других и мудрость, 
заключающаяся в том, что все в мире преходяще и ни к чему нельзя привязываться, 
а менее всего - к своим собственным ценностям. Их следует жертвовать ради 
ценностей мира и Бога”. Мир при этом понимается, однако, целиком или, по 
крайней мере, достаточно абстрактно, а не так, как на фазе осуществления. Здесь 
у человека формируется совершенно иное отношение к этике. Если на фазе творения 
ее, можно считать, и вовсе не было, а на фазе осуществления она была 
существенна, но подчинена реальности (так иногда говорят о политике - 
“искусство достижения максимума в пределах возможного”), - то на фазе 
растворения этика выше реальности. Она формируется, она, в каком-то смысле, 
является результатом, наивысшим, наиболее ценным результатом, итогом развития 
жизни объекта, поэтому на фазе растворения человек зачастую весьма догматичен в 
тех случаях, когда этические выводы уже сделаны, и считает, что жизнь в целом 
должна быть подчинена этике, и этика есть наивысшее достижение жизни. 
Материальный уровень, который связан с непосредственным обменом с окружающим 
миром, в данном случае теряет свое значение, а на первый план выходит уровень 
идеальный, более тонкий, и этика - одна из наиболее ярких его манифестаций. 
Здесь добром считается не сохранение объекта и не выполнение им своих функций, 
а глубинное понимание им смысла своего существования.
Вопросы к читателю. Бывают ли в вашей жизни такие ситуации, когда вы откровенно 
потребляете те дары, которыми снабжает вас мир и нисколько себя за это не 
осуждаете? Считаете ли вы, что человек всегда кому-то должен и всегда должен 
ограничивать свое поведение? Считаете ли вы, что истинный смысл любого 
существования заключен в жертве, в бескорыстной самоотдаче? Как в вашу жизнь 
входят этические принципы - из детства, из взрослых наработок, из собственных 
размышлений об уже завершившихся жизненных сюжетах? Считаете ли вы, что чужому 
гневу следует противостоять или что он сам по себе остывает с течением времени? 
Что вы считаете фундаментальной ценностью жизни - радость, работу или 
сострадание, жертвование собой? Какая из этих трех ценностей наиболее 
представлена в вашей жизни?
Жизненные позиции
Автор не будет расписывать конкретные жизненные позиции по их модальностям. 
Вместо этого он предлагает читателю следующие полезные упражнения:
Продумайте свои основные позиции, касающиеся как мироустройства, так и 
принципов поведения, взаимоотношений с другими людьми, и определите, в какой 
модальности они находятся. Относятся ли они к фазе творения, осуществления или 
растворения? (Иногда это определить сложно, но чаще всего это удается сделать.) 
После этого подумайте, как будут выглядеть ваши жизненные позиции, если сменить 
модальность времени?
Как это сделать? Рассмотрим, например, позицию, выраженную русской пословицей 
“Береженого Бог бережет”. Она, очевидно, по основному своему смыслу относится к 
модальности осуществления, то есть характеризует жизнь человека как устойчивый 
процесс. В фазе творения она, вероятно, могла бы быть выражена таким образом: 
“Кто ловит карася, вытащит и сома”. В фазе растворения: “Кому Господь попускает,
 тот вовремя умирает”.
Подумайте, устраивают ли вас переводы ваших жизненных позиций в другие 
модальности, а если нет, то почему? И как следовало бы сформулировать вашу 
жизненную позицию в другой модальности?
Однако не все жизненные позиции человеком осознаются и могут быть 
сформулированы в словах. Как же проникнуть в подсознание? Один из возможных 
путей - это просто изучение своей речи и своего отношения к тем или иным 
мудростям или просто суждениям, претендующим на характер жизненных позиций или 
являющимся выражением чьих-то жизненных позиций, выраженных в разных 
модальностях. Если суждение вас устраивает, значит ваша позиция приблизительно 
соответствует ему, если не устраивает, попробуйте выразить его в другой 
модальности.
В качестве упражнения автор предлагает читателю несколько русских народных 
пословиц и предлагает определить модальность, в которой написана каждая 
пословица (чаще всего ее определить не сложно, а в редких случаях в пословице 
фигурируют две модальности, и тогда читателю предлагается определить их обе), и 
после этого попытаться сформулировать ее в виде другой пословицы (или своими 
словами) в остальных двух модальностях. 
Аркан - не таракан, зубов нет, а шею ест.
Бежал от волка, а попал на медведя.
Без одежды - не без надежды.
Битому коту лишь лозу кажи.
Был - не был, жил - не жил, знать что пропал.
В гроб смотрит, а деньги копит.
Всякая сорока от своего языка гибнет.
Голеньким - ох, а за голеньким – Бог.
Грех - не смех, когда придет смерть.
Дары и мудрых ослепляют.
Для того свинья иным голосом запела, что чужого хлеба поела.
Догадка лучше разума.
Ехал прямо, да попал в яму.
Противоположности
На фазе творения противоположности манифестируют себя. Здесь они еще не 
вступают в какие-либо отношения - антагонистические или какие-либо иные, и как 
бы не противоречат друг другу. Они лишь заявляют себя, и сюжет их дальнейшего 
взаимодействия, их противостояния появляется пока еще лишь условно, во многом, 
игровым образом. При этом само по себе явление каждой из противоположностей 
может быть чрезвычайно ярким и для человека во многом неожиданным. Так 
начинаются многие сказки - неожиданно появляется зло, появляется откуда ни 
возьмись Змей-горыныч, который требует себе дань в виде дочки царя. Точно так 
же, откуда ни возьмись, появляется и добро, герой Иван-царевич, которого судьба 
вынуждает бросить вызов чудовищу. Эта фаза, как правило, яркая, но как дело 
пойдет и чем оно кончится, совершенно непонятно, и основной интерес у читателя 
или у человека, который сам попадает в этот сюжет, весьма велик. Здесь сильна 
поляризация, острота оценок, все видится в черно-белом цвете. Между добром и 
злом, как между иными парами противоположностей, нет ничего общего, они 
абсолютно противоположны.
На фазе осуществления происходит как бы перетягивание каната. Противоположности 
вступают в отношение борьбы, они уже не столь антагонистичны, между ними 
выявляются некоторые общие черты, выясняется, что противоположность это есть 
диалектическое отношение, то есть существует некоторая общая ситуация, которая 
порождает и ту, и другую противоположность, и они, что называется, выясняют 
друг с другом отношения в определенных установленных судьбой рамках. Однако 
борьба между ними достаточно определенна, всегда понятно, кто на одной стороне, 
кто на другой, и напряжение весьма велико, хотя здесь ситуация меняется 
качественно - если на фазе творения противоположности разделены непроницаемой 
стеной или еще дальше друг от друга, то есть находятся каждая в своем мире, 
например, добро - в мире ангелов, а зло - в преисподней, то на фазе 
осуществления появляется уже промежуточный агент, к которому обе 
противоположности имеют прямое отношение, и они как бы тянут его в разные 
стороны, то есть они оказываются связаны напрямую. Так человек становится 
ареной борьбы добра и зла, так ученик появляется на стыке между знанием и 
невежеством, которые тянут его в разные стороны.
На фазе растворения противоречия между противоположностями, так или иначе, 
снимаются. Они воспринимаются уже как две части единого процесса и 
обнаруживается их синтез, или ситуация в целом поворачивается таким образом, 
что от исходного противостояния не остается почти что и следа. Оказывается, что 
зло косвенным образом приносит добро, что добро само по себе не может 
существовать и эволюционировать без зла, что это два взгляда на единый 
эволюционный процесс, точно так же, как невежество оказывается низшей ступенью 
знания и знанием по отношению к еще большему уровню незнания. Мясоед 
оказывается высшей ступенью по отношению к людоеду, а вегетарианец - высшей 
ступенью по отношению к мясоеду, а еще выше стоит человек, который вообще 
ничего не ест.
Вопросы к читателю. Какой взгляд из трех, описанных выше, ближе для вас в 
рассмотрении таких противоположностей как тяжелая жизнь - легкая жизнь, похвала 
- критика, серьезность - ироничность (или легкомыслие), Бог - дьявол, свет - 
тьма. Какая из трех модальностей рассмотрения этих противоположностей для вас 
совершенно неприемлема? Какая кажется вам правильной? Какую вы допускаете для 
себя в тайне от других?
Свобода и необходимость
Для каждой из временных фаз характерны своя свобода и своя необходимость, 
причем они сильно отличаются друг от друга. Если вы хотите понять другого 
человека, который рассуждает об ограничениях своей свободы, то обратите 
внимание на то, какой архетип является для него ведущим.
С поверхностной точки зрения, на фазе творения человек ощущает максимальную 
свободу. В действительности он не ощущает ограничений и никак не управляет 
течением событий: на него как с неба сваливаются те или иные дары, как из рога 
изобилия сыплются подарки и, возможно, неприятности, которые он никак не может 
предсказать, у него нет никаких особых обязанностей по отношению к тому, что 
происходит, и в этом отношении он свободен. Однако у него нет возможности 
управлять происходящим, отфильтровывать событийный поток и в этом его 
необходимость. Его свобода заключается в том, что он может по своему желанию 
направить свое внимание, но не оградить себя от потока впечатлений, которые 
идут на него со всех сторон. Ребенок может бегать по всем комнатам, кричать, 
мешать взрослым, но если он кому-то надоест, его могут и обругать, и шлепнуть, 
и вытолкать при случае из комнаты, и он вынужден в равной мере принимать и 
такого рода малоприятное воздействие среды. Если говорить о творческом уровне, 
то на фазе творения к творцу приходят кардинальные, принципиально новые идеи, 
откровения, решения и он не может регулировать этот поток и предсказывать его. 
Он свободен выбирать между теми идеями, которые появляются в его голове, но 
очень в малой степени может регулировать их поступление. Придет нужная мысль 
или сюжет в голову, - хорошо, он радуется, не придет - приходится терпеливо 
ждать, пока это не случится, или довольствоваться тем, что есть.
На фазе осуществления человек, глядя внешними глазами, гораздо менее свободен, 
он находится в определенной ситуации отношений с миром, подчинен некоторому 
ритуалу, определенным правилам своего поведения и обмену энергией и информацией,
 товарами и услугами с внешним миром, и должен находиться в рамках действующих 
договоров - платить по счетам и так далее. Его свобода действует в пределах 
этих рамок, этих договоров, и для многих людей именно такая свобода и 
предпочтительнее. Во всяком случае, у него есть определенная цель, которой он 
может подчинить свою жизнь и деятельность, и его свобода заключается в том, 
чтобы выполнить свои задачи лучше, эффективнее, может быть, быстрее, но 
обязательно соблюдая те ограничения, которые накладывают на него внешний мир и 
его собственная внутренняя ситуация. Здесь качество свободы заключается в том, 
что человек в большой мере управляет своей ситуацией, он владеет инструментами, 
которые его, с одной стороны, конечно, ограничивают, но, с другой стороны, и 
раскрепощают, и именно вот это второе качество кажется ему чрезвычайно важным и 
привлекательным, и часто он предпочитает его свободе принимать дары, сыплющиеся 
на него, как яблоки с дерева, но при полном отсутствии регулирования их 
поступления. Можно сказать, что если на фазе творения человек сидит под деревом 
и ждет, что на него что-то упадет, причем какой именно фрукт, он заранее 
сказать не может, то на фазе осуществления человек в пределах имеющегося у него 
дохода делает заказ, и ему приносят то, что он заказал. Другими словами, он 
имеет определенную свободу в реализации его воли до тех пор, пока эта воля не 
противоречит основному его сюжету.
В фазе растворения управляемость объекта еще значительно выше, он еще более 
ритуализован и формализован. Довольно частый сюжет фазы растворения - это 
ритуал, который когда-то имел смысл работы и предполагал определенную свободу 
человека внутри него, а сейчас эта свобода ушла, осталась лишь мертвая догма, 
за которой можно лишь угадывать тот смысл, который был ранее, а сейчас он 
практически потерян. На этой фазе законы происходящего видны очень ясно, 
человек им полностью подчинен и ничего не может им противопоставить, он 
несвободен в максимальной степени, если смотреть внешними глазами. С другой 
стороны, на некотором более тонком уровне он максимально свободен, он выходит 
за рамки сюжета в том его понимании, который был на фазе осуществления, то есть 
из сюжета взаимоотношения объекта с миром, себя с миром, и имеет свободу его 
осмысления и понимания на более тонком уровне, так сказать, на метауровне, на 
уровне более высокой абстракции, чем сами происходящие явления, и именно на 
этом уровне у него появляется и понимание, и возможность творчества, в 
частности, выбора пути жертвы, способа жертвоприношения данного объекта. Это 
свобода биографа, который пишет историю жизни умершей знаменитости, или автора 
некролога, который подводит итоги жизни только что умершего человека.
Вопросы к читателю. Какой из трех видов свободы для вас наиболее привлекателен 
- свобода ребенка, играющего на детской площадке, свобода взрослого, 
реализующего свой проект в сложных внешних условиях, или свобода старика, 
осознающего и осмысливающего свою жизнь? Ситуации какого уровня предсказуемости 
вы предпочитаете: абсолютно непредсказуемые, предсказуемые в основном, 
полностью предсказуемые, предсказуемые в главных чертах? Какой вид ситуации для 
вас предпочтителен: а) полная неопределенность и свобода действий, б) ситуация, 
очерченная в основном и регулирующая основное содержание и формы вашей 
деятельности, или в) четко очерченные ритуалы, в которых предусмотрена каждая 
деталь?
Самоутверждение и самореализация
Для каждого человека есть вполне определенные модальности, в которых у него 
происходят самоутверждение и самореализация. Если вы хотите поднять его 
самооценку, вы должны высказаться в адекватной для него модальности, а иначе 
эффект может оказаться противоположным. То же относится к его мнению о себе. В 
одних ситуациях для него чрезвычайно важна похвала, в других, наоборот, он 
ожидает критики, и это часто определяется именно модальностью ситуации, в 
которой он находится.
Самоутверждение в фазе творения сродни самоутверждению ребенка - он 
утверждается каждым очередным подарком, полученным от судьбы, и через минуту 
его самоутверждение на этом заканчивается, и он страдает и переживает, пока не 
получит следующего. Аналогично, самоутверждение творческого человека, который 
понимает творчество как производство принципиально новых идей или открытие 
кардинально новых сюжетов, по крайней мере, новых для себя, как путешествие по 
краям, где он никогда еще не был, - для этого человека самоутверждение связано 
с постоянным открытием новых и новых перспектив, новых идей, получения новых 
переживаний, и как только этот поток иссякает или становится чуть однообразней, 
самоутверждение заканчивается, и человек ставит себе низшую отметку: 
воспоминаниями он сыт не будет. Его самореализация достаточно противоречива, 
потому что его самость, то, что он понимает под словом “я”, постоянно меняется, 
и воспоминание о том, как он был хорошо реализован полгода назад, его абсолютно 
не устроит. Сейчас он уже другой, и ему для самореализации нужны новые 
впечатления, новые идеи и действия, которые проявляли бы его актуальное “я”, то 
есть то, какой он есть в настоящую минуту. Такому человеку жизненно необходимо 
постоянно учиться, изучать и осваивать что-то новое и являть его для мира из 
самого себя.
Самоутверждение человека в модальности осуществления чаще всего заключается в 
его отождествлении с тем или иным функционирующим объектом или процессом 
реального мира, за который человек берет ответственность. Он ставит себе 
определенные цели и осуществляет их и в результате оказывается в устойчивом 
сюжете отношений с внешним миром, вносит порядок в мир и получает относительно 
стабильное место в нем, - и тогда у него возникает ощущение самоутверждения. 
Здесь, для фазы осуществления, характерно самоутверждение в деятельности, 
причем в деятельности, приносящей результаты и ставящей человека в равновесие с 
окружающим миром: что-то он от мира берет, что-то дает. При этом 
самоутверждение связано не столько с интенсивностью процессов обмена и 
конструктивной работы, сколько с ее соответствием качествам самого человека, 
его природным талантам и склонностям. Человек ощущает в себе эти склонности и 
считает, что их реализация и есть работа в мире. Таким образом, если 
самореализация в фазе творения - это самореализация в виде счастливчика, 
баловня судьбы, и выражается она в том, что человек считает, сколько даров 
упало на него в течение сегодняшнего дня (на более высоком уровне это творец, 
который считает, сколько удачных идей пришло ему в голову в течение 
сегодняшнего дня), то на фазе осуществления самореализация идет в виде работы, 
человек не рассчитывает на особую удачу и везение, а старается выстроить сюжет 
своих отношений с миром, и его самореализация заключается в эффективности этого 
сюжета и его соответствии склонностям и талантам человека.
Самоутверждение человека на фазе растворения носит совершенно иной характер. 
Здесь оно идет через жертвенность: или человек служит идее разрушения, принимая 
участие в разрушении тех или иных объектов реальности, или, при более полном 
включении фазы растворения, он разрушается сам. Он жертвует тем, что у него 
есть, стараясь принести миру как можно больше пользы и понять некоторый высший 
смысл, тонкости своего и чужого бытия, которые не видны на фазе осуществления, 
а становятся видны именно здесь, когда сюжет существования подходит к концу. 
Один из видов самореализации в фазе растворения - это учительство, когда 
человек раздает ученикам свои знания и умения, теряя при этом что-то лично свое,
 свой потенциал, свой энтузиазм, свою любовь к предмету. Любой преподаватель 
знает, что прочитать два-три раза в точности один и тот же курс значит 
уничтожить его внутри себя. После этого надо или переходить к иной теме 
преподавания, или менять этот курс кардинально. Однако, сам процесс уничтожения 
предмета преподавания внутри преподавателя и передача знаний к студентам, 
ученикам, может вполне соответствовать темпераменту самовыражения, и тогда 
можно сказать, что оно идет под архетипом растворения. Под архетипом 
растворения находится благотворительность, работа с людьми без надежды улучшить 
их состояние, например, работа в домах престарелых, хосписах, просто больницах 
с тяжело больными и умирающими людьми. Сюда же относится сочинение фарсов, 
пародий и в широком смысле любая деятельность, связанная с искусством, то есть 
символическим отражением процессов, идущих в действительности. Когда процесс 
отражается в искусстве, то он переходит из фазы осуществления в фазу 
растворения, и художник, таким образом, являясь творцом реальности 
художественной, одновременно выступает в роли могильщика реальности в том виде, 
как ее непосредственно переживают люди. Окончательная смерть эпохи выступает в 
мемуарах людей, ее переживших.
Вопросы к читателю. Близка ли вам мысль Оскара Уайльда, что лучше всего, если 
произведением искусства является сама жизнь человека? Что вы предпочтете - 
самим пройти по улице вместе с демонстрацией или посмотреть ее по телевидению? 
Выразительны ли вы в болезни? Ответьте на этот вопрос и спросите мнение ваших 
близких на эту тему. Что приносит вам большее удовлетворение - когда 
неожиданные идеи приходят к вам в голову или когда вы их успешно реализуете? 
Мешает ли серьезное настроение вашему самовыражению? Мешает ли несерьезное, 
веселое, игровое настроение вашему самовыражению?
	
Слабые места и страхи
Для того, чтобы понять страх человека, нужно обязательно исследовать 
модальность времени, которой он соответствует; изменив эту модальность, вы 
можете незаметно для самого человека или сделать этот страх управляемым, или, 
иногда, вовсе его убрать.
Типичный страх, связанный с фазой творения, - это страх перед будущим. “Я не 
знаю, что мне предстоит, я этого боюсь. Я не уверен в себе, я не знаю, как я 
отреагирую в качественно новой ситуации. Я не знаю, смогу ли придумать то, что 
мне будет нужно, поскольку я не уверен в своем творческом начале. Старое зло 
всегда лучше нового, потому что оно хотя бы известно”. Таковы обычные сомнения 
и страхи фазы творения. Здесь нужно верить, когда оснований для веры нет и 
нельзя полагаться на опыт, и нужно уметь верить в себя, не имея на это особых 
оснований, попадая в новые ситуации, ожидая неожиданностей.
Обычный страх на фазе осуществления связан с опасением не удержать ситуацию, 
вылететь за рамки, предписанные обязательствами: это боязнь, что внешний мир 
изменит свое отношение к человеку и его делу, перестанет вовремя снабжать его 
ресурсами, перестанет нуждаться в той продукции, которую человек предлагает 
миру. Кроме того, всегда возможна нестабильность самого процесса или ритуала, в 
котором человек находится, он может начать качаться или даже разрушаться, могут 
возникнуть обстоятельства, которые не дадут человеку возможности реализовать 
сформированный план действий. В отличие от фазы творения, где страхи, как 
правило, иррациональны, на фазе осуществления человек знает, чего он боится, у 
него нередко есть конкретный враг, с которым он сражается, и эти сражения также 
входят в распорядок его жизни, частично ритуализируются, к ним ведется 
длительная методичная подготовка. Когда же эти сражения происходят, человек 
терпит убытки, его враг тоже терпит убытки, оба делают выводы из сражения и 
продолжают готовиться к следующему. Причем человек приблизительно представляет 
себе своего врага, у него есть информация о нем, его планах, разведка доносит о 
новых видах оружия, которые тот собирается использовать, а слабые места, 
которые есть у человека, не являются совсем уж неприкрытыми, он их видит и 
старается каким-то образом их либо компенсировать, либо прикрыть заплатками. 
(Для фазы творения, наоборот, характерно совершенно неожиданное нападение 
неизвестного врага и обнаружение неизвестных дыр в обороне, о которых человек 
не имел ни малейшего представления.)
Чего боится человек на фазе растворения? Ну, во всяком случае, не разрушения 
как такового. Оно происходит на этой фазе совершенно естественным образом, 
человек к нему адаптирован и его принимает. Однако, это разрушение может идти 
слишком дисгармонично, может быть связано с плохим пониманием тонкости 
происходящего, глубинного смысла, и невозможностью направить этот процесс так, 
чтобы от него была польза, а не вред окружающему миру, то есть так, чтобы он 
был достаточно экологичным. Так, в старости человеку важно, чтобы у него была 
возможность помогать своим детям и внукам не столько физически и экономически, 
сколько мудрым советом, и если такой возможности нет, например, дети его не 
слушают или старику нечего им сказать, или его воспоминания о прошлом времени 
некому выслушать и сделать из них важные для себя выводы, то именно это служит 
для стареющего человека источником страданий. 
Болезни, свойственные старости, по-видимому, не являются ее неизбежным 
атрибутом. Они, по мнению автора, как раз свидетельствуют о дефектах 
прохождения человеком и его физическим телом фазы растворения. В идеале 
утончение вибраций идет без видимого вреда для тех функций тела, которые оно 
должно выполнять, пока еще является вместилищем души, то есть способностей 
переваривать пищу, переноситься из одного места пространства в другое, дышать и 
т.д. Вероятно, к старости у человека должны открываться мистические способности,
 улучшаться видение тонкого мира и в какой-то мере уменьшаться интенсивность 
восприятия социальной реальности и деталей мирской жизни, но, конечно, не до 
уровня склероза, слепоты, глухоты и т.д.
Страхи и слабые места фазы растворения во многих случаях связаны со страхом за 
тот ритуал, за те жесткие представления, которые часто сопутствуют этой фазе и 
которые являются не более чем куклой из папье-маше, которая когда-то была живой,
 а теперь от нее осталась одна только мертвая форма. Эта форма уже не может 
выполнять те задачи, которые она выполняла раньше, на фазе осуществления, и 
теперь должна распасться. Когда, находясь в фазе растворения, человек не 
чувствует этого, и ему кажется, что эта форма еще живая, он страдает из-за нее, 
или страдает сам, так как не способен расстаться с омертвевшим уже ритуалом и 
принять участие в его разрушении или самопроизвольном распаде. Когда этот 
распад начинается, но человек его не принимает, у него возникает характерный 
страх тотального и неподготовленного разрушения, к которому он ни 
психологически, ни фактически совершенно не готов. Этот страх нередко 
распространяется на всю его жизнь, на жизнь его семьи, порой приводя к истинно 
апокалиптическим фобиям.
Вопросы к читателю. Вспомните свои детские страхи: к какой модальности они 
относились? Есть ли в вашей текущей жизни страхи той же модальности? Подумайте, 
какой ваш самый актуальный страх, к какой модальности он относится, и 
переформулируйте его в остальных двух модальностях времени.
Как это сделать? Например, представим страх воды. Человек боится утонуть. Как 
конкретно он боится утонуть? Он боится, что когда он будет плыть, случится 
что-то непредвиденное, например, у него кончится дыхание, или его ноги сведет 
судорога, или из глубины воды всплывет чудище и утащит его вниз. Это описание 
по своему духу относится к фазе творения, поскольку в причине страха явно имеет 
место неопределенный фактор, который может проявиться любым возможным и 
невозможным способом. Как этот страх можно переформулировать в модальности 
осуществления? Очевидно, здесь должен быть определенный сюжет, в котором 
причина страха, возможность утонуть, была бы совершенно определенной. Например, 
человек каждый день, отправляясь на работу, на лодке пересекает озеро. Погода 
неустойчивая, время от времени начинает дуть сильный ветер, и если человек не 
успевает приплыть к месту назначения до того, как разыграется буря, его может 
захлестнуть водой и он утонет. Такова интерпретация этого страха в модальности 
осуществления. В модальности растворения он мог бы выглядеть таким образом. 
Бабушка чувствует, что дни ее сочтены, и готовится написать завещание. В это 
время разыгрывается буря. Она живет на острове, садится на паром и, продолжая 
писать свое завещание, плывет на берег, чтобы завизировать его у нотариуса. 
Буря становится все сильнее. Чувствуя, что дело не кончится добром, бабушка 
запечатывает свое завещание в бутылку и бросает ее за борт. После этого буря 
переворачивает паром, бабушка тонет, и теперь весь вопрос заключается в том, 
найдут ли бутылку с завещанием и достигнет ли она своего адресата, то есть 
нотариуса.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь